Журнал Антиквар

Лада Миляева о домашней иконе в музее "Радомысль"

Лада Миляева

Музей «Радомысль» силён именно «хатней» иконой, иконой крестьянской, иконой, быть может, небольшого местечка. Я наблюдала за его созданием почти с самого начала, но ещё до того, как Оля решила делать музей, она показала мне свою коллекцию. Сейчас я избегаю сотрудничества с частными собирателями, но ей не могла отказать, поскольку наша семья многие годы была дружна с её бабушкой и дедушкой.

Подробнее...

Украинская домашняя икона в «Замке-музее Радомысль». Новый дом для икон

Зал-галерея с иконами из разных регионов Украины. На потолке — экспозиция  домотканых дорожек и рушников

Когда шесть лет назад «Антиквар» беседовал с Ольгой Богомолец, её собрание украинской домашней иконы насчитывало около 5 000 экземпляров. Уже тогда было понятно, что эта единственная в своём роде коллекция требует музеефицикации, что обеспечит не только должное хранение, но изучение и популяризацию практически неизвестного пласта отечественной культуры. 

Подробнее...

Променные образа. К вопросу о стоимости иконы

Виталий Ременников. Статья из журнала "Антиквар" #31: "С любовью к жизни"


В. Суриков. Деревенская божница. Акварель. 1880-е гг.

В. Суриков. Деревенская божница. Акварель. 1880-е гг.

Встарину иконы не продавали и не покупали. Их меняли — на... деньги. В записных книгах Соловецкого монастыря читаем: «... выменил 4 обители чюдотворцев Соловецких на красках и золоте; дано промены 60 алтын», «... выменил 20 пядниц соловецких чюдотворцев на красном золоте; дано промены 4 рубли».1 За иконами, изготовленными на продажу, закрепилось название «променные образа», в отличие от образов «роздаточных», «заказных», «вкладных» и т. д. Этот простодушный эвфемизм не следует воспринимать как наивность религиозного мышления славян, — это был нравственный запрет рассматривать икону в одном ряду с обыденным товаром. При обмене-купле любые слова, которые могли бы звучать оскорбительно по отношению к иконе, вообще исключались: «Если сумма торговцу казалась малой, он отодвигал деньги молча, а покупатель молча их добавлял, и так до тех пор, пока сумма не покажется достаточной». 


Решив таким незамысловатым образом нравственный аспект торговли сакральными предметами, Россия на протяжении тысячелетия не смогла решить вопрос об их качестве (читай: об их художественном уровне), которое тем более должно быть отнесено к нравственной категории. Создав потрясающие образцы иконописи и прикладного искусства, русское искусство параллельно произвело на свет массу грубых и примитивных поделок в красках, камне, металле. Исключить производство малохудожественных произведений не смогли ни четкие требования иконописных подлинников, ни строгие постановления соборов, синодов, царей, ни проникновенные призывы собратьев-иконописцев к «люботщательному иконному писанию», ни, в конце концов, угроза, которая и сегодня-то звучит страшновато: «Проклят бо рече всяк творяй дело Божие с небрежением». Искусствоведы, атрибутируя артефакт, нередко воздерживаются от его адекватной оценки, словно патина времени a priori защищает произведение от критики. Итак, параллельное существование икон разного художественного уровня — от шедевров до «расхожего» (термин иконников) ширпотреба — явление в русском искусстве сложное, устойчивое и не имеет однозначного пояснения. Несколько парадоксальное оправдание дал этому явлению Н. Л. Кондаков: «Убожество ремесла искупается народным смыслом и историческим интересом».

Неделя строителя 143–44 за 1889 г. Приложение к санкт-петербургскому журналу «Зодчий»

Неделя строителя 143–44 за 1889 г. Приложение к санкт- петербургскому журналу «Зодчий»


Однако для верующего, как известно, далеко не безразлична художественная сторона иконы, достаточно вспомнить «Запечатленного ангела» Н. Лескова — настольную книгу каждого иконо- почитателя, верующего или неверующего. Мнение, будто православные «не умеют иначе относиться к иконам, как только с молитвенным благоговением», считал ошибочным и Ф. И. Буслаев еще в середине XIX в.

Наконец, есть еще одна составляющая цены иконы: вкус покупателя. Расслоенное социально и расколотое религиозно, русское общество предъявляло разные требования к иконописному стилю: мелкокрестьянский Север тяготел к образам в стиле Новгорода и Поморья, купечество, мещанство и зажиточное крестьянство Сибири и Урала предпочитало стилевые традиции Москвы, а Москва — ювелирную красоту строгановских писем.

Цена иконы учитывает все ценообразующие факторы — себестоимость, убранство, качество, вкус и... ставит икону в «товарный ряд», делая ее «вещью среди других вещей», — то, чего опасался о. Павел Флоренский.

Сколько же стоит икона (в сопоставимых ценах)? Разная икона в разные времена?

Приведенная в начале статьи запись в пис- цовой книге Соловецкого монастыря относится к 1597 г. Нехитрая арифметика дает в итоге стоимость одной иконы-пядницы с изображением соловецких чудотворцев Савватия и Засимы на красном золоте, писаной в Москве — 20 коп. шт. Что можно было купить на 20 копеек в конце XVI в., в царствование Федора Иоанновича? Документы близлежащих земель того време- ни дают достоверный ответ. В «Сборнике грамот коллегии экономии. Т. 1. Грамоты Двинского уезда» (Пг., 1922) под годом 1597 находим не- сколько подходящих актов.

– 358. 1597, июня 20. — Отпись (расписка) Федоры Долгой Спасскому Прилуцкому монастырю в получении денег за двор в Холмогорах: Неделя строителя 143–44 за 1889 г. Приложение к санкт- петербургскому журналу «Зодчий» «Се яз Федора Лукоянова дочь Чишина, а Ива- новская жена Долгого, взяла... за свой двор за все хоромы четыре рубля с четвертью...»

– 356. 1596, декабря 17. — Купчая на лавку в Глинском посаде, проданную Василием Ивановым сыном Никите Григорьеву сыну: «Се яз Василей Иванов сын, серебряник Глинского посаду, продал есми Никите Григорьеву сыну... лавку свою и с лавочным местом на Глинском посаде... и со всем лавочным внутренным снарядом без вывета... А взял есми на тои своеи лавке и на лавочном месте рубль с гривною денег».

После кропотливых расчетов, здесь не приводимых: за 4 рубля в 1590-е гг. можно было купить двор с хоромами в г. Холмогоры или две рабочие лошади, или 5–6 коров, или 60–70 овец, или... две книги — «Псалтырь» и «Ирмологий». Ну или — двадцать небольших икон в Москве. По данным историка В. О. Ключевского, стоимость рубля в различные периоды истории Рос- сии по отношению к рублю 80-х гг. XIX в. была следующая:
– 1500 г. — 100 руб.
– 1501–1550 гг. — 68–63 руб.
– 1550–1600 гг. — 60–74 руб.
– 1601–1612 гг. — 12 руб.
– 1613–1636 гг. — 14 руб.
– 1651–1700 гг. — 17 руб. (Таблица выведена на основании сопоставления с ценами на хлеб.)

Рассчитанная по таблице стоимость московской пядницы в 1880-е гг. должна была бы составить 0,2 руб. х 74 = 14,8 руб., что достаточно точно соответствовало стоимости новой иконы в последней четверти века. А так как инфляция в те времена не очень беспокоила Россию, то и в начале XX в. добротные домашние иконы стоили примерно столько же. На приведенной нами фотографии тыльной стороны иконы «Воскресение с праздниками» хорошо читается чернильная надпись: «1908 года 10 апреля заплочено шестнадцать 16 руб 25 коп». Надпись редкая; выдает, судя по продублированной прописью и цифрами цене, лицо купеческого сословия, прагматичное и без предрассудков.

В еженедельной петербургской газете «Неделя строителя» за 1889 г. в 1 43 и 44 приведены цены на иконы, изготовленные в слободе Борисовка Курской губернии:
– заказная «аршинная» ( 70 см) — икона в красках — 20 руб.
– «восьмивершковая» ( 35 см) — 1,6– 1,8 руб.
– «шестивершковая»( 25 см) — 0,8– 1,0 руб.

«Личковые» иконы, т. е. киотные образа с иконой-подокладницей стоили в 4–5 раз дешевле.

Икона «Воскресение Христово с праздниками». Нач. XX в.

Икона «Воскресение Христово с праздниками». Нач. XX в.


Продажная цена новой иконы в XVI–XIX вв. редко превышала двух-трехкратную ее себестоимость даже с учетом доставки из Москвы в далекое Беломорье.

Цены на старинные («древние») иконы с середины XIX в. складывались иначе. Проснувшийся интерес русского общества к собственной старине явил не только славянофильство, но и новую внеклассовую «прослойку» — коллекционеров (книг, рукописей, икон...) — людей состоятельных, азартных и весьма компетентных. К собирательству икон подключилась сама императорская семья; ей поставляла древние иконы знаменитая иконописная мастерская братьев Чириковых в Москве, скупая их у офеней — тогдашних дилеров.

Старые иконы для одних собирателей являлись дополнительным символом благочестия, для других представляли антикварную ценность, для третьих были и тем, и другим.

Цены (почерпнуты из опубликованной переписки между собирателями и торговцами) составляли 700, 1 000, 1 800, 2 300 и 3 000 руб. В 40-х гг. XIX в. за большую строгановскую ико- ну с «деяниями» просили от 1 000 до 1 700 и более руб.

Немало информации о стоимости предметов старины, в т. ч. икон, можно найти в журнале «Московитянин», редактором которого был коллекционер древностей 1 1 в России Михаил Петрович Погодин, профессор истории, журналист и общественный деятель.

Оборотная сторона иконы «Воскресение Христово с праздниками»

Оборотная сторона иконы «Воскресение Христово с праздниками»


Собирательский бум породил волну фальсификаций и реставраций, качественных и не очень, но в основном коммерческого характера. Сколько «старинных» икон выходило на рынок (в т. ч. и «коллекционный»), можно судить по такому примеру: в 1879 г. в одну лишь Мстёру для изготовления «подделок» было завезено более 28 тыс. старых иконных досок, собранных по России. При подготовке в 1987 г. выставки икон строгановской школы, хранящихся в Государственном Русском музее (СПб), оказалось, что на большей части образов оригинальные изображения скрыты многочисленными поздними записями и поновлениями. Но эта тема — уже за рамками данного обозрения.

Свидетели запредельного

Апостол Лука. Фрагмент мозаики «Евхаристия» в главном алтаре Софийского собора в Киеве. XI в.

Он лежит в  зеленоватом свечении лампадного стекла под покрывалом такого же цвета в нише Ближних пещер Лавры. Совсем невелик ростом, но  почитаем всей Русью — и  отдельно киевскими живописцами — как святой покровитель образописателей Киева и Руси. 

Его сухая, словно из воска отлитая рука больше девяти веков то ли благословляет всякого проходящего по лёссовому пещерному коридору, то ли ведёт свою линию по невидимой грунтовке липовой или дубовой доски. У киевлян есть свой «след Апеллеса» — это след чудоносного старца-юноши Алипия…

Подробнее...

Житийная икона XIV века итальянской школы

Завершена реставрация одного из уникальных экспонатов Эрмитажа – "Мадонны с младенцем на троне и евангельскими сценами в клеймах”.

Подробнее...