Банкнота в 1000 гривен. 1918. Художник И. Мозалевский

Карбованцы, гривны, шаги под увеличительным стеклом

Материал из журнала “Антиквар” #83: “Художественные средства – коммерческие цели”

Денежные знаки времён «первой независимости» Украины прожили две жизни. Сначала — как платёжное средство. Ими получали жалованье, рассчитывались в лавках, подавали милостыню. Их клали в банк, проигрывали в карты или выигрывали на лошадиных бегах. Потеря банкнот с трезубцем становилась трагедией, а находка — счастьем. Потом место «независимых» заняли советские деньги, и «трезубые» ушли в небытие. Казалось, навсегда. Но спустя годы о них вспомнили. На сей раз — любители старины, коллекционеры, антиквары. И вышедшие из употребления денежные знаки вновь оказались в цене.

Денежный «привет» из Смольного

В начале ХХ века валюта Российской империи считалась одной из самых надёжных в мире. Её респектабельность подтверждалась в том числе и внешним видом купюр — большого размера, солидно оформленные, отпечатанные на плотной бумаге. Царские деньги и вправду были весомыми: за 1 рубль в ресторане киевской гостиницы «Европейская» можно было получить обед по табльдоту (в советской терминологии «комплексный обед») из пяти блюд, а чашечка кофе в дорогом заведении на Крещатике стоила 20 копеек.

Банкнота в 100 карбованцев. 1917. Художник Г. Нарбут. Печаталась с перевернутым реверсом; бракованные купюры с неперевернутым реверсом ценятся намного дороже

Банкнота в 100 карбованцев. 1917. Художник Г. Нарбут. Печаталась с перевернутым реверсом; бракованные купюры с неперевернутым реверсом ценятся намного дороже

Банкнота в 100 карбованцев. 1917. Художник Г. Нарбут. Печаталась с перевернутым реверсом; бракованные купюры с неперевернутым реверсом ценятся намного дороже

Ситуация резко изменилась в феврале 1917 года, после отречения Николая II от престола. Временное правительство выпустило собственные деньги — с новым гербом (всё тот же двуглавый орёл, но без короны) и без портретов императоров. Даже сейчас, рассматривая эти купюры, ощущаешь — времянка. Миниатюрные (чуть больше спичечного коробка), на плохонькой бумаге, к тому же без серии и номера…

Впрочем, «керенки» и задумывались как переходная валюта. Предполагалось, что новая власть, которую изберёт Учредительное собрание, введёт постоянные деньги. Однако эти планы перечеркнули большевики, захватившие власть в октябре 1917‑го. Они разогнали «учредилку» и продлили жизнь «керенкам», поскольку разработкой новой валюты заниматься было некому.

С приходом большевиков наступил хаос в банковской сфере и на железных дорогах — доставка «керенок» из Петрограда в Киев прекратилась. В ответ Михаил Грушевский, возглавлявший Центральную Раду, распорядился приступить к созданию собственных, украинских денег. Но оказалось, что в технологичес­ком плане дело это небыстрое. Кроме того, речь шла о первых бумажных деньгах в истории Украины, поэтому купюры не должны были делаться наспех. Разработку эскизов поручили знаменитому художнику-графику Георгию Нарбуту.

Банкноты в 50 карбованцев. 1918. Художник — А. Красовский. Печатались в Киеве и Одессе, что определяется по серии. Слева купюра киевского выпуска

Банкноты в 50 карбованцев. 1918. Художник — А. Красовский. Печатались в Киеве и Одессе, что определяется по серии. Купюра киевского выпуска.

Банкноты в 50 карбованцев. 1918. Художник — А. Красовский. Печатались в Киеве и Одессе, что определяется по серии.
Купюра киевского выпуска.

Купюра одесского выпуска

Купюра одесского выпуска.

Подделка, выпущенная при генерале А. Деникине.

Подделка, выпущенная при генерале А. Деникине.

Тем временем задолженность по зарплатам с каждым днём росла…

И тут в историю вмешался человек с неприметной фамилией Иванов. Он был рабочим на киевском заводе «Арсенал», выпускавшем военную технику. В декабре 1917‑го, когда заводчане уже три месяца сидели без денег, Иванов придумал, как исправить положение. Он снял трубку телефона и попросил «барышню» срочно соединить его с Петроградом. Дозвонившись в Смольный дворец, пригласил к аппарату Ленина. Большевистскому лидеру киевлянин напомнил, что они познакомились пару месяцев назад на нелегальном VI съезде РСДРП (б), и попросил помочь с деньгами. Ильич тут же велел наркому финансов выдать рабочим «Арсенала» зарплату.

В Питер за «керенками» отправился председатель завкома Афанасий Косяков. Его охраняли 37 вооружённых рабочих, возглавляемых слесарем Фёдором Гнеповским. Три представителя делегации были приглашены в Смольный, где Ленин разъяснил им, как провезти деньги, чтобы их не отобрали украинские гайдамаки.

Денежный «привет» из Смольного произвёл неизгладимое впечатление на арсенальцев. Ещё бы! Ведь для погашения трёхмесячного долга по зарплате требовалось около 600 тыс. руб­лей, а Ильич прислал 3 млн. 200 тыс. рублей — в пять раз больше! Этих денег рабочим должно было хватить до конца 1918 года. Что и говорить, заводчане дружно полюбили партию большевиков.

Банкнота в 2 гривны. 1918. Художник В. Кричевский

Банкнота в 2 гривны. 1918. Художник В. Кричевский

Банкнота в 2 гривны. 1918. Художник В. Кричевский

Глядя на это, киевские железнодорожники тоже обратились в Смольный, мол, и нам денег не платят. Им выдали 13 млн. 685 тыс. рублей. Тогда рабочие снарядного завода на Демиевке прикинули, что и они, в общем‑то, не хуже остальных. Они выслали в Питер гонцов с письмом, в котором сообщали, что ждут «как моральной, так и материальной поддержки от Совнаркома». Их надежды тоже не были обмануты — они получили 1 млн. 500 тыс. рублей.

Щедрость Ильича объясняется очень просто: большевики включили печатный станок и выпускали «керенки» неограниченным тиражом. Сколько просили трудящиеся из разных городов, столько и выдавали. Чего не сделаешь для завоевания политических симпатий…

Все на защиту «керенок»!

В том же декабре 1917‑го, когда арсенальцы доставили «керенки» на завод, в киевской типо­графии Василия Кульженко печатались первые украинские деньги — карбованцы. Это были солидные жёлто-коричневые купюры достоинством 100 карбованцев с декоративными шрифтами и орнаментами в стиле украинского барокко. Именно на них — впервые! — появилось изображение трезубца в качестве государственного герба Украины. Оказалось, что художник Г. Нарбут, работая над эскизом «сотки», обратил внимание на трезубец, изображённый на монетах времён Киевской Руси, и удачно поместил его на новых банкнотах.

Банкнота в 100 гривен. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 100 гривен. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 100 гривен. 1918.
Художник Г. Нарбут

Кстати, надпись «100 кар­бо­ванців» дублировалась на русском, польском и идиш. 6 января 1918 года Цент­ральная Рада приняла закон о выпуске государственных кредитных билетов, вслед за этим национальная валюта была пущена в оборот. Весь декабрь 1917‑го и первую половину января 1918‑го «Арсенал» не работал — митинговал. Министр труда Мыкола Порш приезжал на завод, рассказывал о введении украинской валюты, уверял, что отныне проблем с выдачей зарплаты не будет и просил приступить к работе. Но арсенальцы не хотели никаких карбованцев и не верили обещаниям. Они желали, чтобы в обороте оставались «керенки». Освистанный министр уехал ни с чем.

Узнав, что к Киеву приближаются войска, посланные Лениным из Петрограда, арсенальцы решили поднять восстание, чтобы помочь красногвардейцам овладеть городом. В ночь на 16 января группа заводчан под командованием уже упоминавшегося Фёдора Гнеповского обезоружила охрану и захватила «Арсенал». На предприятии начали возводить баррикады, рыть окопы, из цехов выкатили пушки.

Для подавления мятежа были отправлены гайдамаки, и в ночь на 22 января они штурмом взяли завод. Таким образом, противостояние «керенок» и карбованцев завершилось в пользу последних. Но ненадолго. Вскоре, отступая под натиском большевиков, Центральная Рада переехала в Житомир, а оттуда — в городок Сарны неподалёку от Ровно. Большевики захватили Киев, и «керенки» официально вернулись в обращение.

Банкнота в 500 гривен. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 500 гривен. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 500 гривен. 1918.
Художник Г. Нарбут

Впрочем, тоже ненадолго. Ведь уже 9 февраля 1918 года в Брест-Литовске был заключён мирный договор, и красногвардейцы покинули Украину.
Вернувшись в Киев, Центральная Рада взялась за введение национальной валюты. 1 марта был принят закон о гривне как основной денежной единице Украинской Народной Республики. Предусматривалось, что 1 гривна будет содержать 8,712 доли чистого золота и состоять из 100 серебряных «шагов» (так экстравагантно назвали копейку). Дизайн купюр достоинством 2, 5, 10, 20, 50, 100, 500 и 1 000 гривен взялись разрабатывать лучшие украинские мастера — Георгий Нарбут, Василий Кричевский, Иван Мозалевский.

Ну а в качестве временной меры Министерство финансов 30 марта пустило в оборот… карбованцы. Банкноты достоинством 25 и 50 карбованцев были отпечатаны всё в той же типографии В. Кульженко. На них художник Александр Красовский впервые в мировой «валютной» практике изобразил крестьянку с серпом и рабочего с лопатой.

Эта деталь — рабочий и крестьянка — настолько запомнилась киевлянину Михаилу Булгакову, что впоследствии угодила на страницы романа «Белая гвардия». Описывая интерьер первого этажа дома № 13 по Андреевскому спуску, писатель рисует такую картину: «На красном сукне пачки продолговатых бумажек — зелёный игральный крап:

Знак державної скарбниці
50 карбованців
ходить нарівні з кредитовими білетами.

На крапе — селянин с обвисшими усами, вооружённый лопатою, и селянка с серпом. На обороте, в овальной рамке, увеличенные, красноватые лица этого же селянина и селянки. И надо всем предостерегающая надпись:

За фальшування карається тюрмою,

уверенная подпись:

Директор державної скарбниці Лебідь-Юрчик».

Банкнота в 1000 гривен. 1918. Художник И. Мозалевский

Банкнота в 1000 гривен. 1918. Художник И. Мозалевский

Банкнота в 1000 гривен. 1918. Художник И. Мозалевский

М. Булгаков довольно верно описал купюру, хотя кое в чём и ошибся. Обещание посадить фальшивомонетчиков за решётку напечатано не над овальной рамкой, а под ней. Подпись знаменитого банкира Лебедь-Юрчика стоит не на обороте купюры, а как раз на лицевой её стороне («на крапе», по булгаковской терминологии). Впрочем, это несущественные детали…
Что же касается предполагаемого курса замены «временных» карбованцев «постоянными» гривнами, то он был объявлен заранее — 1:2.

«Канарейки», «гетманши» и другие

Увы, стать «отцом» украинской гривны Михаил Грушевский не успел. 29 апреля 1918 года Центральную Раду сменил гетман Павел Скоропадский. По его заказу Правительственная типография в Берлине отпечатала на хорошей бумаге с водяными знаками купюры достоинством 2, 10, 100 и 500 гривен.

Банкнота в 2000 гривен. 1918. Художник И. Мозалевский

Банкнота в 2000 гривен. 1918. Художник И. Мозалевский

Банкнота в 2000 гривен. 1918. Художник И. Мозалевский

Любопытно, что на купюре «2 гривны» Василий Кричевский предложил собственное видение трезубца — это сокол в полёте, символизирующий мужественность украинцев. Такой вариант, впрочем, не прижился. И причина тому, похоже, весьма прозаическая — инфляция, довольно быстро принявшая катастрофические размеры. В результате двугривенная банкнота вышла из употребления, в то время как купюры «100 гривен» и «500 гривен», на которых Георгий Нарбут повторил свой вариант трезубца, имели сравнительно долгую жизнь.

Ввиду инфляции гетман распорядился изготовить купюры достоинством 1 000 и 2 000 гривен (автор эскизов Иван Мозалевский). Эти денежные знаки также напечатали в Берлине. В оборот они были пущены 17 октября 1918 года.
Параллельно с гривнами П. Скоропадский ввёл и разменную монету — шаги. Правда, не серебряные, как планировалось при М. Грушевском, а бумажные. Такая «монета» представляла собой… обычную почтовую марку размером 25×30 мм. Эти крохотные марки-деньги (номинал 10, 20, 30, 40 и 50 шагов), напечатанные в Киеве, народ прозвал «мотыльками». Дело в том, что на обороте марок имелась надпись: «Ходит наравне со звонкой монетой», но когда на базаре ветер вырывал из рук женщин эти клочки бумаги, они в сердцах говорили: «Да где там ходит — летает, как мотылёк».

Так выглядела «разменная монета» 1918 года — шаги. Купюры без зубцов считаются особо ценными

Так выглядела «разменная
монета» 1918 года — шаги.
Купюры без зубцов
считаются особо ценными

14 декабря 1918 года гетман отрёкся от власти. Сменившая его Директория во главе с Владимиром Винниченко и Симоном Петлюрой подтвердила, что основной денежной единицей Украины останется гривна. Но в августе 1919‑го в качестве временного платёжного средства появились отпечатанные в Каменец-Подольском карбованцы. Конечно, такие «валютные» шатания не укрепляли доверие людей к украинским деньгам, однако тогдашние военно-политические реалии — большевики вели наступление по всем фронтам и даже заняли Киев — диктовали своё.

Народ быстро присвоил прозвища денежным знакам Директории. Например, банкноту «100 карбованцев» прозвали «богдановкой» из‑за тиснёного портрета Богдана Хмельницкого, «250 карбованцев» — «канарейкой» (на серо-коричневой купюре проступали водяные знаки — звёздочки жёлтого цвета), «1 000 карбованцев» — «рябыми» или «гетманшами» (на лицевой стороне изображены две женщины, одна из них с булавой). Без прозвищ остались только купюры малого номинала — 10 и 25 карбованцев.

Последняя во времена «первой независимости» попытка вернуться к гривне относится к 1920 году. Тогда в оборот была введена купюра достоинством 5 гривен, отпечатанная в городе Станиславив (ныне Ива­но-Фран­ковск). После неё наступила 75‑лет­няя пауза — в следующий раз одноименная денежная единица была введена в оборот лишь в сентябре 1996 года.

Автор 10 и 20 шагов А. Середа, остальных — Г. Нарбут

Автор 10 и 20 шагов
А. Середа,
остальных — Г. Нарбут

20 ноября 1920 года приказом С. Петлюры правительство Директории прекратило свою деятельность. Соответственно, отпала и необходимость в собственных деньгах. Всего за время «первой независимос­ти» было выпущено 24 денежных знака. Из них три — в период правления Центральной Рады, шестнадцать — при гетмане Скоропадском, пять — при Директории.

Рискованные коллекции

«Независимые» деньги были вытеснены советскими рублями. На последних имелась, среди прочих, строка на украинском языке, называвшая такие денежные знаки карбованцами. Однако настоящими карбованцами — полноценными денежными знаками Украинского государства — они, конечно, не были.

В советское время коллекционировать банкноты «первой независимости» было занятием опасным. Интерес к досоветским реалиям сам по себе являлся, с точки зрения властей, подозрительным. Ведь человек, собирающий царские деньги, неизбежно начнёт интересоваться, каковы были в те времена зарплаты, цены, условия жизни — и сравнение будет явно не в пользу советской власти.

Банкнота в 1000 карбованцев. 1918. Художник Г. Золотов

Банкнота в 1000 карбованцев. 1918. Художник Г. Золотов

Банкнота в 1000 карбованцев. 1918. Художник Г. Золотов

Но вдвойне рискованнее было собирать денежные знаки Украинской Народной Республики. Ведь «трезубые» купюры напоминали о сравнительно недавнем факте существования самостийной Украины, что само по себе уже являлось страшной крамолой. К тому же такие денежные купюры демонстрировали, что Украинская Народная Республика — это не «опереточный гетман» и не «шайка бандитов», называвших себя Центральной Радой, а государство с финансово-кредитной системой, банками, госбюджетом, Министерством финансов и, кстати, достойным курсом обмена на европейские валюты.

Лишь с конца 1980‑х — вот уже почти два десятилетия — интерес к денежным знакам «первой независимости» утратил идеологический оттенок. Дожившие до горбачёвской «перестройки» банкноты стали свободно появляться в антикварных магазинах, на блошиных рынках.
Вот тут‑то и оказалось, что не всё так просто. Ведь одни денежные знаки сохранились в достаточном количестве, а другие — в единичных экземплярах. Кроме того, иногда по вине типографий на свет появлялись бракованные купюры. Ну и подделки, разумеется, тоже имели место — большевистские, деникинские.

Перечисленные обстоятельства формируют цену конкретной купюры. Стоимость, безусловно, зависит и от платежеспособности покупателей. Реалии таковы, что за последние несколько лет деньги «первой независимости» подорожали как минимум на 30–40 %. И вряд ли будут дешеветь.
Ещё один ценообразующий момент. Хороших денег стоят только купюры в удовлетворительном, отличном или идеальном состоянии (подробности — в следующем разделе). Но кроме них сохранилось ещё немалое количество денежных знаков, состояние которых, увы, оставляет желать лучшего. Одни совсем ветхие, другие надорваны, на третьих имеются чернильные или масляные пятна. Конечно, они тоже документы своей эпохи и представляют исторический интерес. Но коллекционеры ими не особо интересуются. Поэтому стоимость таких экземпляров составляет от 4 до 10 евро.

Сколько стоят деньги

Банкнота в 250 карбованцев. 1918. Художник Б. Романовский

Банкнота в 250 карбованцев. 1918. Художник Б. Романовский

Банкнота в 250 карбованцев. 1918. Художник Б. Романовский

Самые первые «независимые» деньги — те самые «100 карбованцев» Г. Нарбута, отпечатанные в декабре 1917 года, — сегодня не являются большой редкостью. Купюра в удовлетворительном состоянии стоит 25 евро, а в отличном — 75 евро. Но если «сотка» сохранилась в идеальном состоянии, то есть вообще не была в обороте, меньше чем за 200 евро ее не купить.

Ещё один денежный знак времён Центральной Рады — 25 карбованцев — оценивается по двум критериям: город, где напечатана купюра, и грамотность надписей. Присмотритесь внимательнее: если купюра без серии и номера (это киевский выпуск), с текстом «ЗНАК ДЄРЖАВНОЇ СКАРБНИЦІ», «ХОДИТЬ НАРІВНІ З КРЄДИТОВИМ БИЛЄТОМ», то она стоит от 50 евро до 150 евро. То же, но с надписью «ЗНАК ДЕРЖАВНОЇ СКАРБНИЦІ», оценивается в 100–300 евро. А самой дешёвой «киевлянкой» является, как ни странно, банкнота без грамматических ошибок: 20–70 евро. Купюры с серией и номером (одесский выпуск) ценятся дороже — от 300 до 1000 евро.

Сложнее с «булгаковским» денежным знаком достоинством 50 карбованцев. Киевский выпуск, реализованный без серии и номера, ценится выше. При этом надписи «ЗНАК ДЄРЖАВНОЇ СКАРБНИЦІ» и «КРЄДИТОВИМ БИЛЄТОМ» обеспечивают ценовую планку 100–300 евро. А более корректное написание «ЗНАК ДЕРЖАВНОЇ СКАРБНИЦІ», «КРЕДИТОВИМИ БІЛЕТАМИ» снижает стоимость до 10–50 евро.
Другой киевский выпуск — с серией и номерами — менее ценен. Стоимость такой купюры колеб­лется в пределах от 2 до 20 евро (верхней ценовой отметке соответствуют серии АК I 191 и АК II 193).

Банкнота в 100 карбованцев. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 100 карбованцев. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 100 карбованцев. 1918. Художник Г. Нарбут

Цена «пятидесятки» одесского выпуска зависит от серии: АО 189 оценивается в 7–20 евро, в то время как купюры серий АО 190 — АО 209 даже в отличном состоянии не «тянут» более 5 евро. Поддельные «50 карбованцев», выпускавшиеся генералом Деникиным в 1919 году (серии АО 210 — АО 235), а затем в 1920‑м большевиками (серии АО 236 — АО 250), ценятся и того ниже: от 1 евро до 3 евро.

Первая партия украинских гривен, введённых в оборот гетманом Скоропадским, имела, напомним, номиналы 2, 10, 100, 500. И если наши прадедушки выше всего ценили, разумеется, «пятисотку», то сегодня всё наоборот: купюру «500 гривен» антиквары оценивают сравнительно скромно, в то время как отдельные виды купюры «2 гривны» стоят огромных денег. В цифрах это выглядит так. Банкнота «2 гривны» серии А — 2–4 евро, серии Б — 5–15 евро, серии В — 500–1000 евро. Купюра в 10 гривен серии А — от 2 до 4 евро, серии Б — 4–10 евро. А вот «десятка» серии В — раритет, и цена на неё, как говорится, договорная, то есть может быть сколь угодно высокой. Денежный знак «100 гривен» серии А стоит от 3 до 10 евро, он же серии Б является раритетом со всеми вытекающими ценовыми последствиями. Купюра «500 гривен» — 5–15 евро.

Банкнота в 10 гривен. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 10 гривен. 1918. Художник Г. Нарбут

Банкнота в 10 гривен. 1918. Художник Г. Нарбут

Шаги — бумажный вариант «звонкой монеты» — оцениваются не только в зависимости от номинала. Так, марка с зубцами достоинством «10 шагов» и «20 шагов» — 2–5 евро, «30 шагов» с зубцами — 3–10 евро. Марку «40 шагов» следует внимательно изучить: она особенно ценится без зубцов — 20–35 евро, а с зубцами её стоимость не превышает 2–5 евро. Та же ситуация и с «50 шагами»: цена «беззубой» марки составляет 20–40 евро, а с зубцами — 1–3 евро. Фальшивые шаги в любом случае стоят не больше 3 евро.

Стоимость денежного знака «10 карбованцев», введённого Директорией в 1919 году, во многом зависит от бумаги, на которой напечатана купюра. Если на серой бумаге с водяными знаками, цена колеблется в пределах 4–15 евро. А если на белой бумаге без водяных знаков, стоимость возрастает в несколько раз: 25–70 евро. Купюра достоинством в 25 карбованцев оценивается в 5–15 евро, в 100 карбованцев — 3–12 евро, а в 250 карбованцев — от 3 до 30 евро.

Банкнота в 10 карбованцев. 1919. Художник Г. Золотов

Банкнота в 10 карбованцев. 1919. Художник Г. Золотов

Банкнота в 10 карбованцев. 1919.
Художник Г. Золотов

В последнем случае выше других котируются серии АБ, АВ и АГ.
Особый интерес представляет последний вариант гривны времён «первой независимости». Купюра достоинством 5 гривен, введённая в оборот в 1920 году, сегодня стоит 5 евро. А вот такая же, но с опечаткой (в слове «гривен» отсутствует вторая буква), стоит не менее 200 евро.

Однако мечтой любого коллекционера, увлекающегося денежными знаками Украинской Народной Республики, являются гривны, которые Директория так и не успела запустить в оборот. Собственно, их тираж не был отпечатан — типографии изготовили лишь несколько пробных экземпляров. Речь о купюрах образца 1920 года достоинством 50 и 1000 гривен. Эти «пробники» настолько уникальны, что их возможная цена просто не поддаётся описанию.

Автор: Станислав Цалик

Банкнота в 25 карбованцев. 1919. Художник А. Приходько

Банкнота в 25 карбованцев. 1919. Художник А. Приходько

Банкнота в 25 карбованцев. 1919.
Художник А. Приходько