Звезда и смерть Киевского ГОСЕТа

Материал из журнала Антиквар #99: Украинская иудаика


Содержание

В 1920–1930‑е годы театральное искусство Украины переживает пору своего расцвета. В это время появляются новые коллективы, на долгие годы определившие пути развития театра в нашей стране. К числу таких коллективов, несомненно, относится основанный в октябре 1928 года Киевский ГОСЕТ.

Киев испокон веков — город многонациональный и поликонфессионный. К середине 1920‑х гг. в нём проживало 43 % украинцев, 28 % евреев, 25 % русских, 0,26 % поляков. Более четверти киевлян говорили на идише, и вполне закономерно, что, помимо статуса колыбели славянских культур, город обрёл ещё и значение центра развития еврейской культуры, одной из составляющих которой является театральное искусство.
Становление еврейского театра происходило на рубеже XIX–XX ст. в очень непростых условиях. С одной стороны — запрет иудейской религии на лицедейство и изобразительные искусства, с другой — имперская политика, тормозившая свободное развитие национальных культур. Несмотря на это, уже в 1880‑х гг. лучшими идишистскими коллективами осуществляются первые успешные попытки играть в таких крупных украинских городах, как Одесса, Киев, Харьков. С этого времени еврейский театр становится неотъемлемой частью городской культуры.

Еврейский театр в Киеве

Борис Вершилов. 1930

Борис Вершилов. 1930

С 1919 г. под руководством режиссёра Наума Лойтера в Киеве работает театр «Унзер Винкл» («Наш уголок»). В 1920‑х гг. на Подоле даёт спектакли «Идише фольксбине» («Еврейская народная сцена»), возглавляемый Яковом Либертом и Ицхаком Ракитиным. А наиболее значительным из еврейских театральных коллективов стал «Кунст Винкл» («Уголок искусств»). Основанный в 1919 г. в Полтаве выдающимся актёром Рудольфом (Ровн-Лейбом) Заславским, первые три года он существовал как передвижной, а с 1922 г. «осел» в Киеве, став первым стационарным еврейским театром на территории Украины. Проработал «Кунст Винкл» до 1928 г., после чего был расформирован.

Осенью 1928‑го в городе открывается второй в УССР государственный еврейский театр — Киевский ГОСЕТ. Основу его труппы составили лучшие силы «Кунст Винкла», некоторые актёры, перешедшие из Харьковского ГОСЕТа и других коллективов. Организатор и художественный руководитель театра Захарий Вин поставил перед собой непростую задачу: сделать ГОСЕТ идишистским культурным центром Киева.

В 1930 г. Киевский еврейский театр возглавил режиссёр Борис Вершилов, переехавший сюда из Москвы вместе со своей еврейской студией «Фрайкунст» («Свободное искусство»). Наиболее талантливые выпускники студии — Раиса Яцовская, Полина Померанц, Моисей Ойбельман, Эстер Бонгард (жена Б. Вершилова) — вошли вместе со своим педагогом в труппу Киевского ГОСЕТа.

Всеукраинский ГОСЕТ: Харьковский период

Шева Эйлишева в роли Элен. Спектакль «Луфтшлессер» («Воздушные замки») по пьесе Н. Фиделя. Киевский ГОСЕТ, 1929

Шева Эйлишева в роли Элен. Спектакль «Луфтшлессер» («Воздушные замки») по пьесе Н. Фиделя. Киевский ГОСЕТ, 1929

Ещё в 1919 г. режиссёром Эфраимом Лойтером в Киеве была организована еврейская театральная студия, которая стала первым учебным заведением для подготовки актёров национального театра на территории Украины. Опеку над ней взяла влиятельная еврейская организация «Культур-Лига», стремившаяся возродить все виды культуры и искусства на идиш. В 1920 г. при поддержке «Культур-Лиги»
студия была переведена в тогдашнюю театральную мекку — Москву.

Ещё через пять лет, в декаб­ре 1925‑го, в Харькове (столице УССР) был организован Всеукраинский ГОСЕТ. Ядро труппы составили студийцы, завершившие обучение в Москве. Руководство театром доверили Эфраиму Лойтеру, в 1928 г. его сменил Морис Норвид. В этот период в постановках ГОСЕТа было ощутимо влияние Леся Курбаса, который возглавлял театр «Березиль», переехавший из Киева в Харьков в 1926 г.

Киевский период

Сцена из спектакля «Дер эрштер идишер Рекрут» («Первый еврейский рекрут»); пьеса Л. Резника по мотивам драмы И. Аксенфельда. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

Сцена из спектакля «Дер эрштер идишер Рекрут» («Первый еврейский рекрут»); пьеса Л. Резника по мотивам драмы И. Аксенфельда. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

В 1934 г. в связи с переносом столицы Украины в Киев сюда был переведён и ведущий еврейский театр республики — Всеукраинский ГОСЕТ. Произошло слияние трупп Бориса Вершилова и Мориса Норвида. Теперь и без того сильный актёрский состав Киевского театра стал поистине звёздным: на одной сцене играли Ада Сонц и Лазарь Калманович, Шева Фингерова и Абрам Нугер, Дмитрий Жаботинский и Анна Шейнфельд, Семён Бидер и Нехама Вайсман, Даниил Днепров и Полина Померанц.

В это время происходят изменения в репертуарной политике театра. Если раньше Б. Вершилов был в основном сосредоточен на современной (советской) еврейской, а также русской драматургии, то с середины 30‑х становится очевидной его тяга к классическому национальному репертуару. Так, сезон 1934–1935 гг. открывается спектаклем «Дер эрштер идишер рекрут» («Первый еврейский рек­рут») Л. Резника по мотивам пьесы И. Аксенфельда. В грандиозной постановке был занят весь актёрский состав, эффектные массовые сцены составили по‑настоящему эпическую картину жизни еврейского местечка Небывалого.

Этот и другие спектакли национального репер­туара — «Миреле Эфрос» Я. Гордина (реж. Д. Жаботинский, худ. В. Быченко), «Уриэль Акоста» К. Гуцкова (реж. Б. Вершилов, худ. И. Федотов) — были тепло встречены киевской публикой и надолго закрепились в театральной афише.

Сцена из спектакля «Дер эрштер идишер Рекрут» («Первый еврейский рекрут»). Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

Сцена из спектакля «Дер эрштер идишер Рекрут» («Первый еврейский рекрут»). Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

К 1935 г. формирование труппы фактически завершилось. Актёры, каждый из которых был яркой индивидуальностью, стали единым ансамб­лем — крепким, сыгранным, сплочённым, ничем не уступавшим лучшим театральным коллективам, включая прославленный Московский ГОСЕТ.

В начале сезона 1936–1937 гг. Бориса Вершилова назначают главным режиссёром Киевского театра русской драмы им. Леси Украинки, и Киевский ГОСЕТ остаётся без своего лидера. В этот период художественное руководство театром осуществляет режиссёрская коллегия в составе актёров и режиссёров Абрама Нугера, Эммануила Динора, Даниила Стрижевского, Дмитрия Жаботинского, Даниила Днепрова. В 1937 г. А. Нугер и Э. Динор инсценировали пьесу М. Кульбака «Хаим Бойтре», заглавную роль в которой исполнил легендарный Александр Гранах, ученик Рейнгардта и Пискатора, актёр западноевропейской школы. На киевской еврейской сцене Гранах сыграл две роли — разбойника и народного мстителя Бойтре и ростовщика Шейлока в «Венецианском купце» В. Шекспира (реж. Б. Вершилов, А. Гранах, худ. Л. Альшиц).

В 1937 г. Киевский ГОСЕТ возглавил талантливый режиссёр Наум (Нохем) Лойтер, брат Эфраима Лойтера. Его дебютом в этой должности стала инсценировка повести Шолом-Алейхема «Стемпеню». До того Киевский ГОСЕТ обращался к творчеству Шолом-Алейхема лишь однажды, когда ставил свой первый спектакль — «Дер Ойцер» («Клад»). Спектакль Н. Лойтера отличался теплотой и проникновенностью, отражавшими своеобразие шолом-алейхемовского стиля.

И. Федотов. Эскиз костюма Акосты к спектаклю «Уриэль Акоста». Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

И. Федотов. Эскиз костюма Акосты к спектаклю «Уриэль Акоста». Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

С 1939 г. в украинской столице начинает работать Моисей Гольдблат — актёр и режиссёр Московского и основатель Биробиджанского ГОСЕТов, выдающийся деятель еврейского театра. С его появлением в Киевском ГОСЕТе наступает период творческой стабильности, заканчивается частая смена режиссёров, принадлежащих к разным школам и направлениям. Со своим новым художественным руководителем Киевский еврейский театр пройдёт весь дальнейший путь, вплоть до закрытия в феврале 1950 г.

Первой постановкой М. Гольд­блата на киевской сцене стала историческая трагедия Самуила Галкина «Бар-Кохба» («Сын Звезды»; худ. Н. Альтман). Известный театральный критик Хаим Токарь назвал этот спектакль поворотным моментом в жизни Киевского ГОСЕТа: «Бытовщина, которая довлела над талантливым коллективом, уступила место поискам подлинной театральной выразительности. Вознеслась культура речи. Героические образы пьесы искренне взволновали зрителя. „Бар-Кохба“ — эта увлекательная страница далёкого прошлого еврейского народа, воплощённая Галкиным в привлекательные контуры сценической легенды, — прозвучала как героическая драма и открыла новые, скрытые до этого возможности в творчестве многих актёров».

Моисей Гольдблат проявил себя в Киеве не только как режиссёр, но и как талантливый актёр, исполнивший в 1940 г. главную роль в спектакле «Дер фаркишефтер Шнайдер» («Заколдованный портной») по пьесе Шолом-Алейхема (реж. Л. Литвинов, худ. Н. Альтман). Первые же его работы — и режиссёрские, и актёрские — доказали, что в театре появился бесспорный лидер, режиссёр с сильной творческой волей и оригинальным художественным почерком. Гольдблат удачно сочетал острую, выразительную, подчёркнуто театральную манеру, воспринятую им от своего учителя Алексея Грановского, с жизненным реализмом, присущим школе старого еврейского театра.

И. Федотов. Эскиз костюма Бен-Йохая к спектаклю «Уриэль Акоста». Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

И. Федотов. Эскиз костюма Бен-Йохая к спектаклю «Уриэль Акоста». Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

Судя по заметкам в прессе и свидетельствам современников, в предвоенные годы посещаемость ГОСЕТа резко возросла. Его адрес — Крещатик, 29 (в глубине Пассажа) — знали не только все евреи города, но и театралы других национальностей. По обе стороны арки над входом в Пассаж была размещена светящаяся афиша на двух языках — русском и идише. Лучшие спектакли проходили с неизменными аншлагами. Но в это же время над театром сгущаются тучи… В 1937‑м был арестован Александр Гранах, вслед за ним — один из самых опытных актёров труппы Яков Либерт, актёр и режиссёр Эммануил Динор. Под угрозой ареста оказался и бывший главный режиссёр Киевского ГОСЕТа Борис Вершилов — он подвергся нападкам за «вредные националистические постановки».

И всё же, вопреки обстоятельствам и давлению власти, театр жил и работал. В предвоенный период в репертуаре ГОСЕТа появляется несколько развлекательных пьес, словно призванных отвлечь зрителя от невесёлой действительности.

Эвакуация

Сцена из спектакля «Уриэль Акоста» по пьесе К. Гуцкова. Уриэль Акоста — Даниил Днепров, Бен-Йохай — Семён Бидер. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

Сцена из спектакля «Уриэль Акоста» по пьесе К. Гуцкова. Уриэль Акоста — Даниил Днепров, Бен-Йохай — Семён Бидер. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1935

С началом войны Киевский государственный еврейский театр УССР полностью реформирует свою работу: было организовано несколько бригад для выступлений на мобилизационных пунктах и в госпиталях. Концертные программы шли на украинском и русском языках.
К середине июля, как и все другие театры города, ГОСЕТ эвакуировали. Труппа распалась; собрать её удалось только в 1942‑м в городе Джамбуле. Отсюда театр выезжал на гастроли в Фергану, Куйбышев, Ульяновск и Кустанай.

В Джамбуле базой ГОСЕТа стало помещение Казахского театра (местная и еврейская труппы работали здесь поочерёдно). Были восстановлены лучшие довоенные спектакли на идише, инсценированы пьесы современных авторов на русском языке, подготовлены концертные программы из одноактных пьес и музыкальных номеров на еврейском, украинском и русском языках. В 1944 г. театр переехал в Коканд, а затем в Фергану.

Черновицкий период

Программа спектакля «Хаим Бойтре»

Программа спектакля «Хаим Бойтре»

После освобождения Украины была проведена реэвакуация Всеукраинского ГОСЕТа, но в Киеве ему места не нашлось: Крещатик лежал в руинах, оба помещения театра — и старое, и недостроенное — оказались разрушенными. До возведения нового здания ГОСЕТ разместили в Черновцах. Надеялись, что временно, оказалось — навсегда, до самого закрытия.
Осенью 1945 г. коллектив единственного в послевоенной Украине ГОСЕТа приехал в Киев на гастроли. В честь 20‑летия основания I Всеукраинского государственного еврейского театра он привёз в столицу свои лучшие спектакли.

В ознаменование больших заслуг ГОСЕТа, в том числе в годы войны, ему было присвоено имя Шолом-Алейхема; актёры труппы были отмечены наградами и грамотами. На юбилейном вечере среди других почётных гостей выступил Соломон Михоэлс — народный артист СССР, художественный руководитель Московского ГОСЕТа, председатель антифашистского комитета Советского Союза. Михоэлс вручил художественному руководителю Всеукраинского ГОСЕТа Моисею Гольдблату — своему ученику и многолетнему дублёру на московской еврейской сцене — хрустальную вазу, наполненную семенами цветов. Он сказал, что привёз эти семена, чтобы посеять их в Бабьем Яру, где пролилась невинная еврейская кровь. Цветы, которые там вырастут, будут напоминать о жертвах страшного злодеяния нацистов, а ваза пусть до краёв наполняется слезами зрителей, но только тогда, когда на сцене будет идти спектакль о трагедии Бабьего Яра.

Гастроли длились больше месяца, и на всех спектаклях зал Театра оперетты, где они проходили, был переполнен. Киевский зритель убедился, что за годы войны ГОСЕТ не утратил ни актёрского мастерства, ни ансамблевых качеств, ни талантливой режиссуры. Всё то, за что публика любила один из лучших киевских театров, было в наличии, но по окончании гастролей ГОСЕТу пришлось вернуться в Черновцы.

Шева Фингерова в роли Фрадл. Спектакль «Стемпеню» по роману Шолом-Алейхема. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1937

Во второй половине 40‑х гг. театр продолжает активно работать. В его репертуаре немало новых постановок — и еврейская классика, и «идеологически выдержанные» пьесы советских авторов. Но, несмотря на это, в 1948 г. тон рецензий резко меняется, особенно в отношении национальной драматургии — настала пора «борьбы с космополитизмом». Спустя год ГОСЕТу было отказано в государственной дотации — еврейский театр обрекли на постепенное угасание… Администрация пыталась спасти положение, направляла письма Н. Хрущёву, другим руководителям республики с просьбой перевести театр обратно в Киев, где еврейское население было более многочисленным и могло обеспечить хоть какую‑то финансовую стабильность. Но просьбы остались без ответа.

ГОСЕТ изо всех сил пытался выжить. Чтобы привлечь публику, в нём ставят всё новые и новые спектакли — за сезон 1948–1949 гг. состоялось 13 премьер! Однако сборами от спектаклей не удалось покрыть даже расходы на постановки. Дабы удержать театр «на плаву», вся труппа отказалась однажды от заработной платы, но и это помогло ненадолго… В то время по стране прокатилась волна репрессий против деятелей еврейской культуры. В январе 1950 г. были ликвидированы все еврейские театры СССР, приближалась очередь последнего — Всеукраинского ГОСЕТа.

Ещё в 1946 г. театром была осуществлена инсценировка романа Шолом-Алейхема «Ди блондженде Штерн» («Блуждающие звёзды»; реж. М. Гольдблат, худ. Л. Файленбоген, Г. Кеслер). Его тема оказалась особенно близка деятелям еврейского театра: тяжёлые судьбы странствующих артистов, тернистый путь к успеху… По воспоминаниям зрителей, за все пять лет работы Киевского ГОСЕТа в Черновцах именно «Блуждающие звёзды» стали самым значимым событием в театральной жизни города. И именно этому спектаклю суждено было завершить историю еврейского театра в Советской Украине. В феврале 1950 г. комиссия Комитета по делам искусств приняла решение о закрытии Черновицкого государственного театра имени Шолом-Алейхема в связи с нерентабельностью.

Шева Эйлишева в роли Рохеле. Спектакль «Стемпеню» по роману Шолом-Алейхема. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1937

Шева Эйлишева в роли Рохеле. Спектакль «Стемпеню» по роману Шолом-Алейхема. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1937

В последний вечер в театре был сверханшлаг — казалось, весь город пришёл на прощание с любимым коллективом. Публика и труппа расходились далеко за полночь, осознавая, что состоялся не просто последний спектакль — прошли похороны еврейского театра…
После закрытия ГОСЕТа его талантливый коллектив распался. Некоторые актёры смогли, преодолев языковой барьер, перейти на русскую сцену (А. Сонц, Л. Бугова, Д. Жаботинский), но большинству реализоваться так и не удалось. Со временем само понятие «еврейский театр» на долгие годы ушло в небытие. Почти полвека факт существования ГОСЕТа замалчивался, а материалы, освещавшие его деятельность, были обречены на уничтожение…

В фондах Музея театрального, музыкального и киноискусства Украины сохранилась уникальная коллекция театральной иудаики. На сегодняшний день она составляет более 2 000 музейных предметов: фотографии сцен из спектаклей и актёров в ролях, театральные программы и афиши, эскизы костюмов и декораций, документы по истории еврейского театра, одиночные макеты оформления спектаклей и предметы вещевого фонда. Все эти материалы чрезвычайно важны для осмысления полиэтнической природы театрального искусства Украины, а также изучения истории еврейского (идишистского) театра, без которого картина театральной жизни Украины ХХ века была бы неполной.

Моисей Ойбельман в роли Стемпеню. Спектакль «Стемпеню» по роману Шолом-Алейхема. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1937

Моисей Ойбельман в роли Стемпеню. Спектакль «Стемпеню» по роману Шолом-Алейхема. Киевский Всеукраинский ГОСЕТ, 1937

Все представленные фотографии хранятся в фондовой коллекции Музея театрального, музыкального и киноискусства Украины.