Александр Храпачёв. Дорога (фрагмент). 150 × 120 см (зимний сезон)

Живописные сезоны в «Мистецькому маєтку „Ставки“»

Капитановка, Мила, Мрия, Гуровщина… Эту последовательность топонимов наизусть знает каждый путешественник, чей маршрут достаточно часто пролегает из столицы на запад. И наверняка каждый заправщик в направлении Киев — Житомир без труда вспомнит огромный чёрный кадиллак, который с лета прошлого года регулярно курсирует по этому участку трассы. Машина нередко нагружена продуктами питания, товарами первой бытовой, а также неотложной художественной необходимости — холстами, кистями, красками и растворителями, а иногда буквально набита пассажирами, среди которых дипломаты и историки, театралы и галеристы, журналисты и фотографы. Пункт назначения — село Ленино (Ставки) Радомышльского района Житомирской области, за рулём — известный коллекционер и меценат Алексей Шереметьев.

Неслышно шелестит под колёсами автомобиля гладкое дорожное покрытие, расстояние пролетает незаметно. В Кочерове, на 88 километре трассы, берём правее на новую развязку в сторону Радомышля. Недолго петляем между лоскутными полями, обрамляющими путь; проезжаем через центр Радомышля, потом — сквозь лесок по старой брусчатой дороге, которая, в силу своей живописности и, отчасти, от тряски, кажется немного длиннее, чем она есть на самом деле. Железобетонный знак «Ленино», выкрашенный в цвета украинского флага, подскажет направление на единственной развилке — и вот мы в селе…

Михаил Гуйда. Ветер. (Фрагмент; летний сезон)

Михаил Гуйда. Ветер. (Фрагмент; летний сезон)

Среди преимущественно одноэтажной скромной застройки взгляд сразу же выхватывает здание старинной деревянной школы Ольги Вангенгейм, возвышающееся над окружающими домами. Белые стены, голубые оконные рамы, совсем немного резных украшений… Очень простое и строгое, оно проникнуто каким‑то особым духом почтения к архитектуре, во многом утраченным на протяжении ХХ века. Невдалеке от школы выглядывает из‑за деревьев двухэтажный кирпичный дворец Дуниных-Вонсовичей, не так давно «освобождённый» от скорлупы советской облицовки. Это главное здание Ставчанской усадьбы, на территории которой по инициативе Алексея Шереметьева проводятся реставрационные работы. Будущее этого пришедшего в запустение имения, а во многом и надежды села на возрождение родного края обрели вполне реальные перспективы и имя — музейно-парковый комплекс «Мистецький маєток „Ставки“».

Воссозданная усадьба должна привлекать туристов со всей Украины и служить культурному и социальному развитию региона. И хотя размах планов поражает, а объём ведущихся и предстоящих работ поистине колоссален, есть все основания полагать, что Алексей Шереметьев, уже имеющий опыт реализации масштабных культурно-музейных проектов, именно тот человек, которому под силу воплотить в жизнь этот замысел.
«Мне нужно гореть», — роняет он практически на бегу, проверяя одновременно и с равной заинтересованностью работы на стройке, приготовление общего обеда для столичных гостей и приехавших на пленэр художников и подготовку их живописной выставки.

«Все помнят Ольгу Вангенгейм и её школу, хотя прошло уже больше столетия, сменилось несколько политических режимов, — объясняет Шереметьев немного позже. — Нам тоже хотелось чем‑то помочь этому краю, чтобы людям жилось здесь лучше, чтобы они стали добрее. Этого сейчас остро не хватает в Украине… Местные жители готовы воспринимать культуру, готовы впитывать её. Поэтому мы планируем создать в Ставках культурный и образовательный центр, развить туристическое направление. „Мистецький маєток“ станет музеем истории страны и этого региона, местом, постоянно наполненным творческими людьми».

Всего 100 километров отделяют село Ленино от столицы. Такая близость и удобство сообщения, а также неуёмная энергия нынешнего патрона Ставков придают уверенность в том, что амбициозные планы по созданию здесь оживлённого культурного и туристического центра не останутся несбыточной мечтой.

Зимний пленэр в усадьбе Дуниных-Вонсовичей

Зимний пленэр в усадьбе Дуниных-Вонсовичей

Важной частью музейно-паркового комплекса станет арт-резиденция при усадьбе, которая будет доступна как для проведения сезонных пленэров, так и для индивидуальной работы художников на протяжении года. И именно творческое воодушевление, привнесённое художниками-пленэристами в самую гущу строительно-реставрационных работ, существенно повлияло на концепцию развития «Мистецького маєтку», проставило в ней новые акценты. После первого летнего пленэра во дворце состоялась отчётная выставка, которая совершенно неожиданно для организаторов стала значительным событием в жизни края. Чтобы увидеть написанные в Ставках картины, люди съезжались сюда семьями со всего района! Куратор пленэра Наталия Сухолит экспромтом провела в день открытия три экскурсии по экспозиции для заинтересованных зрителей. По разным подсчётам вернисаж посетило от 500 до 700 гостей из числа жителей Ленино, Радомышля и окрестных сёл, а само их присутствие явилось красноречивым подтверждением актуальности идеи создания культурного центра в регионе. Как раз в тот день и было сказано однозначное «быть» художественным пленэрам, которые до того рассматривались как свое­образный эксперимент и лишь возможное дополнение к основным функциям будущего музейно-паркового комплекса.

***
Постоянный куратор пленэров в Ставках — Наталия Сухолит, профессионал с огромным организаторским опытом и безошибочным чутьём. Она отлично справляется с ролью первопроходца и с азартом берётся за устройство пленэров в «нераскрученных» местах, куда ещё не ступала нога коллег. Именно к ней Алексей Шереметьев обратился в начале июля 2014 года с просьбой организовать первый живописный пленэр в окрестностях Ставчанской усадьбы, где уже начались восстановительные работы. И сделать это нужно было за считанные дни, хотя какой‑то определённой концепции или темы пленэра к тому моменту не существовало. Любой куратор расскажет вам о том, как непросто собрать группу художников для выезда на натуру в кратчайшие сроки, особенно летом. По счастливой случайности, как раз в то время Наталия работала над статьёй о Михаиле Гуйде — народном художнике Украины и профессоре Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры…

Алексей Шереметьев и председатель сельсовета с. Ленино (Ставки) Виктор Волынец

Алексей Шереметьев и председатель сельсовета с. Ленино (Ставки) Виктор Волынец

Михаил Гуйда — живописец, чьи работы пользуются известностью в Украине и за рубежом, но не менее значительны его достижения на педагогическом поприще. О живописной школе Гуйды небезосновательно говорят с пиететом, а среди его учеников уже не один десяток украинских художников. «Пригласить Гуйду в пленэр — всё равно, что поймать очень большую рыбу!» — признаётся Сухолит. Как мудрый и ответственный педагог, Гуйда согласился принять участие в первом ставчанском пленэре вместе со своими учениками. А чтобы расширить состав участников, решено было пригласить ещё одного преподавателя Академии — заслуженного художника Украины Анатолия Зорко. Так счастливое совпадение обернулось настоящей удачей, и именно ученики Михаила Гуйды и Анатолия Зорко составили ядро трёх прошедших пленэров, «завертевшихся» вокруг идеи развития творческой индивидуальности рядом с именитыми мастерами. То есть живописные пленэры в Ставках задуманы в качестве своеобразной творческой лаборатории, где параллельно с тем, как реставрируется дворец и создаётся комплекс «Мистецького маєтку», формируется определённый художественный круг.

В состав творческой группы первого пленэра, проходившего с 18 июля по 2 августа минувшего года, вошли Михаил Гуйда с учениками Виолеттой Монсевич, Дмитрием Тарасенко, Ростиславом Дудченко, Анатолий Зорко с учеником Сунь Ке, а также график Екатерина Рейда. «Первый летний выезд дался непросто, — рассказывает Ростислав Дудченко. — Сложно было переключиться с городского пейзажа на сельский, а то и вовсе работать посреди поля, без какой‑либо привязки. Как передать ощущение этой вольницы?»
Короткое слово «поле», будто некий код, зажигает глаза любого участника ставчанских пленэров. Любимое поле Шереметьева — огромный выгон за деревней: зелёное летнее море, осенняя рыжая пустошь, январская белая мгла… Нетронутая природа насколько хватает взгляда, ни единого намёка на близость цивилизации.

Куратор пленэра Наталия Сухолит (стоит) и киевская художница Галина Попинова. Осенний сезон. Фото П. Лебединца

Куратор пленэра Наталия Сухолит (стоит) и киевская художница Галина Попинова. Осенний сезон. Фото П. Лебединца

«Любимое поле» могло бы стать метафорой творческих поисков пленэристов, квинтэссенцией сверхсложных живописных задач, стоящих перед художником на натуре. Как «вытянуть» что‑то необыкновенное из этого типичного полесского села? Лишь совершенная живописная пластика, оригинальный художественный язык и чётко поставленная задача способны решить проблему «поля», ибо сюжет, как таковой, отсутствует. «Сущность пленэра в том, что в условиях коллективного обучения, активного творческого взаимодействия и соревнования в решении тех или иных профессиональных задач проявляется индивидуальность художника, формируется его авторская манера», — подчёркивает Наталия Сухолит.

Пятнадцать летних дней, проведённых в компании двух профессоров, стали для большинства молодых участников необычайно полезным и плодо­творным «третьим учебным семестром». Художники, честно подходившие к классическому определению понятия «пленэр», держались натуры и старательно «чистили палитры и души», разбредаясь с этюдниками по окрестностям дворца, устраиваясь в тени парадной аллеи, на тихих деревенских улочках, у моста через речку Тетерев и в том самом поле. Даже Виолетта Монсевич, в первую очередь известная благодаря своим романтическим полотнам, в летнем ставчанском сезоне ограничилась «записками», фиксирующими состояния природы, ощущение места, времени и себя в нём.

Анатолий Зорко. На берегу реки. 60 × 80 см (летний сезон)

Анатолий Зорко. На берегу реки. 60 × 80 см (летний сезон)

В течение короткого периода художники создали более 70 работ, а отчётная выставка, как было уже сказано, вызвала настоящий ажиотаж среди местных жителей, решив тем самым судьбу последующих пленэров. Тогда же, в конце первого сезона, возник вопрос о названии мероприятия. «Нельзя проводить пленэры без названия, — настаивала Наталия Сухолит, — лишь то, что имеет имя, войдёт в историю». Поначалу решено было назвать живописные сезоны «Окрестности имения Вангенгеймов» — в то время исследователи ещё только изучали историю усадьбы и многие полагали, что семья Ольги Вангенгейм, основательницы сельской школы, была в числе владельцев дворца. Но когда открылась истинная «родословная имения», пленэр решено было переименовать. Так летний живописный сезон в окрестностях усадьбы Дуниных-Вонсо­ви­чей стал Первым международным живописным пленэром «Ставки».

***
Осенний сезон проходил с 10 по 25 октября. В творческую группу вошли некоторые участники первого пленэра (Ростислав Дудченко, Екатерина Рейда, Дмитрий Тарасенко и Сунь Ке), к которым присоединились Александр Храпачёв, Галина Попинова, Роман Гаврилюк, Анатолий Паньковик и Валерия Лысяк. В качестве приглашённых звёзд художественного небосклона выступили Пётр Лебединец и Алла Алексеева. Второй пленэр большинство участников называет самым удачным: погода благоволила, первоначальная скованность перед лицом живой природы отступала, раскрывалось обаяние села и комплекса возрождавшейся усадьбы.

Пётр Лебединец. Импровизация. 120 × 90 см (осенний сезон)

Пётр Лебединец. Импровизация. 120 × 90 см (осенний сезон)

«Безграничная и загадочная стихия воды, мост через Тетерев, уютные дворики на холмах перед закатом, дети на велосипедах — всё это запомнилось и сложилось в некий образ Ставков», — делится впечат­лениями Галина Попинова. Художница, стремившаяся почувствовать в окружающем пейзаже идею связи времён, нашла её отражение в кружевных тенях старинной ивовой аллеи
и став­чанском мосту.

Октябрьский пленэр, подаривший участникам возможность «вжиться» в местность, отмечен гораздо более смелыми творческими решениями, желанием экспериментировать. Разумеется, немаловажную роль в деле раскрепощения молодых живописцев сыграло общение с Петром Лебединцем. Сознательные или подспудные попытки постичь и отчасти воспроиз­вести манеру известного абстракциониста в работе с цветовыми пятнами и живой массой масляной краски можно уловить во многих произведе­ниях осеннего пленэра. Последний выдался на редкость плодотворным: отчётная выставка состояла из 115 работ, а абстракции Лебединца словно объединили жизнерадостные полотна остальных
участников.

Галина Попинова. У моста. 100 × 80 см (осенний сезон)

Галина Попинова. У моста. 100 × 80 см (осенний сезон)

***
Третий международный живописный пленэр состоялся в «Мистецькому маєтку» в январе 2015‑го. Пленэр зимой — это всегда трудно: на улице холодно, световой день короткий, полотна должны сохнуть в сырых помещениях. Да и вещей элементарно требуется больше, начиная от тёплых одеял. В определённой степени зимний пленэр в полесских широтах — это экстрим, ведь художникам приходится выходить на натуру при температурах от –20 до +5°С. Несмотря на это, январская творческая группа стала самой многочисленной (16 участников). В неё вошли уже знакомые нам по первым сезонам Виолетта Монсевич, Александр Храпачёв, Ростислав Дудченко, Екатерина Рейда, Анатолий Паньковик, Роман Гаврилюк, Сунь Ке, Дмитрий Тарасенко и Валерия Лысяк, а также Инна Пантелемонова, Сергей Скрипицын, Оксана Свижак, Марина Рязанцева, Максим Мазур и Мария Пуздровская. Воплощая сквозную идею всех сезонов и обеспечивая плодотворное взаимодействие молодёжи с уже состоявшимися опытными мастерами, Наталия Сухолит пригласила в Ставки выдающуюся киевскую художницу Елену Придувалову. Возможно, под влиянием её авторского стиля, удивительно органично балансирующего на грани живописи и графики, в работах зимнего пленэра стало больше как пластических, так и философских обобщений. К примеру, Валерия Лысяк явно перешла от реалистического живописного языка, используемого в осеннем сезоне, к интерпретации пейзажных мотивов в лаконичной полуграфической манере.

Сергей Скрипицын. Во дворе. 120 × 90 см (зимний сезон)

Сергей Скрипицын. Во дворе. 120 × 90 см (зимний сезон)

В снежные и короткие дни природа сама подсказывала художникам сюжеты и ставила перед ними непростые творческие задачи: синеющие деревенские сумерки запечатлены на полотнах многих участников третьего пленэра. «Погода каждый день меняла характер, будто играя с нами: то по‑весеннему тёп­лый день, то кружевные узоры заморозков на полях, то густой пушистый снег, который покрывал дорожки и медленно опускался на крыши домов, — вспоминает Оксана Свижак. — Тетерев тоже постоянно менялся, поддаваясь прихотям природы. Моим излюбленным сюжетом стал именно он, а ещё деревянный мост, крутые берега с разбросанными по холмам домами. Река была то белой, скованной льдом, то такой чистой и прозрачной, что в ней отражалось голубое небо и плывущие по нему тучи. Лёд сходил, и трескавшиеся льдины с шумом плыли вниз по течению…» Общее настроение работ, представленных по завершении январского пленэра на отчётной выставке, было преимущественно меланхолическим, хотя и с некоторыми драматическими нотками.

Елена Придувалова. В Ставках (зимний сезон)

Елена Придувалова. В Ставках (зимний сезон)

«Зимний сезон не балует нас буйством красок, но позволяет сосредоточиться на более глубоком восприятии места», — объясняет Виолетта Монсевич, которая в последнем пленэре попыталась передать дух Ставков при помощи романтической мини-серии по национальным мотивам.
Для Инны Пантелемоновой двухнедельное пребывание в селе вылилось в аллегорические полотна с обобщёнными образами тамошних улочек, домов, полей и деревьев. Спустя время художница рассказала о своей работе в Ставках: «Когда я была там, то „выхватила“ свои первые впечатления. Село, безусловно, очень живописное: яркие цвета домов и ворот, потрясающая геометрия огородов, мощные выразительные деревья. Однако теперь вспоминаются и отчаявшиеся люди, которые смеются, чтобы не плакать… Пожалуй, только в детях светится огонёк надежды на будущее и любовь к миру. Чтобы выразить эти впечатления, нужна философская серия картин».

Елена Придувалова тоже сосредоточилась на творческом осмыслении своих переживаний, хотя отправлялась в Ставки «за чистым снегом и светом». «Но чем хороши пленэры, — объясняет художница, — там всегда встречаешься с неожиданностями. Местность предоставляла широкое разнообразие сюжетов, оставалось лишь поймать „своё“. Меня зацепили деревья. В них было всё: и время (жизнь и смерть), и графика пространства (они разрезали собою небо), и все оттенки земляного цвета. В них звучали и скоротечность, и вечность жизни…»
Деревья как метафора времени, истории и человеческой жизни стали символом зимнего сезона в Ставках. Размышления о мистике времени и древе жизни «прочитываются» во многих работах пленэристов, они возникают в воспоминаниях художников, в рассуждениях куратора и даже в случайно подслушанном комментарии Алексея Шереметьева: «С возрастом приходит понимание того, что время здесь течёт по‑другому. Это среди бетона все дни одинаковы…»

Екатерина Рейда. Манга «12 художников не считая собаки» (осенний сезон)

Екатерина Рейда. Манга «12 художников не считая собаки» (осенний сезон)

Шереметьев придаёт особое значение тому, чтобы участники пленэров прониклись духом места, вжились в него и полюбили Ставки. Ему удаётся вдохновить своими начинаниями всех окружающих — не только художников, но и остальных людей, причастных к созданию музейно-паркового комплекса и художественной резиденции. Возможно, именно это обеспечивает формирование широкого круга единомышленников, способных столь же трепетно относиться к прошлому и стремящихся сделать лучше настоящее.

«Идея Алексея Евгеньевича меня восхищает — такого в Украине ещё никто не делал. И хотя сейчас сложно представить, как всё это будет функционировать, он увлёк нас своей мечтой, — подытоживает общие впечатления участница Третьего ставчанского пленэра Марина Рязанцева. — Много ли можно встретить людей, которые хотели бы создать что‑то значимое не для себя, а для других, которые видели бы смысл собственной деятельности в благополучии народа? Вспоминаю последний монолог Фауста, когда под конец жизни он осознаёт, что не богатство и власть, не слава и обладание самой прекрасной женщиной на земле даруют „высший миг“ существования, а только общее деяние, одинаково нужное и полезное для всех… Для каждого из нас, художников, было счастьем стать частью этого замечательного проекта».

Виолетта Монсевич. Скрыня (зимний сезон)

Виолетта Монсевич. Скрыня (зимний сезон)

Живописные сезоны в Ставках уже не воспринимаются как случайность или эксперимент: это явление куда большего масштаба. На глазах приезжающих сюда художников и вместе с ними создаётся живой культурный комплекс, способный преобразить жизнь села и всего региона и стать постоянно действующей художественной резиденцией.

«Пленэр — это любовь во время войны», — удачно заметил молодой живописец Максим Мазур. Роль творческих баз в становлении и укреплении художественных школ, в сохранении преемственности и развитии творческих наработок поистине неоценима, особенно в трудные, переломные моменты. И точно так же неоценима меценатская деятельность, без которой история отечественного и мирового искусства могла быть не столь интересной и яркой.

«Нас становится больше, несмотря на все неблагоприятные обстоятельства, — резюмирует Алексей Шереметьев. — Каждый пленэр проходит лучше пре­дыдущего. И хотя предстоит ещё очень много работы, это дерево стоит растить дальше».

Александр Храпачёв. Дорога (фрагмент). 150 × 120 см (зимний сезон)

Александр Храпачёв. Дорога (фрагмент). 150 × 120 см (зимний сезон)