Журнал Антиквар

Малые фарфоровые производства дореволюцонной Украины

Украинские традиции изготовления фарфора зародились на Волыни в конце XVIII в. К середине следующего столетия, наряду с крупными предприятиями в Корце, Барановке и Городнице, здесь появились малые фарфоровые производства, сведения о которых, как правило, крайне скудны. На рубеже XIX–ХХ вв. о таких заводах упоминалось лишь в историко-краеведческих, географических и статистико-экономических изданиях.

Впервые в поле зрения исследователя малые предприятия Волыни попали при составлении А. В. Селивановым справочника «Фарфор и фаянс Российской империи. Описание фабрик, заводов с изображениями фабричных клейм»1. Впоследствии интерес к ним возобновился в середине ХХ ст. после выхода монографии Л. В. Долинского 2, до сих во многом сохраняющей свою актуальность. Однако развёрнутые сообщения мы находим в ней только по четырём малым заводам: в Емильчине, Барашах, Довбыше, Романове. В своей работе исследователь опирался на небольшой по объёму архивный и иллюстративный материал, свидетельства и воспоминания старожилов 3. Лишь спустя 22 года тема малых производств вновь была поднята Ф. С. Петряковой 4, чья монография по сей день лидирует по количеству приведённых архивных данных. Петрякова не только расширила круг малоизвестных производств, но впервые в отечественном искусствознании проанализировала польские музейные коллекции, хотя по определённым причинам обошла тот факт, что основателями ряда мануфактур были выходцы из Польши.

В XVIII в. многие польские магнаты имели владения на волынской земле, входившей тогда в состав Речи Посполитой и лишь по разделу 1793 г. перешедшей в административное подчинение российской короны. Впрочем, и в XIX в. поляки оставались основными заказчиками местных фарфоровых и фаянсовых заводов, продукция которых хранилась на складах в Варшаве и других городах и продавались там в магазинах. Этим объясняется наличие большого количества изделий волынских предприятий в польских музейных и частных собраниях, появление подобных предметов на аукционах, а также включение сведений о некоторых производствах (Бараши, Белотин, Городница, Каменный Брод) в исследования, посвящённые польскому фарфору.

Маслёнка. Олевск, 1910-12 гг. Частная коллекция, Польша

Маслёнка. Олевск, 1910-12 гг. Частная коллекция, Польша

Несмотря на то, что в книге Петряковой фигурируют заводы, изделия которых оставались тогда неизвестными, нельзя не отметить, что по сравнению с трудом Долинского её монография стала шагом вперёд в изучении истории малых фарфоро-фаянсовых производств.

В данной статье мы опишем изделия и марки тех предприятий, чья продукция редко встречается в музейных и частных коллекциях, а потому практически не исследована. Публикация введёт эти предметы в научный обиход, расширит наши представления об ассортименте и техническом уровне заводов, восполнит пробелы в их истории. Во многом это стало возможным благодаря развитию отечественного антикварного рынка, всплеску интереса к истории и культуре Украины и, конечно, усилиям коллекционеров, которым принадлежит ведущая роль в поиске и приобретении редких предметов, в частности соотносимых с деятельностью тех или иных малых предприятий. Сравнение вновь обретённых произведений с уже известными, а также сопоставление некоторых фактов позволяет сделать выводы, корректирующие бытовавшее в искусствоведении мнение о том, что небольшие заводы, существовавшие в рамках магнатских имений, отставали в техническом и художественном отношениях от крупных производств и действовали, главным образом, для удовлетворения потребностей местного населения. Между тем, владельцами этих весьма успешных предприятий были люди, знающие толк не только в коммерции, но и в секретах технологий масс, красок, обжига. Такие предприниматели, как Зуссманы, М. Шапиро, У. Сигал, привлекали к работе на своих заводах опытных технологов, модельщиков, живописцев, которые, наряду с приглашёнными с лучших европейских мануфактур мастерами, обучали местный персонал. На малых предприятиях активно перенимался зарубежный опыт как в эстетическом, так и в технологическом плане.

Чашка с портретом девочки. Олевск, 1910-12 гг. Коллекция Г. Браиловского

Чашка с портретом девочки. Олевск, 1910-12 гг. Коллекция Г. Браиловского

Обнаруженные коллекционерами образцы изделий заставляют признать, что малые заводы Украины второй половины XIX в. производили не только дешёвую и, по мнению некоторых авторов, малохудожественную посуду. Наоборот, они демонстрируют овладение передовыми технологиями, нередко ориентацию на вкусы образованной публики. Стремясь выпускать ходовой и качественный товар, владельцы заводов изучали ассортимент ближайших соседей (Городницы, Барановки) и конкурентов (заводов Кузнецовых), чем объясняется сходство многих моделей. Становится очевидным, что малые производства функционировали на высоком для своих скромных возможностей уровне, а их деятельность органически вписывается в общую картину развития фарфоро-фаянсовой отрасли как Волынской губернии, так и Российской империи в целом.

Больше всего информации имеется об одном из старейших малых предприятий — заводе в Белотине (теперь в Хмельницкой обл.). Началом его деятельности принято считать 1850 г., когда по проекту инженера Леве в имении помещицы Людгарды Яблоновской из рода Тышкевичей был основан фаянсовый завод. Начинавший с печного кафеля, уже в 1860 г. он перешёл на выпуск фарфора, для производства которого пригласили немецких и чешских специалистов. Тогда же завод продали австрийскому предпринимателю Фишелю Зуссману (владел им до 1874 г., затем перенёс производство в Каменный Брод); руководителем предприятия был назначен Саул Литинский. С 1876 г. завод взял в аренду, а в 1880 г. выкупил Моисей Шапиро. Через семь лет он перевёз оборудование в Полонное. В 1887 (по другим данным, 1889) г. предприятие было уничтожено пожаром. С этого момента сведения о нём противоречивы. Согласно некоторым источникам, выпуск продукции был прекращён в 1889 г. 5 Приведённые О. В. Школьной данные свидетельствуют, что в 1887–1892 гг. завод вновь переходит в собственность Феликса Зуссмана (на этот раз сына), а с 1913 г. его владельцем становится волынское отделение Сельского поземельного банка 6. На 1860-е гг. приходится расцвет производства. Предприятие, на котором трудилось несколько десятков рабочих, выпускало столовые, чайные и кофейные сервизы и малую пластику; годовой оборот составлял 325 000 руб. К 1880-м гг. оборот сократился до 70 000 руб., а число рабочих до 15.

Тарелка десертная. Белотин. 1870–1880-е гг. Коллекция Г. Браиловского

Тарелка десертная. Белотин. 1870–1880-е гг. Коллекция Г. Браиловского

Белотинских предметов сохранилось очень мало: Петрякова сообщает о 30, среди которых преобладают тарелки 7. Фарфоровая масса в Белотине была хорошего качества, живописный декор перекликался с художественным оформлением изделий других волынских заводов. Два предмета из частного собрания позволяют говорить о достаточно серьёзных технических возможностях этого предприятия. Один из них — десертная фарфоровая тарелка с рельефом в виде уложенных друг на друга виноградных листьев. Аналогичное композиционное решение использовалось многими фабриками — например, Киево-Межигорской мануфактурой. Идентичную модель выпускали и под турецкой маркой «Iser-I Istanbul» (1845–1875) 8. Такая же тарелка имеется в Киевском национальном музее русского искусства и воспроизведена (в чёрно-белом варианте) в монографии Петряковой 9. Декорирована тарелка пурпурным крытьём и люстром, считавшимся одной из самых дорогих по тем временам техник. Переливчатое глянцевое покрытие достигалось путём органического соединения металлов, которые в процессе обжига сгорали, оставляя на поверхности глазури тончайшую (в несколько микрон) металлическую или металло-оксидную плёнку, обладающую необычным золотистым или перламутрово-сиреневым цветом. Марка «Бѣлот», нанесённая поверх глазури от руки красной охрой, позволяет датировать тарелку 1870–1880 гг.

Второй предмет — тарелка в ориентальном стиле с натюрмортом на фоне пейзажа. Способ нанесения рисунка — подглазурная одноцветная печать — излюбленный вид украшения английской посуды конца XVIII — первой половины XIX в., которая после введения в 1857 г. нового таможенного тарифа появилась на российском рынке, часто становясь объектом для подражания. Печатное изображение, сделанное хромовой краской, отличается чёткостью рисунка. Таким образом, мы видим, что владельцы небольшого предприятия в условиях конкуренции с модными и недорогими импортными товарами пытались выпускать продукцию такого же уровня, не жалея денег на внедрение соответствующих технологий. Марка нанесена подглазурно и представляет собой надпись «Бѣлотинъ», обрамлённую волнистыми линиями в форме облака. Схематичное изображение такой марки встречается в книге о польском фаянсе 10; марка с конкретного предмета впервые была воспроизведена в журнале «Среди коллекционеров» в 2010 г 11.

Тарелка с натюрмортом. Белотин. 1870-80-е гг. Коллекция Г. Браиловского

Тарелка с натюрмортом. Белотин. 1870-80-е гг. Коллекция Г. Браиловского

На базе Белотинского завода (технической и кадровой) выросли два новых производства — в Каменном Броде и в Полонном. После окончания строительства каменнобродского завода его владелец Зуссман привёз в поселок из Белотина до 50 человек рабочих, администрацию (в частности, прежнего управляющего Саула Литинского) и оборудование 12. В польских источниках сообщается, что завод основан в 1870 г. (вероятно, начало строительства), в отечественных называют две даты — 1874 и 1876 гг. (скорее всего — время запуска). Фишель Зуссман начал выпуск дорогостоящей столовой посуды из фарфора и фаянса с применением немецких технологий, саксонских деколей и красок (к сожалению, фарфоровые изделия фабрики до сих пор не обнаружены). Производились также хозяйственные и аптекарские принадлежности, изоляторы. Особенно хорошо дела завода пошли при сыне Зуссмана. К 1890 г. оборот и численность персонала увеличились, однако в 1892 г. пожар полностью уничтожил и предприятие, и селение. Поначалу Зуссман думал отказаться от завода, но затем восстановил его и перевёл исключительно на выпуск пользовавшегося большой популярностью фаянса. Отстроив предприятие, он отправил его руководство на учёбу за границу, откуда были привезены новые проекты формировочных машин, передвижных стеллажей и др. В 1890-е гг. завод стал расширяться: если в 1892 г. здесь числилось 199 рабочих, то к 1913 г. их количество увеличилось до 500 человек 13. Продукция стала известной на многих европейских рынках — в Германии, Польше, Австрии. За представленные на выставках в Полтаве (1887), Одессе (1895) и Киеве (1897) изделия предприятие получило Большие золотые и серебряные медали 14. Начало нового века было отмечено на заводе забастовками и манифестациями. В годы Первой мировой войны Зуссманы эмигрировали за границу, и завод лишился владельца. Пожар 1916 г. вновь уничтожил предприятие почти полностью.

Продукция с марками до 1890 г. встречается реже, чем изделия начала ХХ в. Шкатулка в виде плетёной корзинки с крышкой, украшенной фруктами, маркирована вытисненными в тесте клеймом «F. Sussman» и цифрами «306», обозначающими номер модели. Клеймо позволяет датировать шкатулку 1876–1890 гг. Иногда тиснёная марка встречается на

посуде вместе с надглазурной (вариацией торгового знака известной фирмы «Villeroy & Boch»), изображающей голову в крылатом шлеме Меркурия, двумя кадуцеями (жезлами) под ней и надписью «F. Sussman». Снизу в полукруглом резерве иногда помещалась надпись, относящаяся, вероятно, к изображённому на лицевой стороне сюжету. Сочетание двух марок видим на глубокой тарелке с печатным цветочным декором. Надглазурная марка имеется на основании табачницы в виде головы собаки 15. Шкатулка и табачница интересны тем, что представляют редкие образцы фигурной посуды каменнобродского завода, которые не были до сих пор описаны в литературе. Заметим, что похожие изделия входили на рубеже XIX–ХХ вв. в ассортимент фабрики М. С. Кузнецова в Твери.

Шкатулка. Каменный Брод. 1880-е гг. Коллекция Г. Браиловского

Шкатулка. Каменный Брод. 1880-е гг. Коллекция Г. Браиловского

С приходом в Городницу семьи Зуссманов дела наладились и на этом старейшем предприятии. Завод арендовался Ф. Зуссманом с 1882 по 1917 г. (кроме 1898–1900 гг., когда он находился в субаренде у Н. П. Грипари 16). При Зуссмане качество фарфора улучшилось, возросло количество рабочих, а годовой оборот по данным 1913 г. составил 180 000 руб. 17 Были приглашены иностранные мастера, выпуск продукции увеличен, введены декалькомания и печать. По сведениям А. В. Селиванова, в начале ХХ в. на заводе выпускались чайные, столовые и кофейные сервизы, образцы которых практически не известны исследователям. Представление об их характере в какой-то мере даёт чайник, украшенный заключёнными в овальные резервы альпийскими видами с характерной церковной и замковой архитектурой. Роспись исполнена в широкой «акварельной» манере. Хотя она и лишена изысканности, тем не менее чрезвычайно интересна как редкий образец пейзажной живописи городницкой мануфактуры XIX — начала ХХ в. Кроме того, данный экземпляр опровергает существовавшее доныне мнение о том, что Зуссман, подобно Кузнецову, перевёл производство на механизированный способ обработки, сосредоточившись исключительно на выпуске дешёвых тиражных вещей. Вероятно, и тот и другой производили всё-таки вещи разного уровня. Чайник фактом своего существования убеждает, что на заводе Зуссмана создавались и сложные вещи из качественного фарфора, что здесь, как и на многих ведущих предприятиях, работали высокооплачиваемые живописцы и позолотчики.

Тарелка глубокая. Каменный Брод. 1880-е г. Коллекция Г. Браиловского

Тарелка глубокая. Каменный Брод. 1880-е г. Коллекция Г. Браиловского

Фигурные шкатулки в виде сидящей домашней птицы (уток, кур, голубей), типичные для немецких и российских заводов XVIII–XIX вв., подтверждают опубликованные в начале ХХ в. выдающимся химиком-технологом Б. Лысиным сведения о том, что на Городницком заводе работали первоклассные мастера, способные отформовать любой задуманный предмет, будь то самовар, пивной бочонок или птица 18. На наш взгляд, зуссмановские предметы интересней подобных кузнецовских хотя бы тем, что птицы здесь более выразительны и харáктерны. Как пример приведём шкатулку в форме голубя, тонированную лёгким люстром (аналогичная воспроизведена в книге Петряковой 19). Марка голубого цвета — такая же, как и на чайнике — поставлена печатным способом надглазурно. Она имеет форму щита, увенчанного короной с шестью зубцами и обрамлённого завязанной внизу в узел лентой; по сторонам — надпись: «F. Zussmann / Gorodniza». При Зуссмане на городницких изделиях ставилось три разновидности марок, все они в равной степени редки.

С семьёй Зуссманов связано и оживление работы на заводе в Полонном (Хмельницкая обл.). По сведениям Селиванова, один из первых фарфоровых заводов в Полонном основан Моисеем Шапиро в 1889 г. Имевший опыт работы в Белотине, фабрикант перенёс производство в Полонное, так как благодаря железной дороге город имел удобное сообщение со Славутой, где Шапиро жил и арендовал бумажную фабрику. Полонская продукция сбывалась в славутских магазинах. Завод назывался: «Фабрика фарфора и фаянса». В 1892 г. на нём числилось 20 формовщиков, живописью занималось шесть человек, печатью — четверо 20. Выпускались изделия, декорированные росписью и печатным рисунком, кашпо в стиле модерн, санитарный фаянс. В 1897 г. Шапиро продал предприятие сыну Ф. Зуссмана — А. Зуссману. Зуссман-младший берёт на завод сына помощника своего отца — Моисея Литинского. Начиная с этого времени, завод выпускал только фаянсовую посуду, а в 1900–1919 гг. специализировался на санитарном фаянсе 21. Изделия завода Шапиро раннего периода деятельности, длившегося восемь лет, нигде не описаны, марки в литературе не встречаются. Тарелка с печатным изображением Христофора Колумба является пока что единственным известным фаянсовым предметом этого времени и публикуется впервые в данной статье. Погрудное изображение, выполненное в технике деколи коричневым цветом, украшает зеркало глубокой тарелки; внизу полуфигура охвачена лентой с надписью: «Откр. Америки / Христофоръ Колумбъ / 12 окт. 1492». Выпуск предмета, несомненно, был приурочен ко Всемирной Колумбовой выставке, проводившейся в 1893 г. в Чикаго в ознаменование 400-летия открытия Америки. Тарелка отмечена двумя марками: тиснёным в массе овалом с надписью «Шапиро» внутри и характерной для английского фаянса надглазурной геральдической маркой со стоящими на ленте двумя львами, которые держат щит с короной, под лентой надпись «Полонное / №102».

Основание табачницы в виде головы собаки. Каменный Брод. 1880-е г. Коллекция Г. Браиловского

Основание табачницы в виде головы собаки. Каменный Брод. 1880-е г. Коллекция Г. Браиловского

Перемещения Зуссманов и М. Шапиро с завода на завод свидетельствуют о неуклонном расширении украинской фарфоро-фаянсовой отрасли в последней четверти XIX в. Предприниматели не только стремились обосноваться в новых, богатых залежами глины районах и сделать ассортимент выпускаемых товаров разнообразным, но и закрепить свой успех на рынке. Такой стратегический подход к ведению дел позволил противостоять экспансии фарфоро-фаянсовой империи Кузнецовых. В результате каждое новое малое производство росло и крепло в техническом отношении, закладывая основу своего будущего процветания.

Сведений о дореволюционной продукции Славутской мануфактуры чрезвычайно мало. Если в 1970-е гг. польские авторы без ссылок на источник сообщали о том, что фаянсовый завод в Славуте, вероятно, работал с конца XIX до первых десятилетий ХХ в., его первым директором был У. Сигал, а потом С. Литинский 22 (известный нам сотрудничеством с Зуссманом), то в монографии Петряковой конкретизируется, что завод фаянсовых (и каменных) изделий И. Сигала (или У. Сегала) переделан из машиностроительного завода акционерного общества «Лильпоп, Рау и Ливенштейн», а первые изделия выпущены в 1910 г. 23 Официальный сайт ЗАО «Славутский комбинат „Будфарфор“», крупнейшего предприятия в Украине, специализирующегося на изготовлении изделий санитарной керамики, сообщает следующее: «В 1909 г. в небольшом городке Славута на Волыни (ныне Хмельницкая область) одесский купец Ушер Сигал организовал завод по производству керамических изделий „Славута“ — будущий Славутский комбинат „Будфарфор“. Первоначально на фаянсово-фарфоровом заводе изготавливалась очень красивая посуда (даже для императорского двора), а в 1910 г. завод выпустил первую партию санитарной керамики (унитазы, умывальники, писсуары), которая продавалась в Одессе, Киеве, Москве и Варшаве» 24. Производство продукции было быстро налажено имевшими достаточный опыт работы отцом и сыном — Саулом и Моисеем Литинскими 25.

Чайник. Городница, период Ф.Зусмана, 1880-е – 1917. Коллекция Г. Браиловского

Чайник. Городница, период Ф.Зусмана, 1880-е – 1917. Коллекция Г. Браиловского

Чайник. Городница, период Ф.Зусмана, 1880-е – 1917. Коллекция Г. Браиловского

Исследованием деятельности этой малоизвестной фабрики первой серьёзно занялась О. В. Школьная. В ходе поисков архивных документов и беседы с потомком У. М. Сигала — Александром Исааковичем Сигалом она уточнила биографические сведения об основателе Славутской фабрики — Ушере Мойшевиче Сигале. Внук мещанина из Летичева, купец первой гильдии и меценат, владелец посудного и кирпичного заводов в Одессе, стекольных заводов «Руда Опалин» в Варшаве и в Гусь-Хрустальном (Владимирская обл., Россия), каменоломен, курорта «Аркадия» и дачи с ботаническим садом на берегу моря, магазинов посуды в зоне Порто-Франко, в 1908 г. Сигал приобрёл ликвидировавшийся чугунолитейный и механический завод, перепрофилированный им на выпуск хозяйственного, бытового, а с 1910 г. и сантехнического фаянса. В 1910 г. Славутский завод назывался стекольным, фарфоровым и фаянсовым. Далее исследовательница сообщает, что в 1913 г., кроме сантехнического и хозяйственного фаянса, предприятие выпускало фарфоровые изоляторы, ёмкости для бальзама и рома, столовые и чайные сервизы в стиле модерн 26.

Специалисты относят фаянсовую посуду Славутского завода к разряду раритетной. Петрякова обнаружила семь тарелок и блюдо с сигнатурами в собрании Государственного музея искусств УзССР 27. Польские исследователи сообщают об одной тарелке со штампованным растительным декором из частной коллекции 28. Аналогичная ей, но с чуть отличающимся рисунком по борту хранится в частном собрании в Киеве. В 2008 г. на польском Интернет-аукционе предлагалась ещё одна тарелка диаметром 30 см.

Тарелка из киевского собрания является характерным для украинско-польского фаянса 1880–1910-х гг. образцом столовой посуды. Подобные предметы производились в Барашах, Влоцлавске, Коло, Каменном Броде и обычно декорировались как печатным под трафарет растительным орнаментом, так и исполненной в мазковой технике трёхцветной росписью. Подглазурная марка представляет собой орла, сидящего на увитом лентой глобусе, на ленте плохо читаемая надпись: «… / Manufakture /…»,  под изображением — «Trade Mark / U. Sigal Slawuta». Марка воспроизводится в отечественной литературе впервые.

Тарелка, посвященная 400-летию открытия Южной Америки. Полонное, период Шапиро, 1889-1897. Коллекция Г. Браиловского

Тарелка, посвященная 400-летию открытия Южной Америки. Полонное, период Шапиро, 1889-1897. Коллекция Г. Браиловского

В 1854 г. основано ещё одно малое производство в имении помещицы Анелы Рациборской в Барашах. Вначале оно производило фаянс, а с 1870 г. — недорогой столовый фарфор. В 1878 г. фабрику приобрёл Северин Шильке и сразу отдал её в аренду купцу А. Л. Гершфельду. В 1894 г. фабрику купила Р. З. Максимович, руководившая производством вплоть до 1900 г., после чего сдала её предпринимателям А. Каранту и М. Кушнирскому. В 1911 г. управляющим уже числился Симонович. Точная дата закрытия фабрики не известна. Самые поздние сведения о ней относятся к 1913 г. 29

Как сообщает Долинский, при Айзике Гершфельде в конце 1880-х гг. на завод пришёл модельщик из Городницы; качество фарфора в то время улучшилось 30. В 1884–1887 гг. небольшое по объёму производство выпустило продукции на 15 000 руб. Изделия этого периода крайне редки. Петрякова утверждает, что барашёвских предметов сохранилось всего 20 31. Из них к периоду Гершфельда (1878–1894) относятся только чашка из собрания Национального музея украинского народного декоративного искусства 32, украшенная типичным для частных русских заводов декором (подглазурной росписью кобальтом и надглазурно золотом), фаянсовая тарелка и туалетные флаконы из Волынского краеведческого музея 33. В те же годы был выпущен хранящийся в частной коллекции небольшой восьмигранный флакон с рельефом, напоминающим алмазную грань или поверхность ананаса. Форма сосуда восходит к флаконам Городницы 1850–1860-х гг. Изделие отличается прочностью и грубостью массы, украшено подглазурным кобальтом и золотой росписью. Марка, описанная в своё время Селивановым, имеет вид вензеля с инициалами владельца «АЛ» над горизонтальной надписью «Гершфельдъ», дополненных внизу полукруглой полосой с надписью «въ барашахъ». Предмет с подобной надглазурной маркой чёрного цвета и тиснёным в массе прямоугольным клеймом «БА Г.» (Бараши, Гершфельд) — фаянсовая тарелка с толстым крупнозернистым черепком, декорированная на зеркале печатным изображением конного памятника Николаю I на городской площади, хранится в собрании НМУНДИ 34.

Тарелка. Славута, 1910-е гг. Коллекция Г. Браиловского

Тарелка. Славута, 1910-е гг. Коллекция Г. Браиловского

Изделий Олевского фарфорового завода до нас дошло ещё меньше. После девяти лет аренды завода в Барашах А. Ю. Карант и М. Ф. Кушнирский решили открыть собственное производство. Впервые в литературе их завод упоминается в 1922 г., в справочнике по керамической промышленности Ю. Ю. Юрганова, где сообщается, что традиция именовать предприятие «заводом фарфоровых изделий Карант и Кушнирский А. Ю.» сохранялась и в начале 1920-х гг. 35 В 1970-х гг. польские исследователи писали, что сведения о деятельности завода они смогли почерпнуть лишь из устных рассказов одного польского коллекционера, собиравшего фарфор в период между двумя мировыми войнами 36. Уже во втором издании их книги 37 впервые были воспроизведены две печатные марки Олевского завода (одна с надписью «Karant / Kuschnirsky / Olewsk», другая с плохо читаемой надписью кириллицей). Благодаря архивным изысканиям, Петряковой удалось установить время деятельности предприятия: завод Каранта и Кушнирского был основан в 1910 г., но уже в 1912 г. он подвергся разрушительному пожару 38. Как это часто бывало в истории многих, в том числе европейских мануфактур, пожар привёл к закрытию производства. В данном случае завод не восстанавливался прежними владельцами, вероятно, из-за отсутствия страхового полиса. Об основных вехах его деятельности в советский период можно узнать из марочника Насоновых 39.

Стоит ли говорить о том, что изделия этого завода являются раритетными? К 1983 г. по польской монографии известны всего два предмета: коническая каннелированная кружка, украшенная мелким цветочным орнаментом, и овальная маслёнка в форме виноградной грозди с хватком в виде завитка (частная коллекция, Польша) 40. Последняя идентична по описанию маслёнке, предлагавшейся на польском Интернет-аукционе в 2009 г. Интересно, что такие же модели маслёнок выпускались в Городнице и на кузнецовских заводах, что свидетельствует об ориентации владельцев Олевского завода на изделия ведущих предприятий империи.

Уникальным примером продукции завода является фарфоровая чашка с портретным изображением девочки. Чашка с толстыми стенками, украшенная привлекательной деколью — образец повседневной посуды второго десятилетия ХХ в. — безусловно, обладает исторической ценностью как одно из немногих сохранившихся изделий завода Каранта и Кушнирского. Его марка с орлом над горизонтальной надписью «Kuschnirsky» и ниже расположенной полукругом надписью «Olewsk» воспроизводится в отечественной литературе впервые.

Флакон. Бараши, период А.Гершфельда. 1878-1894. Коллекция Г. Браиловского

Флакон. Бараши, период А.Гершфельда. 1878-1894. Коллекция Г. Браиловского

Сопоставление истории вышеупомянутых заводов даёт нам весьма стройную картину состояния фарфоро-фаянсовой отрасли на территории Украины во второй половине XIX — начале ХХ в. Её развитие определялось большим количеством одновременно функционировавших мелких заводов, организованных по принципу капиталистического производства и достигших весьма высокого технологического уровня. Управление предприятиями осуществлялось крупными промышленниками, подключавшими к работе членов своих семей: Зуссман управлял заводами вместе с сыном, сын его соратника Литинского продолжил семейное дело в Полонном, а затем вместе с отцом в Славуте. Как мы убедились, эти люди были ключевыми фигурами в истории украинской фарфоро-фаянсовой промышленности 1860–1910-х гг. Во многом благодаря их усилиям и стараниям их коллег — владельцев других заводов стал возможен начавшийся с середины 1880-х гг. подъём фарфоро-фаянсового производства на Волыни. Многие аспекты их деятельности, равно как и биографические сведения, ещё предстоит уточнить, чтобы лучше понять логику происходивших в отрасли процессов. Важно отметить, что прогрессивное развитие фарфоро-фаянсовой промышленности на Украине в последней четверти XIX — начале ХХ в. связано прежде всего с хорошо подготовленными местными кадрами, внедрением передовых технологий и модернизацией оборудования. Мощная база позволила волынским предприятиям полностью контролировать рынок всего Юго-Западного региона Российской империи, на котором монополисту фарфоровой промышленности М. С. Кузнецову не нашлось места. Если в остальных регионах он сконцентрировал до 70% производства, то на территории нынешней Украины единственными заводами, которые ему удалось приобрести, стали заводы в Будах и Славянске, не сыгравшие, как вскоре выяснилось, ведущей роли на малороссийских землях. А потому очередные попытки Кузнецова закрепиться в этом регионе (как это было прежде с притязаниями на освободившиеся после закрытия Киево-Межигорской и Волокитинской мануфактур рынки сбыта) потерпели неудачу. Впрочем, это уже тема для другой статьи.

Елена Корусь, Георгий Браиловский

Авторы благодарят за помощь сотрудницу Национального музея украинского народного декоративного искусства Татьяну Сергеевну Нечипоренко.

Примечания

1 — место издания — Владимир, 1903, 1904 (первое прибавление), 1906 (второе прибавление).

2 — Долинський Л.В.Український художній фарфор. — К.: видавництво Академії наук УРСР, 1963.

3 — Например, при изложении истории завода в Барашах Долинский опирается на рукопись скульптора городницкого завода Ю.С.Гаврилюка, долгие годы собиравшего информацию об этом производстве.

4 — Петрякова Ф.С. Украинский художественный фарфор (конец XVIII-начало ХХ ст.). — К., «Наукова думка», 1985

5 — Петрякова Ф.С. Білотинський фарфоровий завод. // Мистецтво України: Енциклопедія в 5 тт. — Т.1.: А-В. — К.: Українська енциклопедія ім. М.П.Бажана, 1995. — С.207.

6 — Школьна О. В. Вироби сантехнічного фарфору-фаянсу України ХІХ — початку ХХ ст. у світлі історії розвитку дизайну гігієнічної кераміки та її типології. // МІСТ: Мистецтво, історія, сучасність, теорія. зб. наук. пр. з мистецтва і культурології. — Інститут проблем сучасного мистецтва. Академія мистецтв України. — К.: ІПСМ АМУ; Кжд «Софія», 2009, — вип. 6. — С. 446.

7 — Петрякова Ф.С., ук.соч. — С. 169.

8 — см.: Туфан О. Фарфор османских султанов с маркой «Iser-I Istanbul» 1845-75 из коллекции Музея дворца Топкалы. //Виноградовские чтения в Петербурге. Фарфор XVIII-XXI вв.: Предприятия. Коллекции. Эксперты: Материалы международных научно-практических конференций 2007-2009/ сост: Е.М.Тарханова (С.-Петербург), Dr А.Циффер (Германия). — Спб.: Изд-вл Политехн. Ун-та, 2010. — С.381.

9 — С.170, ил. 180.

10 — M. Starzewska, M. Jeźewska. Polski fajans. — W., 1978. — р. 73.

11 — Насонов С.М. Некоторые новые сведения, а также редкие марки.// Среди коллекционеров. — 2010. — № 1. — С. 7.

2 — из воспоминаний очевидцев, жителей Каменного Брода. — см.: http://www.jewishperson.org.

13 — Петрякова Ф.С. Кам’яний Брід: з історії фаянсу України кінця XIX — поч. ХХ ст. // Народознавчі зошити. — Інститут народознавства Національної Академії наук України; гол. ред. С.Павлюк. — 1996. — Зошит 3(9). — С.186.

14 — Селиванов А.В. ук. соч. — С.162.

15 — встречюется чёрные, синие, коричневые марки. Их цвет зависит от цвета печатного декора на лицевой стороне тарелок.

16 — Петрякова Ф.С., ук.соч. — С. 66.

17 — там же. — С. 106.

18 — Долинский Л. ук. соч. — С. 20.

19- Петрякова Ф.С., ук.соч. — С. 110.

20 — там же — С. 176.

21 — После революции завод был национализирован. В 1919 г. из-за отсутствия сбыта закрылся, в годы гражданской войны разрушен и восстановлен только в 1923 г. До 1933 г. выпускал только санитарный фаянс. Лишь в 1933 г. ввиду повышенного спроса на фарфор, возобновился выпуск фарфоровой чайной посуды. В советское время назывался «Полонский фарфоровый завод».

22 — M. Starzewska, M. Jeźewska., ук. соч. — С. 86

23 — ук.соч.– С. 179.

24 — http://www.colombo.ua/rus/page/about_budfarfor_history

25 — Школьна О. В. ук.соч.– С. 442.

26 — там же — С. 443.

27 — ук.соч. — С. 179.

28 — воспроизведена на ил. 103 в кн.: M. Starzewska, M. Jeźewska. Polski fajans. — W., 1978

29 — Петрякова Ф.С. Барашівський фарфоровий завод. // Мистецтво України: Енціклопедія в 5 тт. — Т.1. — К.: Українська енциклопедія ім. М.П.Бажана, 1995. — С. 145.

30 — ук. соч. — С.33.

31 — ук.соч. — С. 173.

32 — инв. № фр 1861. — Марка на изделии аналогична воспроизведённой в кн.: E.Kowecka, M. i J. Losiowie, L. Winogradow. Polska porcelana. — W., 1983. — под № 157.

33 — там же.

34 — инв. № фс 861.

35 — Юрганов Ю.Ю. Справочник отдела химической промышленности ВСНХ. Вып. II. Керамическая промышленность России. Пг., 1922. — цит. по кн.: Насонова И.С., Насонов С.М., Гольский И.А., Дворкин Г.Л. Марки советского фарфора, фаянса, майолики. В 2-х т. — М., Издательство «Среди коллекционеров», 2009. — Т.2. — С. 220.

36 — E.Kowecka, M. i J. Losiowie, L. Winogradow. Polska porcelana. — W., 1975. — р. 137.

37 — E.Kowecka, M. i J. Losiowie, L. Winogradow. Polska porcelana. — W., 1983. — р.197; ill. 160.

38 — ук.соч. — С. 179.

39 — в мае 1929 г. оно производило хозяйственный фарфор и фигурировало в «Списке предприятий Комитета стекольно-фарфоровой промышленности СССР» как «Олевский завод», в 1930-60-е гг. «Олевским фарфоровым заводом» производилась посуда и скульптура; в 2000-е гг. Олевский завод перешёл на выпуск электротехнического фарфора. — в кн.: Насонова И.С., Насонов С.М., Гольский И.А., Дворкин Г.Л. Марки советского фарфора, фаянса, майолики. В 2-х т. — М.: Издательство «Среди коллекционеров», 2009. — Т.2. — С. 220.

40 — E.Kowecka, M. i J. Losiowie, L. Winogradow. Polska porcelana. — W., 1983. — пояснение к марке № 160.

Полную версию статьи см. в журнале "Антиквар", № 7-8, 2011 г.