Журнал Антиквар

История парфюмерных флаконов. «Хранители ароматов»

 

Несколько эпизодов из истории парфюмерных флаконов

 


Флакон для духов La Hictoire Auree. 1-я четв. ХХ в. Одесский музей истории упаковки аромата.

Автор нашумевшего романа о безумном парфюмере на первой же странице текста сокрушается по поводу того, что парфюмерия — это область, не оставляющая следов в истории. Мягко говоря, это преувеличение, допустимое разве что в подобных ретроспективных триллерах. Патрику Зюскинду, конечно же, можно простить такую вольность хотя бы за то, что для миллионов непосвящённых его книга стала путеводителем в мир запахов и ароматов.

На самом деле историки располагают массой старинных парфюмерных рецептов и трактатов, описывающих процессы изготовления духов и благовоний. По расходным книгам, счетам, инвентарям, цеховым документам можно составить представление об известных европейских парфюмерах и популярных ароматах, начиная примерно с XVI в.

Наконец, существуют парфюмерные сосуды — красноречивые свидетельства усилий человечества сохранить и продлить жизнь столь эфемерной субстанции, как аромат, найти для неё достойную — функционально и эстетически — упаковку. Об этих усилиях мы и попробуем рассказать.

Древний мир

В шумерском «Эпосе о Гильгамеше» — одном из древнейших литературных памятников — описываются сосуды для благовонного масла, изготовленные по приказу главного героя повествования для жертвоприношения богу Лугальбанде. Сделаны они были из рогов гигантского быка, опустошавшего окрестности Урука и потому убитого другом Гильгамеша Энкиду; для украшения сосудов был использован лазурит, очень распространённый в прикладном искусстве Древней Месопотамии камень.

Однако не следует думать, будто применение ароматических средств тогда ограничивалось только сферой священного. Косметика и парфюмерия в условиях жаркого климата и недостаточного количества воды имели огромное практическое значение. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас документы и археологические находки. В погребениях III–II тыс. до н. э. обнаружены каменные и медные сосуды, предназначавшиеся для хранения белил, румян, теней, ароматических масел и бальзамов. Многие из них изготовлены в виде скульптур животных или людей, держащих сам контейнер для косметических средств. В залах ближневосточных древностей Лувра можно увидеть медную статуэтку-сосуд в виде быка, но не того свирепого, что описан в древней поэме, а смирного и даже добродушного домашнего животного. Также встречаются сосуды в виде баранов, верблюдов, реже — змей и обезьян. Приблизительно с середины II тыс. до н. э. в Месопотамии довольно широкое распространение получили стеклянные флаконы для парфюмерии (позволим себе их так называть). Изготовлялись они методом накладывания разогретой силикатной массы на глиняную форму. Наиболее характерный тип сосуда для ароматических масел — бутылочка вытянутой цилиндрической формы с узким горлышком, которую археологи позже назвали «алабастр». В качестве декора использовались стеклянные нити других цветов, часто образующие волно- или зигзагообразный орнамент. Хотя в подобной манере украшались и сосуды другого назначения, нельзя не отметить, что сочетание полупрозрачного синего или оливкового цвета тулова с линеарным белым декором создаёт общее радостное настроение, соответствующее тем эмоциям, которые пробуждают в человеке приятные запахи.

Алабастры как сосуды для хранения ароматических жидкостей также характерны для древнеегипетского искусства и более поздних средиземноморских культур. Не сложно догадаться, что первоначально они изготовлялись из алебастра, а уже потом их форму позаимствовали гончары и стекольщики. Наряду с цилиндрическими алабастрами, в Египте, Греции, Риме и других странах Средиземноморья бытовали и грушевидные. Кроме того, в греко-римском мире для парфюмерии активно использовались сосуды других типов — пиксиды (прообраз современных баночек для кремов) или арибаллы (шаровидные приземистые вазочки для ароматических масел, с которыми часто изображали атлетов). Эти предметы также могли изготовлять из камня, глины, металла или стекла. Если декорация стеклянных сосудов, как правило, повторяла описанный выше волнистый орнамент, то на керамических предметах она была более разнообразной. На коринфских чёрнофигурных пиксидах, арибаллах и алабастрах VII–VI вв. до н. э. можно видеть изображения цветов, змей, птиц, зверей, юношей и даже многофигурные сценки мифологического или бытового содержания. Для создания оригинальных парфюмерных флаконов египетские, греческие и римские мастера нередко прибегали к скульптуре. До нашего времени дошёл керамический арибалл, представляющий собой три соединённые морские раковины. Выразительности его формы могли бы позавидовать многие ведущие дизайнеры нашего времени. Уже тогда безвестный греческий мастер нащупал метафорическую связь между освежающим и очищающим действием ароматических веществ и мотивом раковины, ассоциирующейся с морем, свежестью.

Известны родосские и коринфские арибаллы в виде совы, ежа, головы воина или Геракла. (В последних двух случаях форма недвусмысленно указывает на принадлежность предметов мужчинам.) В древнеегипетских захоронениях найдены алебастровые сосуды в виде обезьянок и козерогов; иногда фигурки рабов, рабынь или божеств служат держателями или подставками для контейнеров с благовониями или порошком для подкрашивания глаз. Наиболее показательна в этом плане алебастровая ваза для ароматического масла из гробницы Тутанхамона. Постаментом для неё служит миниатюрный столик, между ножками которого помещены рельефные изображения соколов. Горлышко вазы оплетено побегами папируса и лотоса (символами Верхнего и Нижнего Египта), которые поддерживают фигуры, олицетворяющие Хапи — божество Нила. Таким образом, декор сосуда нёс важную смысловую нагрузку, выражая идеи политического единства страны и её материального благополучия.

Средневековье

В трактате арабского учёного Аль-Кинди «Об алхимии ароматических веществ и дистилляции» (IX в.) приводится 107 рецептов изготовления благовонных масел, эссенций и розовой воды — наиболее распространённого парфюмерного средства исламского мира. (По преданию, белая роза выросла из капель пота Мухаммеда, упавших на землю в ночь, когда он возносился на небо.) Вспомним, как в одной из историй Шахерезады мать Аладдина


Сосуд для розовой воды. Сирия. XIII в. Музей Метрополитен.

приводит своего усталого сына в чувство при помощи розовой воды. Эту жидкость использовали для ароматизации воздуха, ухода за телом и волосами, её даже добавляли в напитки. Не удивительно, что до нашего времени дошло множество сосудов для хранения и распрыскивания розовой воды, от самых скромных, без декора, до богато украшенных драгоценными камнями и эмалями, от керамических до золотых, от египетских до индийских. Эти флаконы, как правило, имели шаровидное туловище и длинное узкое горло, хотя можно встретить и сосуды цилиндрической формы или с короткой шейкой. В Музее Метрополитен хранится стеклянная бутылка для розовой воды (XI–XIII вв.) с кольцевидным туловом и небольшими, скорее декоративного характера, змеевидными ручками, прикреплёнными у основания шейки. Многие сосуды такого типа украшались изображениями цветов или птиц неизменными атрибутами рая. А благоухание розы в представлении мусульман, очевидно, в какой-то степени воссоздавало ароматы рая на земле.

Европа. XVI–XIX вв.

В классическом труде по культуре итальянского Ренессанса Якоб Буркхардт отмечает, что применение парфюмерных средств в ту эпоху вышло за рамки разумного, распространяясь на всё окружение человека (во время празднеств даже мулов умащали благовониями). К концу Средневековья европейцы не только завозили парфюмерию с Востока, как было ранее, но и производили свои собственные ароматические и косметические средства. В частности, появилась спиртосодержащая туалетная вода («венгерская вода» и «кармелитская вода»). Итальянский автор рубежа XVXVI вв. Маркантонио Сабеллико, описывая тогдашнюю Венецию, указывает на обилие в ней парфюмерных лавок, однако флаконов той поры до нас дошло крайне мало. К примеру, в собрании Музея Метрополитен хранятся только два сосуда XVI в. — серебряный с позолотой английской работы и майоликовый — немецкой. Первый из них грушевидной формы, сплющенный, декорирован


Флакон. Англия. XVI в. Музей Метрополитен.

геометрическим и растительным орнаментом, а также скульптурными изображениями дракончиков. Яйцевидный майоликовый сосуд украшен рельефными цветами, в обрамлении которых даны полуфигуры Адама и Евы; крышечка и ручки — бронзовые. Эти флаконы совсем не похожи на стеклянную бутылочку, изображённую Тицианом на картине «Женщина перед зеркалом» (1512–1515) — шаровидной формы с коротким горлышком (по типу античного арибалла). О том, насколько прочно вошёл в быт аристократических и артистических кругов флакон с духами, свидетельствует хотя бы пятый сонет Шекспира, весь образный ряд которого строится вокруг цветочной эссенции — «пленницы стеклянных стен».

Ещё одним любопытным памятником искусства хранения ароматов XVI–XVII вв. являются т. н. помандеры (от фр. pomme d’ambre — шарик из амбры) — сосуды, в которых хранились твёрдые благовонные вещества. Их всегда держали при себе, чтобы создавать своего рода душистую защитную ауру, поскольку считалось, что таким образом человек может избежать инфекционных болезней, передающихся со зловонными испарениями или дурным дыханием.

Помандер. Музей Виктории и Альберта.

Помандеры, как правило, изготовлялись из серебра, имели шаровидную форму и разделялись на дольки, словно апельсин (в эти дольки и закладывались благовония). К верхней части сосуда крепилась цепочка, позволяющая носить его на кисти руки, в ладони или на шее.

Гораздо шире в музейных коллекциях представлены флаконы XVII–XVIII вв., что говорит о росте производства парфюмерной продукции. Бóльшим разнообразием отличаются и формы сосудов. Например, на королевской стекольной мануфактуре в Орлеане продолжали выпускать флаконы традиционной грушевидной формы, украшая их рельефным растительным орнаментом и сердечками. В Мурано делали узкие изогнутые бутылочки, по форме напоминающие банан, в Мейсене — флаконы-статуэтки, изображающие китайцев,


Флакон. Мейсен. Ок. 1760. Музей Метрополитен.

персонажей комедии дель арте и даже небольшие сценки фривольного содержания, а на Сицилии — прямоугольные металлические сосуды, инкрустированные кораллами. Впрочем, следует отметить, что флаконы такого типа красовались на туалетных столиках джентльменов и дам, тогда как в парфюмерных лавках были выставлены незамысловатые бутылочки, по форме мало чем отличающиеся от аптечных пузырьков или винных штофов того времени. Люди покупали духи или одеколоны в простой таре и затем переливали их в красивые сосуды. Понятно, что в этом случае флакон выражал идею парфюма вообще, а не какого-либо конкретного аромата.

Такое состояние дел сохранялось почти до конца XIX в. — менялась лишь стилистика оформления декоративных сосудов да технологии обработки стекла или металлов. Популярным приёмом становится армирование стекла металлическими декоративными элементами — от чисто орнаментальных поясков до пасторальных сценок. Этот декор позволял в какой-то степени индивидуализировать ординарные «медицинские» флаконы, придать им соответствующую вкусам владельца тематическую и эмоциональную окраску.


Флакон. Зап. Европа. XIX в. Одесский музей истории упаковки аромата.

В сознании многих ювелиров или керамистов флакон для духов по-прежнему ассоциируется с Востоком — отсюда формы, производные от исламских сосудов, и пышность декора.

Начало эпохи брендов

Известная американская исследовательница истории парфюмерии Кристи Майер-Лефковис решающим моментом в развитии дизайна серийных флаконов для духов, одеколона, туалетной воды считает открытие в крупных городах Европы и Америки больших универсальных магазинов (1870–1880-е гг.). Именно тогда ведущие парфюмерные компании начали уделять серьёзное внимание внешнему виду сосудов, графическому решению этикеток и упаковки, — ведь их продукция должна была чем-то выделяться среди расположенных по соседству изделий конкурентов, привлекать внимание покупателей.

К примеру, одна из старейших парижских фирм «L. T. Piver» в 1880 г. выпускает серию духов в непривычных для того времени флаконах из полупрозрачного ярко-зелёного стекла. Но в целом на рынке ещё довольно долго доминируют сосуды традиционных прямоугольных очертаний. Потребители отличают их только по оригинальной упаковке или этикетке. Причём и в этой области производители часто далеки от стилистического единства. В парфюмерном наборе фирмы «Gellè Fréres», выпущенном в 1900 г., мы видим упаковку, стилизованную под китайскую шкатулку, и этикетки в стиле ар нуво.

1910-е гг. Рене Лалик и Люсьен Гайяр

Понимание того, что флакон посредством формы и декора также может и должен выражать ароматическую концепцию хранящегося в нём парфюма, приходит только к концу 1900-х гг. И в этом большая заслуга выдающегося мастера ар нуво Рене Лалика. В начале 1910-х гг. он проектирует ряд флаконов для таких фирм, как «Coty», «D’Orsay», «L. T. Piver» и др. В производстве Лалик применяет технологии литья и холодного патинирования, позволяющие значительно удешевить продукцию. Художник бесконечно варьирует формы сосудов, порой предлагая парадоксальные решения. Например, флакон для духов «Misti» фирмы «L. T. Piver» как бы распластан на поверхности; благодаря выгнутой форме дна он трепещет при


Р.Лалик. Флакон для духов "Misti".

каждом прикосновении, словно крылья изображённых на нём мотыльков. В декоре сосудов Лалик активно использует цвет, рельефные изображения растений, насекомых, человеческих фигурок. На флаконе «Rosace figurines» кружащиеся в экстатическом танце девушки в античных одеяниях возникают прямо из лепестков цветка — разве это не визуальная метафора аромата, способного пробуждать в нас полуосознанные чувства или видения прошлого?


Р.Лалик. Флакон "Rosace Figurines". Одесский музей истории упаковки аромата.

Ещё одним достижением Рене Лалика была разработка оригинальных пробок, которые во многих его флаконах обеспечивали выразительный и запоминающийся образ парфюма. Пробка духов «Styx» фирмы «Coty» выполнена в виде цветка, на котором сидят пчёлы, в античной мифологии тесно связанные с представлениями о подземном мире, о бессмертии души, об умирании и возрождении природы. Тем самым художник как бы создаёт многозначный образ запаха, состоящего из множества эмоциональных оттенков, вполне в духе символистской поэтики.


Р.Лалик. Флакон для духов "Styx".

Примеру компании «Coty», первой пригласившей Лалика для проектирования флаконов и упаковки, в 1910-е гг. последовали многие ведущие парфюмеры. Так в эту отрасль пришли работать и другие выдающиеся художники-прикладники — Люсьен Гайяр, Жорж Лепап, Анри Амм, Андре Жоливе, Жюльен Виар.

Люсьен Гайяр, больше известный как ювелир, сотрудничал с такими парфюмерными брендами, как «Dolly», «Clamy», «Violet» и уже упоминавшейся «L. T. Piver». В 1911 г. по заказу «Violet» он создаёт флакон для духов «Farnese» — вытянутый вверх пирамидальной формы сосуд, грани которого украшены изображениями фантастических существ с крыльями


Л.Гайяр. Флакон для духов "Farnese". Одесский музей истории упаковки аромата.

стрекозы и женской головкой. Как видим, для оформления сосуда художник вновь использует мотив крыльев, ассоциирующийся с воздухом, полётом, лёгкостью, но, в отличие от Лалика, дававшего стилизованные изображения реально существующих насекомых, наделяет ими некое мифическое создание (вспомним, что личинку стрекозы называют нимфой) вроде духа итальянского лета. Люсьен Гайяр нередко делал украшения в виде стрекоз или бабочек с причудливыми, изломанными очертаниями и красочно отделанными крыльями, но в данном случае он обходится лаконичным силуэтом, идеально соответствующим форме сосуда.

Из других парфюмерных работ мастера можно отметить флаконы для духов «Bluet» (фирма «Clamy») и «Tanagra» (фирма «Violet»). Первый представляет собой шар, равномерно покрытый листьями, с ярко-синей крышечкой в виде цветка полевого василька, а во втором примечательна крышечка с женской фигуркой, напоминающей знаменитые терракотовые статуэтки из Танагры. 

1920–1930-е гг. Жюльен Виар

Яркий след в истории парфюмерии оставил и Жюльен Виар. Свой первый флакон мастер представил еще в 1912 г., но лучшие его работы были выполнены в послевоенное время. Конец 1910 — начало 1920-х гг. — период изживания из дизайна остаточных элементов ар нуво и зарождения стиля ар деко, более строгого по формам и лишённого декадентско-мистического флёра.


Ж.Виар. Флакон для духов L'amour dans le cœur. 1919.

В эти годы Жюльен Виар создаёт несколько десятков флаконов для фирм «Dubarry», «Gueldy», «Rigaud» и др. Во многих из них он использует мотивы и композиционные приёмы, наработанные Лаликом и Гайяром: бабочки, женские фигурки на крышечках, узкие и вытянутые либо приземистые формы. Но в то же время стилизованный рисунок его мотыльков ритмически построен намного проще, чем у Лалика; наряду с экстравагантными формами флаконов Виар активно использует и классические, грушевидные, цилиндрические или прямоугольные. Отличительной чертой стиля художника в первой половине 1920-х являются скульптурные крышечки — фигурки девушек, животных или божеств пластически выражают идею духов, заложенную в их названии и ароматической гамме. Например, на крышечку флакона «Blue Lagoon» («Dubarry») Виар усаживает экзотическую островитянку, а пузырёк «Nuit de Stamboul» («Ramey») украшает фигурка из чёрного стекла, изображающая женщину в длинном восточном одеянии. Цвет флакона также нередко подбирается в соответствии с названием парфюма — например, синий для «Soir de Lune» («Лунный вечер») или сочетание чёрного и красного, традиционно ассоциирующихся с Испанией, для «Suspiro de Granada» («Вздох Гранады») фирмы «Myrurgia».


Ж. Вмар. Флакон для духов "Blue Lagoon".

Одной из наиболее известных разработок Виара является классический флакон «Chanel № 5» с его строгими прямыми линиями, отражающими главные черты стиля Коко Шанель — элегантность и простоту. В дальнейшем мастер ещё несколько раз обращается к этой форме. Например, серию духов фирмы «Janey» он «упаковывает» в чёрные прямоугольные флаконы со слегка закруглёнными гранями и выразительным лаконичным декором в виде вертикальных золотых линий.

В эпоху ар деко продолжают плодотворно работать Рене Лалик и Люсьен Гайяр. Для духов «5 Fleurs» («Пять цветков») фирмы «Forvil» Лалик создаёт флакон, в пластичной форме которого остроумно зашифровывает основную идею аромата, составленного, как явствует из названия, из пяти компонентов. На двух плоскостях прямоугольного флакона он «вылепливает» пять выпуклых сегментов, окружённых орнаментом-плетёнкой. Для парфюма «La Perle Noire» этой же компании мастер использует плоский флакон округлой формы, на одной из сторон которого помещает шарик, имитирующий чёрную жемчужину, в окружении декора, напоминающего и поверхность ракушки и расходящиеся во все стороны солнечные лучи.


Р.Лалик. Флакон для духов "La Violette". Ок. 1925. Одесский музей упаковки аромата.

Люсьен Гайяр в своих проектах 1920-х гг. часто использует форму плоского прямоугольного флакона, декорируемого в соответствии с концепцией парфюма. К примеру, флакон «Pourpre d’Automne» (фирма «Violet») покрыт изображениями листьев и плодов каштана; плоскости флакона для духов «Gardenia» (фирма «Mori») как бы разделены на две части по диагонали — верхние украшены цветочным орнаментом, а нижние оставлены без декора, что создаёт ощущение движения.

Из разработок других дизайнеров этого времени следует обратить внимание на флаконы Андре Жоливе и Жоржа Дюмулена. Первый изобрёл технологию нанесения устойчивого покрытия, имитирующего жемчуг, и спроектировал несколько флаконов шаровидных и округлых очертаний с крышечками, напоминающими крупные жемчужины. Наиболее запоминающейся работой Дюмулена, начинавшего свою карьеру на Севрском фарфоровом заводе, оказалась серия флаконов для фирм «Drecoll» и «Lentheric» — они покрывались чёрной эмалью и золотой пылью, что, очевидно, должно было указывать как на драгоценность содержимого, так и на его эфемерность.

Множество красивейших флаконов разработали в 1920–1930-е гг. художники компании «Baccarat» — одного из старейших стекольных производств Франции, крупнейшего поставщика флаконов. Духи «La Cascade» (фирма «A. Gravier») они упаковали в сосуд, напоминающий трёхъярусный фонтан, а на крышечку посадили дельфина. Метафора фонтана также кажется очень удачной для создания визуального образа духов: она выражает и состояние непрерывного струения, и ощущение прохлады в жаркий летний день.

Для духов «Gardez moi» («Храни меня») фирмы «Jovoy» на заводе «Baccarat» был изготовлен флакон в виде статуэтки пантеры, выполненной в кубистической манере из чёрного хрусталя. Это красивое, пластичное и опасное животное как бы символизировало качества, которыми аромат парфюма наделял его обладательниц (ещё в древности существовало поверье, что пантера привлекает своих жертв благовонным дыханием).

Вообще приёмы авангардной скульптуры и архитектуры в это время довольно часто используются для проектирования флаконов парфюмерии класса люкс. Это и понятно: резкие, угловатые, порой агрессивные формы, одолженные у кубизма, геометрической абстракции, функционалистской архитектуры и мебели, воспринимались как достойная упаковка для инновационных ароматов. В 1927 г. авангардный дизайнер обуви Андре Перуджиа выпускает духи «Soir» в ступенчатом флаконе чёрного стекла с кубической крышечкой золотистого цвета. Для парфюма «Nuit d’Amour» (фирма «Morlet») «Baccarat» изготавливает флакон в виде обрезанного под тупым углом диска, неустойчиво покоящегося на одной из граней. Дань геометризму отдал даже Рене Лалик, спроектировавший для духов «Inalda» (фирма «Delettrez») сосуд в виде семи концентрических колец, поставленных одно на другое. (Инальда — имя девушки, производное от латинского anulus — кольцо.)

1940–2000-е гг. Дали, Мюглер, Лоран

Сразу же после окончания Второй мировой войны Сальвадор Дали разрабатывает для Эльзы Скиапарелли флакон и упаковку для духов «Le Roy Soleil» («Король-солнце»), символизирующие освобождение Франции от фашистской оккупации. Конусовидный сосуд с пластическим декором, напоминающим морскую зыбь и порождающим весёлую игру света и тени, крышка с завершением в виде стилизованного солнечного диска действительно создают радостное ощущение свежести и простора. Несколько десятилетий спустя, когда был создан парфюмерный бренд «Salvador Dali», похожий солнечный диск украсил флакон мужской туалетной воды.


С.Дали. Флакон для духов "Le Roy Soleil". Одесский музей истории упаковки аромата.

Впрочем, духи «Король-солнце» оказались последним большим успехом Эльзы Скиапарелли, ушедшей из бизнеса в 1953 г. В первые послевоенные десятилетия тон на рынке эксклюзивной парфюмерии задают новые или относительно молодые компании. Кристиан Диор выбирает для своих духов «Diorama» и «Diorissimо» флаконы, близкие по форме к античным амфорам. Очевидно, авангардное искусство у многих осознанно или неосознанно ассоциировалось с социальными конфликтами, революциями и войнами первой половины века, тогда как в классике, возможно, видели символ стабильности.

Жорж Деломм, проектируя флакон для лимитированного выпуска «Magie Lancôme», обращается к литературе. Его сосуд-статуэтка из опалесцирующего с розовым оттенком стекла навеян образом Мелисанды, возлюбленной поэта-трубадура Жоффре Рюделя и героини пьесы Эдмона Ростана.

В 1959 г. для духов «Envol» («Взлёт») «Lancôme» выпускает флакон «Spoutnik» с мягким юмором обыгрывая начало космической эры человечества. Миниатюрный круглый пузырёк из голубоватого опалового стекла — это улыбающаяся Луна, какой мы её можем видеть на детских рисунках. Идея проста: Луна — вечный спутник Земли, а духи — спутник женщины. Говорят, что несколько флакончиков «Спутника» (из тиража в 100 экземпляров) приобрёл сам Никита Хрущёв, когда приезжал с визитом во Францию.


Б.Ширайши. Флакон для духов "Love Story". Одесский музей истории упаковки аромата.

В 1960–1970-е гг. многие ведущие парфюмерные бренды приобретаются крупными многоотраслевыми холдингами, озабоченными оптимизацией производства и увеличением объёма реализации массовой продукции. Вследствие этого выпуск эксклюзивных коллекционных флаконов значительно сократился. Возрождение этого сегмента рынка начинается в 1980-х гг., не в последнюю очередь благодаря популяризаторским усилиям коллекционеров раритетных флаконов.

Известный ювелир Джоэль Артур Розенталь выпускает духи «Golconda» в коллекционном хрустальном флаконе «Baccarat» с крышечкой, имитирующей ограненный турмалин. Здесь интересны параллели, проводимые между ароматом и драгоценными камнями (Голконда — легендарный край средневековых алмазных копей).

Кутюрье Тьерри Мюглер в 1990-е гг. разрабатывает несколько подарочных флаконов для своих знаменитых духов «Angel». (Если обычный флакон этой марки сделан в виде слегка наклонённой пятиконечной звезды, то в лимитированных версиях пятиконечная форма «запрятана» в плане и в довольно крупных крышках.) Правда, тираж этих нумерованных «изданий» увеличивается с нескольких сотен до 6–7 тысяч.

В 2006 г. в рамках рекламной кампании фильма Тома Тыквера «Парфюмер» Мюглер выпустил целый набор из 15 ароматов, созданных по мотивам одноимённого романа. Разлиты они были в пузырьки, по форме напоминающие ординарные флаконы XVIII в.


Флакон для духов "Love" фирмы Ralph Lauren. 2008. Одесский музей истории упаковки аромата.

Один из самых простых, хотя и недешёвых, способов добиться эксклюзивности — использование драгоценных металлов и камней. Лондонская компания «Clive Christian» для духов № 1, изготовленных из натуральных компонентов, произвела партию хрустальных флаконов, украшенных бриллиантами и золотом 18 К.

Дизайнер одежды Ральф Лорен лимитированный выпуск духов «Love» упаковал в хрустальный флакон в форме сердца, украсив горлышко золотым ободком, а крышку — 47-каратным аметистом, являющимся, кстати, символом трезвости ума. Возможно, владелец бренда таким магическим способом попытался защитить будущих влюблённых от чрезмерностей страсти?

Разработкой оригинальных флаконов занимаются и парфюмерные компании, не связанные с крупными международными корпорациями. Например, под брендом «Les Beaux Arts» тиражами в несколько тысяч выпускаются духи, разлитые во флаконы, украшенные малой пластикой современных художников. Бронзовая фигурка девушки, созданная скульптором Барри Ширайши для марки «Love Story», очевидно, навеяна образом главной героини одноимённой мелодрамы. Её природная грация и красота, далёкие от рекламных стандартов, выражают вкусовые предпочтения создателей и потребителей «немейнстримной» парфюмерии.


Флакон-фактис для духов "Le Chapeau Bleu" фирмы Marina Picasso. Одесский музей истории упаковки аромата.

Эксклюзивные флаконы тиражом в несколько экземпляров начали изготавливать и известные парижские дизайнеры мебели и интерьеров. Уделяя главное внимание оригинальности формы, они осознанно используют недорогие материалы (оргстекло, алюминий, синтетические смолы). Флакон Жана-Клода Кардье «Couronne» («Венец») имеет приплюснутую грушевидную форму, а его пробка, тонированная голубым и украшенная прозрачными бусинками, в самом деле отдалённо напоминает венок из полевых цветов или корону с драгоценными камнями. Ирония заключается в том, что всё это выполнено из оргстекла.

Оставаясь равнодушными к подобным насмешкам над помпезными ювелирными проектами, крупные бренды, как оказалось, внимательно присматриваются к инновационным дизайнерским разработкам. Для флакона своих духов «Insolence» дом «Guerlain» позаимствовал форму у одного из изделий Кардье, правда, без разрешения, за что и поплатился громким юридическим скандалом.

Виктор Хмельницкий


Полную версию публикации см. в журнале "Антиквар", №1-2, 2012