Николай Княжицкий: «Без культуры мы ничего не достигнем и не построим»

Николай Княжицкий, журналист, соучредитель телеканала «Эспрессо TV», народный депутат Украины, глава Комитета Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности.

— Николай Леонидович, мой первый вопрос обращён к вам как к человеку, обладающему бесценным опытом телевизионного топ-менеджера, и в то же время — народному депутату, возглавляющему Комитет по вопросам культуры и духовности. Ощущаете ли вы трагическую, я бы даже сказала, фатальную разобщённость медиа и культуры?

— В целом — да, особенно, если мы говорим о нашей ситуации. Но обращу ваше внимание и на другое: как только на тех каналах, где я работал или собственником которых был, появлялась программа о культуре, рейтинги у неё в 90 % случаев были низкими. Почему? Потому что меряются они среди людей с низким уровнем дохода, живущих, в основном, на востоке страны, что, конечно, искажает общую картину восприятия культуры.

Коммерческие каналы, которые гонятся за деньгами, не заинтересованы в производстве таких программ, а общественное телевидение у нас пока только создаётся. Я, кстати, выступил с инициативой, чтобы его второй канал (и это было прописано в Законе) назывался «Культура» и имел соответствующее наполнение.
Если же говорить о печатных медиа и об Интернете, то здесь мы, безусловно, имеем примеры блестящей культурной журналистики, правда, в очень небольших объёмах…

— И это тоже напрямую связано с отсутствием достаточных инвестиций. Выходит, что современный высокотехнологичный медийный контент в данной сфере на сегодняшний день невозможен?

— Всё возможно, но при поддержке государства либо общества. ВВС, например, — общественная компания, которая снимает блестящие сериалы по английской классике, великолепные научно-популярные фильмы. Наше общественное телевидение тоже должно было бы этим заниматься, ведь общество испытывает потребность в таком продукте. Ну, а политики должны были бы ощущать свою ответственность перед обществом, чтобы такой продукт существовал.

— То есть мы приходим к положению о том, что культура как фундаментальная составляющая государственности — это то, что должно быть осознанно на государственном уровне, на уровне государственного управления.

— Безусловно!

— Культурный продукт, который не способен выйти на современный технологический уровень, не может быть инвестиционно привлекательным. В то же время, оставаясь архаичным по своей форме, он не может привлечь зрительское внимание, стать рейтинговым…

— Это не совсем так. Вы можете начать транслировать спектакли Влада Троицкого, и у них тоже не будет высоких рейтингов. И «ДахуБраху» не будут смотреть миллионы… Мой сын, например, снял спектакль, сделанный студентками из Университета имени Карпенко-Карого — очень интересный интеллектуальный спектакль, который поддерживал Польский институт. Мы показали его на «Эспрессо TV», но это не совсем телевизионный продукт, ведь в подавляющем большинстве люди хотят видеть в телевизоре совсем другое. А вот общественное телевидение как раз и должно было бы удовлетворять потребности тех, кого называют культурным меньшинством. Этого, к сожалению, нам пока не хватает.

— Какой выход?

— Ну, мы же строим страну… На мой взгляд, следовало бы ограничить влияние на медиа-пространство «финансовых мешков», которые в принципе не заинтересованы в культурном развитии общества. Люди, имеющие доступ к медиа, должны были бы чувствовать некую социальную ответственность, а общество — понимать, что не каждый желающий способен этим заниматься. И, опять же, нужно позаботиться о развитии общественного телевидения, а здесь, как мы уже говорили, без активной помощи государства не обойтись.

— Парадоксально, но сюжеты о культурных событиях попадают в новости последними и случайно — в блок со спортом и погодой. Неужели не существует представления о том, что культурная сфера не менее же важна, чем политика или криминальные разборки?

— Не только у нас, но и во всём мире — чем больше крови, тем важнее событие. Но, скажем, на моём канале «Эспрессо TV» есть программа Марии Бурмаки и еженедельник культурных событий. Не факт, что туда попадают все события, поскольку даже редакторы не всегда чувствуют, что является новостью. И это большая проблема…

После эпохи «совка» и «перестройки» мы попали в эпоху потребительства, для которой главная ценность — деньги. Получается, что культура здесь совсем ни при чём, потому что культура — это о другом. После Майдана уже наметился некоторый отход от консюмеризма: люди пересаживаются в более скромные автомобили, перестают щеголять роскошными вещами. Появляется понимание того, что без полноценной культуры мы не сможем построить сильное общество…

Я часто думаю о поляках, евреях, которые веками жили с украинцами на их территории. И тем и другим удалось построить сильные страны именно благодаря отходу от политики консюмеризма и поддержки собственной культуры. А что мы слышим у нас? Что страной должны править технократы! Меня это просто бесит, потому что для технократов культура не имеет ни малейшего значения. Они будут рассуждать об экономике и сбалансированном бюджете, не понимая, что без культуры мы ничего не достигнем и не построим.

— Мне кажется, что отсутствие культуры в телевизионном пространстве определённым образом влияет и на отношение политиков к тому, что происходит в этой сфере. Потому что наше общество и политики как часть этого общества, как определённый его значимый сегмент, — «телевизороцентричны».

— В коммерческом телевизоре места культуре, увы, нет, поскольку коммерческий телевизор создан для зарабатывания денег. Поэтому Министерство культуры должно было бы иметь специальные программы, обеспечивающие создание передач об изобразительном искусстве, музыке, театре. Министерство информации, очевидно, тоже… Некоторые каналы уже сейчас ищут, находят и покупают исторические, музыкальные программы: 5‑й канал, к примеру, будет покупать нашу программу с Марией Бурмакой, 24‑й — программу об украинской культуре. Конечно, это крохи, но, тем не менее, кто‑то начинает об этом задумываться, и это — большой плюс. Кстати, наша программа о культуре выходит только благодаря тому, что её покупает Министерство информации. Иначе пришлось бы закрыть.

— Может, есть смысл объединить Министерство информации с Министерством культуры? Речь ведь идёт об одном и том же культурно-ин­фор­мационном поле.

— Абсолютно трезвая мысль, имеющая право на существование.

— У вас лично как у владельца телеканала не возникало желания сделать какой‑то экспериментальный культурный продукт, который бы выходил на определённые смысловые вещи? Ведь культура и искусство — это те инструменты, которые позволяют «сканировать» глубинные процессы, происходящие в обществе.

— В данный момент я не знаю, кто бы мог взяться за воплощение такого проекта, и где найти на это деньги. Если у вас есть предложения, — я готов обсуждать.

— Теперь вопрос к вам как к парламентарию: какие конструктивные решения способны изменить нынешнюю ситуацию в культуре?

Во время съёмок программы «Культ: Експрес з Марією Бурмакою»

Во время съёмок программы «Культ: Експрес з Марією Бурмакою»

— Во многом это зависит и от исполнительной власти, которая, к сожалению, не проявляет большой активности. Мы в свою очередь разработали ряд законопроектов, направленных на развитие культурной сферы. Например, Закон о государственной поддержке кинематографии, который предусматривает и выделение серьёзных денег, и защиту авторских прав. Будет ещё один закон — об увеличении с 4 до 10 % необлагаемой прибыли, идущей на благотворительность. Мне кажется, что это тоже важно, поскольку культурные учреждения получили сейчас право открывать собственные счета и люди могут переводить туда деньги. Мы заинтересованы в том, чтобы количество пожертвований увеличивалось, поэтому и хотим поднять процент необлагаемой налогом суммы. Кроме того, мы приняли закон, направленный на совершенствование системы государственного управления в книгоиздательстве, ограничили показ российских сериалов. За последнее нас критиковали, но, тем не менее, это вызвало бум в производстве отечественного продукта.

— Вернёмся к телевизионной практике. Редакторы теленовостей — и вы об этом тоже говорили — очень часто не способны оценить важность культурного события, понять, как о нём рассказать. То есть им не хватает, скажем так, культурного образования для того, чтобы адекватно воспринять и преподнести зрителю то или иное явление. Как преодолеть эту ситуацию?

— Очевидно, привлекать к созданию сюжетов о культуре знающих людей, которые смогут подсказать своим коллегам, на что обратить внимание.

— Иногда возникают совершенно парадоксальные ситуации, когда на культурное событие удаётся созвать несколько камер от разных телеканалов, а результат — нулевой.

— То же самое происходит и с политическими сюжетами… К сожалению, журналистика у нас содержится богатыми людьми, сами журналисты не конкурируют между собой, а их количество намного превосходит то, в котором нуждается телевизионный рынок. И потому любой не имеющий профессионального опыта мальчик или девочка может идти работать «подставкой к микрофону» вне зависимости от того, на какое событие он или она приезжают — культурное, политическое, экономическое. Зачастую они попросту не понимают, о чём идёт речь. Это проблема нашей школы журналистики.

— А ведь грамотно сделанные новостные сюжеты и вообще программы о культуре могут стать своего рода общественным культурным консалтингом…

— Да. Было бы здорово сделать цикл о разных эпохах в украинском изобразительном искусстве или о музеях Украины. Мы же толком не знаем, что находится во Львовской картинной галерее, в харьковском, черниговском, полтавском музеях…

— Такой рассказ очень важен ещё и потому, что в основе всех государственных музеев лежат частные коллекции. Их владельцами были выдающиеся люди, которые имели высокий социальный статус и высокий уровень благосостояния и при этом строили общественные музеи, финансировали экспедиции, возрождали народные промыслы. Это пример гражданской и политической ответственности, пример служения обществу, очень нужный нашим современникам.

— Согласен, но не уверен, что все украинские политики и бизнесмены задумываются над подобными вопросами.

— Знаете, я убеждена, что продолжением революции, свидетелями и участниками которой мы были, станет революция культурная, и начаться она должна именно с медиа! По сути это политический проект.

— Возможно. В любом случае, нам предстоит много работы.

Беседовала Анна Шерман

Во время съёмок программы «Культ: Експрес з Марією Бурмакою»

Во время съёмок программы
«Культ: Експрес з Марією Бурмакою»