Современное искусство устами младенца

Пока мы сокрушаемся по поводу кризиса художественного образования в Украине, киевские культурные институции и музеи, игнорируя лакуны между поколениями, вовлекают детей в мир актуального искусства.


“У нас дома тоже была инсталляция – ёлка, а на ней настояще конфеты!” − эта реплика, произнесенная семилетним ребенком в одном из залов PinchukArtCentre, заставила меня сначала улыбнуться, а потом серьезно задуматься. Сегодня на территории искусства дети имеют приемущества перед взрослыми − они не нуждаются в обнулении культурного опыта находясь в эдаком состоянии святого неведения − им еще ничего не известно о постструктуралистском кризисе, дегуманизации искусства и смерти автора. Движимые сильнейшим творческим импульсом, свободные от давления эсхатологических теорий, они верят в мир и людей в нем. Их воображение живо, а восприятие − непосредственно. Состояние сознания ребенка − это отправная точка, к которой современные художники зачастую возвращаются для того, чтобы в результате явить миру нечто принципиально новое.

Детское мышление не стремится подчинить искусство устаревшим эстетическим категориям. Меньше всего их пока что волнует материальный вопрос, а потому фраза “Я тоже так могу!”, прозвучавшая из уст шестилетнего ребенка, не направлена на обесценивание арт-объекта, а напротив, открывает в нем самом потенциал художника. В пытливых умах каждый день возникают тысячи вопросов, а потому актуальное искусство они воспринимают строго по назначению − как метод чувственного исследования двух миров − окружающего и внутреннего.
И в чем уж точно не откажешь современным детям, так это в восприимчивости к новым технологиям. Новое поколение свободно существует в условиях невероятного информационного потока, который запросто собьет с ног любого взрослого. Соответственно, детвора сегодня открыта к восприятию новых медиа наряду с традиционными видами искусства.

На базе крупных западных музеев (MoMA, Tate Modern, MACBA и др.) уже давно функционируют семейные программы, созданные для того, чтобы через игру, непосредственную интеракцию с арт-объектами и последующее обсуждение научить детей воспринимать и понимать современное искусство. Как правило, подобные программы делятся на несколько сегментов для разных возрастных категорий. Занятия для малышей от 4 до 10-12 лет состоят из игр, музейных квестов, бесед, творческих и лабораторных занятий. Подросткам предлагают лекции, встречи с художниками и искусствоведами, мастер-классы и задания в форме проектов.

MoMA в 2012 году даже выпустил книгу “What Is Contemporary Art? A Guide for Kids”. Эта невероятно красочная краткая энциклопедия содержит все, что детям необходимо в первую очередь знать об актуальном искусстве. Каждую из двадцати пяти глав, посвященных понятиям формы, материала, основам композиции, жанрам и другим аспектам, иллюстрируют самые популярные экспонаты музея – работы Энди Уорхола, Ива Кляйна, Олафура Элиассона и др. Книга рассчитана на детей от восьми лет, верхняя возрастная черта, естественно, отсутствует. Кстати, энциклопедию можно неоднократно встретить в рейтингах самых популярных книг о современном искусстве − наверняка она помогла раскрепостить сознание тысячам обывателей во всем мире.

На сегодняшний день в Киеве образовательные программы для детей функционируют при PinchukArtCentre и Малой галерее музейного комплекса “Мистецький Арсенал” несколько раз в неделю и предлагают юным посетителям те же виды активности, что и их западные коллеги. Детвора знакомится с экспозициями музеев, в игровой форме изучает различные аспекты визуального искусства, а затем, во время творческой части занятия на практике закрепляет приобретенные знания и навыки.

В прошлое воскресенье занятие из цикла “Сімейні неділі” в PinchukArtCenter было посвящено теме симметрии. Под руководством двух очаровательных педагогов, Ольги Шиловой и Екатерины Вронской, группа детей возрастом от 6-ти до 10-ти лет узнала о принципе зеркальной симметрии и попрактиковалась в обнаружении композиционного центра в организованных по этому принципу произведениях, попутно знакомясь с интеллектуально-идейной основой объектов, представленных в музее. Затем, вооружившись ножницами, клеем, пластилином, картоном и бумагой всевозможных цветов и фактур, и рассевшись на подушках в уютной оранжевой комнате, создавали собственные коллажи, применяя новые знания о симметрии и орнаменте.

Нужно сказать, что в эпоху сенсорных гаджетов мои руки изрядно истосковались по тактильным впечатлениям, так что я не удержалась и принялась вместе со всеми кромсать бумагу и разминать пластелин. После занятия я помогала Ольге и Екатерине собирать разноцветные обрезки, завязался короткий разговор, в результате которого мои догадки подтвердились − девушки действительно без ума от своей работы. “Дети никогда не лгут, они очень искренние. К тому же, у них всегда шире диапазон того, что они могут принять.” − говорит Екатерина. “Поначалу проблемы могут возникать с пониманием нонфигуративного искусства, особенно у детей старше семи лет, ведь образное мышление у них развито намного сильнее, чем абстрактное. Но когда после объяснения, знакомства с такими работами они быстро учатся чувствовать это и сами создают абстрактные композиции, вкладывая туда максимум энергии и настроения.”

Думаю, не возникает сомнений в том, что существование семейных программ на базе двух самых прогрессивных музеев современного искусства − это не просто пиар ход, разработанный для того, чтобы идти за трендом. Сегодня, когда благодаря техническому прогрессу искусство окончательно отделилось от мастерства, заниматься им может каждый − как минимум в целях саморазвития и познания. А работа с детьми в этой сфере оказывается одним из самых благодарных дел для инвестиции педагогических усилий.

Ника Барциховская

Залишити відповідь