К. Кричевская-Росандич. Залив. 1958. Б., акварель

Музей украинской диаспоры. Как возвращаются на родину коллекции и архивы

О том, как спустя много лет в Украину возвращаются произведения искусства и документы, связанные с деятельностью наших выдающихся соотечественников за рубежом, рассказывает Оксана Пидсуха, руководитель киевского Музея украинской диаспоры, до недавнего времени называвшегося Музеем культурного наследия.

— Когда и как был основан музей, в чём состоит его специфика?

— После того, как Украина стала независимой, возобновились связи с украинцами, живущими за границей. Многие из них, в том числе художники, стали приезжать в страну, где родились их родители или они сами, и дарить украинским музеям произведения искусства. Параллельно при Министерстве культуры была создана специальная комиссия, которая восстанавливала контакты с нашими бывшими соотечественниками с целью возвращения в Украину значимых для неё исторических и художественных ценностей. Важно, что тогда это была последовательная государственная политика, в результате которой страна обрела ряд великолепных произведений и даже коллекций.

Оксана Пидсуха

Оксана Пидсуха

К сожалению, сейчас активная работа в этом направлении не ведётся, хотя многие украинцы, живущие в разных уголках мира, мечтают о том, чтобы их произведения или принадлежащие им культурные ценности попали на родину. Но чтобы это происходило, нужно постоянно общаться с людьми, иногда — убеждать их. Я считаю это очень важным для Украины делом…

Ещё в тот период, когда комиссия работала, родилась идея сосредоточить собранные ею произведения в одном музее. Так и возник в 1999 г. Музей культурного наследия, который совсем недавно получил новое имя — Музей украинской диаспоры. Здесь собраны самые разные экспонаты, связанные с жизнью и творчеством выдающихся представителей мирового украинства — художников, литераторов, театральных деятелей… Есть два мемориальных зала, посвящённых знаменитым киевлянам — пианисту Владимиру Горовицу, а также хореографу и танцору Сержу Лифарю.

Здание Музея украинской диаспоры, известное киевлянам как Старопечерский дом, было построено в 1785 г. для дипломата, действительного статского советника Петра Веселицкого. В начале XIX в. следующий владелец — купец Василий Пирожков — достроил к первоначально одноэтажному зданию второй этаж, и таким образом оно обрело свой теперешний вид. Основательная реконструкция дома была проведена в конце прошлого века

Здание Музея украинской диаспоры, известное киевлянам как Старопечерский дом, было построено в 1785 г. для дипломата,
действительного статского советника Петра Веселицкого. В начале XIX в. следующий владелец — купец Василий Пирожков —
достроил к первоначально одноэтажному зданию второй этаж, и таким образом оно обрело свой теперешний вид.
Основательная реконструкция дома была проведена в конце прошлого века

— Вероятно, музейная коллекция пополняется и в наши дни? Кто теперь налаживает связи с представителями диаспоры, заинтересовывает их передавать в Украину культурные ценности? Это миссия музея?

— Скорее, одно из важных направлений нашей работы. Мы общаемся со многими видными деятелями украинской диаспоры и их потомками, вводим в культурный и научный обиход новые имена и новые произведения, поддерживаем контакты с украинскими музеями в разных странах мира. К сожалению, чувствуем себя одинокими на этом поприще, поскольку не ощущаем поддержки и помощи ни от Министерства иностранных дел, ни от Министерства культуры, где функционируют целые отделы по связям с диаспорой. А ведь, объединив усилия, мы могли бы сделать гораздо больше.

Л. Морозова. Автопортрет в красной блузке. 1956. Х., м.

Л. Морозова. Автопортрет в красной блузке. 1956. Х., м.

Но дорогу осилит идущий… Не так давно мы создали с единомышленниками Международный фонд «Диаспора» и уже вместе с ним реализовали несколько тематических проектов.

— Интересно, что одни музеи собирают произведения изобразительного или прикладного искусства, другие — мемориальные коллекции, а у вас получился своеобразный культурный проект по изучению творчества эмигрантов…

Л. Морозова. Остров на Кобзаривке. 1980. К., м.

Л. Морозова. Остров на Кобзаривке. 1980. К., м.

— И вместе с тем мы отвечаем всем музейным требованиям, имеем собственные фонды и чёткую концепцию развития. К слову, это не единственный в мире музей, посвящённый теме той или иной национальной диаспоры. Некоторые из них акцентируют внимание на истории, мы же главным образом сосредоточены на культурных достижениях украинцев за рубежом.
Наш музей является филиалом Музея истории города Киева, и в основу его собрания положено несколько коллекций зарубежных художников и деятелей культуры — выходцев из Киева. Однако наш интерес не ограничивается лишь «киевской» темой, а распространяется на всё, что связано со знаменитыми украинцами, живущими за границей.

— Расскажите о коллекции музея, о наиболее ценных экспонатах, которые являются его визитной карточкой.

С. Лифарь в балете «Аполлон Мусагет» (муз. И. Стравинского, хореография Дж. Баланчина). 1928

С. Лифарь в балете «Аполлон Мусагет» (муз. И. Стравинского, хореография Дж. Баланчина). 1928

— Во-первых, само музейное здание является экспонатом № 1. Это киевский особняк конца XVIII века, который со всех сторон окружён высотными домами и офисными центрами, но гордо демонстрирует улице свой резной деревянный фасад. Под его крышей, как я уже говорила, собраны экспонаты, связанные в основном с киевлянами, покинувшими родной город в разные годы в силу разных обстоятельств.
Здесь, например, представлена коллекция Олексы Булавицкого. Вдова художника, Нина Булавицкая, передала музею его пейзажи и автопортрет, бандуру, на которой играл муж (а по одной из версий, даже сам её сделал), а также пысанки собственной работы. Коллекция экспонируется в одном зале с работами ученицы Фёдора Кричевского Людмилы Морозовой, причём в их числе тоже есть автопортрет. И Булавицкий, и Морозова уехали из Киева в годы Второй мировой войны и после долгих поисков своего места под солнцем осели в Америке. Их творческая судьба сложилась там достаточно успешно, но в конце жизни оба высказали пожелание подарить свои работы независимой Украине. Людмила Морозова завещала передать Киеву личную коллекцию живописи и фарфора и похоронить себя в родном городе. Согласно воле художницы её прах был перевезён в Киев и предан земле на Берковцах.

С. Лифарь со своими ученицами — звёздами Гранд-опера. Париж, 1953

С. Лифарь со своими ученицами — звёздами Гранд-опера. Париж, 1953

Мы очень гордимся мемориальным залом одного из известнейших в мире украинцев — Сержа Лифаря, который сделал блестящую карьеру в Париже. У нас представлены вещи из коллекции его вдовы — Лилиан Аллефельд, подарившей Киеву документы, фотографии, афиши и книги, связанные с деятельностью её мужа. Интересно, что и сам Лифарь был коллекционером — собирателем старопечатных книг и пушкинианы. Некоторые материалы его коллекции — письма Пушкина к Наталье Гончаровой, первые издания произведений поэта — представлены теперь в нашем музее.

С. Лифарь с мадам де Голль (слева), мадам Помпиду и Ж. Помпиду

С. Лифарь с мадам де Голль (слева),
мадам Помпиду и Ж. Помпиду

Лифарь покинул Киев совсем юным, но всю жизнь считал себя киевлянином и был душевно привязан к месту своего рождения. Если встречал соотечественников, с удовольствием общался с ними на родном языке. Когда во время вручения ордена Почётного легиона Шарль де Голль предложил Лифарю принять французское гражданство, тот ответил: «Я украинец, и этим горжусь»… Французы до сих пор помнят и ценят Лифаря, ведь он много лет возглавлял балетную труппу Гранд-опера и поднял французский балет на совершенно иной уровень. Он искренне любил Париж и Францию, но даже на могиле артиста написано: «Серж Лифарь из Киева». И это была его воля… После эмиграции Лифарь приезжал в Киев только раз, в 1960‑е гг., когда никого из его родных в живых уже не было. Перед смертью он завещал жене передать часть своего архива на родину, что и было исполнено. Среди привезённых из Франции вещей оказалась балетная туфля Лифаря, инкрустированная драгоценными камнями. Она, правда, хранится не у нас, а в Музее исторических драгоценностей.

В. В. Кричевский. Калифорния. 1968. К., м.

В. В. Кричевский. Калифорния. 1968. К., м.

Особо стоит сказать об экспонатах, связанных с одной из самых известных украинских художественных династий — династией Кричевских. Её родоначальники, братья Фёдор и Василий Кричевские, были разносторонне одарёнными людьми и пламенными патриотами Украины. Сложилось так, что Фёдор Кричевский остался на родине (хотя после войны был фактически отправлен в ссылку в Ирпень), а Василий уехал в 1943 году из оккупированного Киева и после нескольких лет скитаний обосновался в Венесуэле. Ещё в 1920‑е гг. один из его сыновей — Николай — вместе с театром Садовского выехал во Францию, а другой — Василий — эмигрировал в Америку. Так Кричевские оказались рассеянными по всему свету…
В 1990‑е гг. внучка Василия Григорьевича, художница Катерина Кричевская-Росандич, передала значительное количество произведений — своих, дядиных и двух дедов — Украине. Часть из них оказалась в Национальном художественном музее, часть — в Полтавском художественном музее, построенном её дедом, часть — в опошнянском Музее семьи Кричевских и часть у нас. Этим летом я была в гостях у Катруси (как до сих пор называют её близкие люди) в Калифорнии и привезла оттуда работы, подаренные ею нашему музею и пожертвованные для благотворительных аукционов.

В. В. Кричевский. Залив Сан-Франциско. 1952. К., м.

В. В. Кричевский. Залив Сан-Франциско. 1952. К., м.

Далеко не все произведения представителей этой замечательной династии можно увидеть в нашей постоянной экспозиции. Поэтому в следующем году планируем провести выставку, где постараемся показать гораздо больше. Приятно, что мы владеем вещами мирового уровня, ведь работы Василия и Николая Кричевских находятся во многих зарубежных музеях, пользуются спросом у коллекционеров. Кстати, на последних торгах «Золотого сечения» первым заявленным в каталоге лотом была акварель Николая Кричевского. А вот работы Василия Григорьевича, который жил в Венесуэле и похоронен на украинском кладбище в США, очень редко появляются на аукционах — в основном они хранятся в музеях. Мы счастливы, что, благодаря вернувшимся в Украину произведениям, смогли соединить несколько поколений этой удивительной семьи.

— Вы упомянули об аукционе: обращались ли вы когда‑нибудь к меценатам или коллекционерам с просьбой помочь приобрести ту или иную работу для музея?

Н. Кричевский. Улица в Париже. 1947. Б., акварель

Н. Кричевский. Улица в Париже. 1947. Б., акварель

— Безусловно, это правильный путь, но пока нам удаётся с бóльшим результатом общаться с самими художниками или их потомками, которые с радостью дарят работы музею. А вот со стороны меценатов или частных коллекционеров подарков до сих пор не было. Конечно, мы были бы счастливы получить в дар произведения Александра Архипенко, Казимира Малевича, Давида Бурлюка, которые есть в частных собраниях, или сделать совместную выставку, подчеркнув тем самым роль украинских коллекционеров в возвращении в страну и популяризации национального культурного наследия.

— Похоже, на помощь государства в приобретении нужных музею экспонатов рассчитывать не приходится?

К. Кричевская-Росандич. Залив. 1958. Б., акварель

К. Кричевская-Росандич. Залив. 1958. Б., акварель

— Такое случалось разве что в советское время. Художники старшего поколения любят вспоминать, как их работы закупала Дирекция художественных выставок, выплачивая авторам немалые деньги. Частных коллекционеров в те времена было очень мало, однако сейчас ситуация кардинально изменилась. Государственные музеи уже давно не позволяют себе никаких покупок, зато сектор частного коллекционирования заметно вырос и окреп. За последние годы в Украине сформировалось несколько приватных коллекций высочайшего уровня, и хочется верить, что их владельцы ещё при жизни распорядятся судьбой своих собраний в пользу общества.
Взаимодействие музея и частного коллекционера — очень актуальный вопрос, ведь в таком сотрудничестве заинтересованы обе стороны. Думаю, что каждый коллекционер мечтает создать собрание музейного уровня, ценность которого будет признана обществом. Государственный же музей нуждается в партнёрах, способных оживить его деятельность и оказать помощь в сложный момент.

— Вот уже семь лет вы активно сотрудничаете с Музеем Шереметьевых. Как это вписывается в концепцию музея?

К. Кричевская-Росандич среди учеников Киевской художественной средней школы. Кон. 1930‑х гг.

К. Кричевская-Росандич среди учеников Киевской художественной средней школы.
Кон. 1930‑х гг.

— Алексей Шереметьев является давним другом и меценатом Музея истории Киева. Это удивительный человек, «один в поле воин», который невероятно много делает для украинской культуры. Причём делает не ради славы — он просто живёт этим! С нами Алексея Евгеньевича связывает долгосрочный проект «Военная слава Украины». В нынешнем году мы организовали выставку «Раритеты казацкой эпохи», которая, на первый взгляд, не имеет прямого отношения к теме нашего собрания, но если говорить о мировом украинстве, об украинском духе, который объединяет всех, у кого есть хоть капля украинской крови, то в этом смысле казацтво вполне согласуется с музейной концепцией. И я уверена, что это не последний наш совместный проект.

— И последний вопрос. Расскажите о ближайших планах музея.

К. Кричевская-Росандич. Лукьяновское кладбище. 1957. Б., акварель

К. Кричевская-Росандич. Лукьяновское кладбище. 1957. Б., акварель

— Сейчас мы готовим выставочный проект «Дважды через океан». Он основан на материалах моей научно-культурной экспедиции в Америку, куда я ездила, чтобы пообщаться с представителями диас­поры — нашими теперешними и потенциальными героями. Привезла оттуда работы Елены Овчинниковой — прекрасной украинской художницы, дочери Василия Овчинникова, более 40 лет возглавлявшего киевский Музей западного и восточного искусства. Елена Васильевна подарила нам ряд своих работ, написанных ещё в Киеве в 1960–1980‑е гг. Более двадцати из них мы покажем на выставке, где будут также демонстрироваться произведения, подаренные Катериной Кричевской-Росандич: живопись её отца — Василия Кричевского (младшего), дяди — Николая Кричевского и её самой. Некоторые вещи были созданы ещё в годы войны, побывали в Европе и Америке и теперь, преодолев десятки тысяч километров, вновь оказались на украинской земле. Путь, который прошли эти работы, объединил художников, принадлежащих к разным поколениям и разным живописным школам. А это, согласитесь, очень символично с точки зрения концепции нашего музея.

Беседовала Елена Корусь

Руководитель Музея украинской диаспоры О. Пидсуха в гостях у художницы К. Кричевской-Росандич. Маунтейн-Вью, Калифорния, 2015

Руководитель Музея украинской диаспоры О. Пидсуха в гостях у художницы К. Кричевской-Росандич. Маунтейн-Вью, Калифорния, 2015