Авангард как вторая кожа

О перформансе Федора Возианова в рамках форума “Новая генерация: художник и его поколение” в М17

С 21 по 24 февраля в новом, реконструированном помещении М17 прошел четырехдневный форум-интенсив к 140-летию Казимира Малевича. Цель его, на которую работали ежедневные лекции от украинских экспертов (например, Дмитрий Горбачев) и зарубежных гостей (Жан-Клод Маркаде, Шенг Шейен), — осмыслить Киев, да и в целом Украину, как один из перевалочных пунктов авангарда. Казимир Малевич — фигура, чье имя — синоним «конца живописи». Он родился и долгое время прожил в Киеве, хотя вошел в историю как российский художник. Как впечатались киевские пейзажи, виды, изгибы холмов и рек в остроту его фигур и композиций? Зашит ли Киев внутри Малевича, влиял ли он на то «авангардное», что мы видим в итоге, вычленяем ли он из его ДНК? Вот, пожалуй, центральный вопрос, или задача, отведенная для форума. Ответ, или мысли на эту тему, мероприятие транслировало с помощью разных форматов.

фото: vladtime.ru

“Новая генерация” — это не только “изба-говорильня”, с ее бесконечными лекциями, презентациями, дискуссиями. Здесь предусмотрена и “зрелищная” часть программы: прежде всего это показ фильма о Малевиче (FRESH production) и перформанс Федора Возианова.

Фигура последнего тут — жест особенно эмблематичный. Возианов — дизайнер-исследователь, по-своему уникальный для Украины деятель, балансирующий между производством одежды и превращением этой одежды в инсталляцию. Многолетний участник Ukrainian Fashion Week, отец одноименного бренда и страстный любитель авангарда, он создает «одежду-дом», «одежду-скульптуру» или, если хотите, скульптуру, которую можно надеть на себя. Его модели — лаконичные платья с причудливым, угловатым или ассиметричным силуэтом, топы и юбки — шьются так, чтобы и в разложенном виде, вне человеческой кожи, они представляли из себя законченный образ-объект. Перформансы (или скорее презентации коллекции), похожие на тот, который мы увидели в рамках форума, Возианов делал неоднократно. Обычно это выглядит как серия полотен разной формы и величины, в которые модели “входят”: снимают полотно со стены, с рамки, и оно вдруг превращается в платье или в любой другой предмет гардероба, в котором можно продефилировать. Например, одно из самых интересных событий такого рода дизайнер провел в 2018 году в Париже — и это тоже было нанизано на тематику супрематизма Малевича.

фото: style.nv.ua

Перформанс “Total look” в рамках форума, созданный вместе с танцовщицей из балета Артема Гордеева — это сценка, во время которой фигура балерины в белом трико, выполняя ряд пластических элементов под медитативные смычковые, помогает преобразиться, обнаружить свой утилитарный потенциал, 11-ти картинам. Под показ отведена, должно быть, 1/6 часть зала — длинное и узкое место у стены. Яркие полотна-квадраты (салатовый, оранжевый, фиолетовый) с загадочным орнаментом, геометрическими символами а-ля айдентика неизвестного племени, расположены здесь от самого маленького к самому большому, публика толпится за черной чертой, наклеенной на полу и ведущей к черному турнику-проему. Во время этого всего сам Возианов сидит и молча смотрит на танцовщицу, “раздевающую” не по порядку картины в подвижном луче света. Полотно размером примерно с А4 становится шапкой, А1 или около того — топом, самое большое, почти с человека — светло-бирюзовым пальто с острыми, как будто их обкорнали, плечами. К финалу этого 15-ти минутного действа зрители уже полностью втянуты в интригу: ну в какой же предмет гардероба превратятся самые маленькие квадраты? Что-то становится накладным воротником, а что-то — наклейкой на пальто или напульсником.

фото: М17

Заканчивается эта примерка тем, что девушка предстает перед нами в наконец собранном образе. То есть вначале это такая белая балерина, как будто вынутая из сказочной шкатулки, легкая, невесомая, дышащая, в конце — фэшиониста, с сумкой-шопером на одной руке, со “сложным” лицом, облокотившаяся на одно бедро, в солнцезащитных очках и с массой аксессуаров. С гордым видом она проходит сквозь турник-черную арку и перформанс заканчивается.

фото: М17

фото: М17

Трактовать это, конечно, можно по-разному: такой могла бы быть просто игровая презентация коллекции, дань визуальной стилистике, которую породил проект авангарда и т.п. Но лично я никак не могла отделаться от мысли: вот, таким становится художник, когда он вместо стихии творчества начинает любить идею о творчестве. Когда он проходит сквозь вшитую в воздух, не особо заметную арку инициации — оказывается принят институциями, группировками, коммерческой частью искусства-как-бизнеса. И тогда он уже спокойно рассаживается, гордо глядя на публику в этой мягкой зоне легитима, создавая проекты, которые точно будут приняты существующими группами, зная, для кого и для чего, не нарушая и не разрывая существующий контекст.

Автор: Лена Мигашко