Реставратор станковой живописи А. Марченко работает над иконой из иконостаса церкви Рождества Христова

Возрождённые сокровища: история и достижения лаврских реставрационных мастерских

Материал из журнала “Антиквар” #86: “Реставрация: возрождение сокровищ”

Отдел научной реставрации и консервации Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника ведёт свою историю от реставрационных мастерских, основанных на территории Лавры 90 лет назад. Но только теперь он впервые за последние десятилетия представил свои достижения в сфере реставрации и исследования памятников искусства на большой специализированной выставке «Возрождённые сокровища Киево-Печерской лавры (из коллекции Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника)».

Дарохранительница из Успенского собора Киево-Печерской лавры (фрагмент). Москва, фабрика А. Кузмичёва, 1906 г.

Дарохранительница из Успенского собора
Киево-Печерской лавры (фрагмент).
Москва, фабрика А. Кузмичёва, 1906 г.

Реставрационные мастерские были открыты на территории заповедника в 1924 г. — через два года после образования здесь Музея культов и быта. Возглавил их реставратор станковой живописи Николай Иванович Касперович, а первоочередной задачей сотрудников стала консервация и реставрация произведений станковой живописи из музеев и церквей Киева. С созданием в 1926 г. на базе Киево-Печерской лавры Всеукраинского музейного городка (ВМГ), деятельность мастерских регламентировалась реставрационной комиссией, в состав которой вошли представители лаврского музея — П. Куренной (директор), К. Мощенко (зав. отделом станковой живописи), Н. Касперович (реставратор), а также члены Всеукраинского археологического комитета — академик А. Новицкий, профессор Д. Щербакивский, Н. Макаренко.

Иконостас церкви Рождества Христова в Дальних пещерах

Иконостас церкви Рождества Христова в Дальних пещерах

Помимо реставрации произведений из фондового собрания ВМГ, в мастерских занималась восстановлением экспонатов Всеукраинского исторического музея и Музея Академии наук, предметов из музеев Харькова и Чернигова. К началу 1930‑х гг. они превратились в мощное научно-исследовательское учреждение — Всеукраинскую художественно-репродукционную мастерскую, где наряду с реставрацией живописи, металла, керамики, литургийного шитья изучались техники старинной живописи (в том числе с применением химических и физических методов исследования), осуществлялась экспертиза произведений искусства, проводилась просветительская работа среди сотрудников других музеев и студентов. В 1932 г. был открыт отдел реставрации памятников монументального искусства, однако примерно через два года мастерская прекратила своё существование. Николай Касперович был арестован и в 1938 г. расстрелян, а должность «консерватора-реставратора» вообще исчезла из штатного расписания заповедника на долгих 25 лет…

Реставратор станковой живописи А. Марченко работает над иконой из иконостаса церкви Рождества Христова

Реставратор станковой живописи
А. Марченко работает над иконой
из иконостаса церкви Рождества Христова

В этот период обследование фондовой коллекции заповедника и реставрация наиболее ценных предметов производились приглашёнными специалистами. В 1950–1960‑е гг. подобные экспонаты отправляли на реставрацию в ведущие музеи Москвы и Ленинграда. С конца 1950‑х вплоть до начала 1990‑х гг. к восстановлению живописи привлекались специалисты Республиканских научно-реставрационных мастерских. В начале 1960‑х был также заключён договор с Художественным творческо-производственным комбинатом Киевского областного отделения Худфонда УССР, который в течение 20 лет проводил основные консервационно-реставрационные работы. Только в 1966 г. в Киево-Печерском заповеднике вновь ввели должность реставратора. К 1969 г. сформировался небольшой реставрационный отдел из пяти человек, выполнявший восстановление тканей, художественного металла, бумаги и живописи. Впрочем, самые ответственные работы по‑прежнему передавались в Государственные научно-исследовательские реставрационные мастерские Украины, а с 1974 г. ещё и в Киевский государственный художественный институт, с которым заповедник сотрудничает и в настоящее время.

Иконы с фасада Трапезной церкви до реставрации

Иконы с фасада Трапезной церкви до реставрации

Иконы с фасада Трапезной церкви до реставрации

 

Новый этап в развитии реставрационного дела при Лавре начался с создания здесь в 1993 г. Цент­ра реставрации и экспертизы. Его директором стал художник-реставратор станковой живописи Юрий Вакуленко, в течение шести лет возглавлявший рес­таврационный отдел, на базе которого и был создан Центр. Расширился спектр материалов реставрируемых предметов, увеличился штат сотрудников, постоянно повышавших квалификацию в профильных учреждениях стран СНГ и за рубежом. В 2005 г. появилось ещё одно направление деятельности — реставрация археологического текстиля.

 

После двойной реорганизации Центра (в 2011 и 2012 гг.), он стал называться Отделом научной реставрации и консервации Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. В данный момент в нём работают 22 реставратора, которые специализируются на восстановлении станковой живописи, деревянной полихромной скульп­туры, графики, старопечатных книг и документов, изделиий из чёрного, цветных и драгоценных металлов, кожи, исторических тканей, археологических артефактов. Работа ведётся по трём направлениям: 1) срочная консервация произведений из музейных фондов; 2) осуществление плановых реставрационных мероприятий, рассчитанных на длительное время; 3) подготовка экспонатов для тематических выставок. Кроме того, специалисты отдела следят за сохранностью памятников, находящихся на территории монастыря (Нижней лавры), и оказывают методическую помощь в реставрации предметов из других музейных собраний.

Реставраторы станковой живописи М. Грига, О. Лисаневич и Н. Дудник работают над иконой с фасада Трапезной церкви

Реставраторы станковой живописи М. Грига, О. Лисаневич и Н. Дудник работают над иконой с фасада Трапезной церкви

За последние годы лаврские реставраторы вернули экспозиционный вид тысяче с лишним предметов, многие из которых предстали на международных выставках в Украине, Белоруссии, Польше, Италии, Германии, Испании, Венгрии, Финляндии и США. Некоторые произведения, восстановленные за последние 10 лет, можно увидеть на предстоящей отчётной выставке. Общее число её экспонатов достигает 120 и включает иконы, оклады, кресты, церковную утварь, предметы археологии, деревянную скульптуру, драгоценные ткани, книги, гравюры и чертежи. Каждый из них по‑своему интересен, но такие памятники, как иконостас, дарохранительница и плащаница заслуживают особого внимания.

Фрагмент иконы «Огненное восхождение Илии пророка» до реставрации

Фрагмент иконы «Огненное восхождение Илии пророка» до реставрации

Наибольший по размеру экспонат (257×337 см) — трёхъярусный иконостас из церкви Рождества Христова в Дальних пещерах. Согласно документам он был выполнен в 1802 г. на средства Лавры по заказу митрополита Гавриила вероятнее всего золотых и серебряных дел мастером А. И. Туманским. Однако в ходе раскрытия масляной живописи под верхним слоем обнаружился более ранний, предположительно датируемый второй половиной XVIII в. Соответственно, первоначальные иконы написаны до того, как был заказан весь иконостас. После завершения реставрации этот интереснейший памятник займёт своё место в пещерной церкви, но до этого его разрешили продемонстрировать на выставке.
Ещё один образец сакрального искусства — наместный ряд иконостаса Трапезной церкви Антония и Феодосия — сразу же после реставрации, проведённой специалистами заповедника в 2014 г., вернулся в интерьер действующего храма.

Проект по оформлению церкви и её иконостаса был заказан духовным собором архитектору А. Щусеву в 1903 г. Тридцать икон написал для иконостаса Григорий Попов, шесть из них сохранились до наших дней. Выявленные подписи позволили датировать их 1909 г. А вот иконы Печерских преподобных, более ста лет украшавшие фасад Трапезной церкви, теперь можно увидеть лишь на выставке. Из-за того, что всё это время они находились на открытом воздухе, живопись дошла до нас в крайне неудовлетворительном состоянии — со значительными осыпями авторского слоя, отслоениями, со следами осколков от взрыва Успенского собора и коррозией металлической основы. Учитывая это, реставрационный совет рекомендовал не возвращать иконы на прежнее место, а передать их на хранение в фонды заповедника.

Икона «Огненное восхождение Илии пророка» (Киев, вторая пол. XVIII в.) после реставрации

Икона «Огненное восхождение Илии пророка» (Киев, вторая пол. XVIII в.) после реставрации

Интересные открытия были сделаны и в ходе восстановления некоторых других памятников из фондовой коллекции. Икона «Огненное восхождение Илии пророка» поступила на реставрацию под сплошной старой профзаклейкой, и что было изображено на доске на тот момент никто не знал. По словам реставратора Ольги Рыжовой, эта икона для Киева весьма необычна: её фигурная форма и яркий насыщенный колорит не находят себе аналогов — по крайней мере в фондах музея-заповедника. Но все эти особенности открылись благодаря реставрации. После того как икона была укреплена, произведена её консервация и снята профзаклейка, обнаружилась достаточно оригинальная живопись, которая отличается своеобразием авторской манеры. «У живописца очень интересные изобразительные приёмы, — рассказывает О. Рыжова. — Рисунок, выполненный чёрной краской, — беглый, импрессионистичный.


Светлана Гага-Шереметьева,
начальник отдела научной реставрации
и консервации Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника

Отчётная выставка станет самым крупным проектом за последние 10 лет работы нашего отдела. Её давно ждали все сотрудники, и мы рады, что руководство заповедника поддержало нашу инициативу. Каждому специалисту хочется, чтобы его работа была по достоинству оценена, ведь человек, который приходит в музей и видит произведение в хорошем состоянии, редко догадывается о труде реставратора — «доктора», спасавшего и лечившего ту или
иную вещь.

В нашем отделе работают 22 художника-рес­тав­ра­тора. Два из них — специалисты высшей категории, которые занимаются восстановлением металла и тканей. Мы стараемся повышать квалификацию наших сотрудников, регулярно отправляем их на стажировки. За два года такую стажировку прошли девять человек, а в ноябре ещё двое специалистов поедут в Вильнюс, причём обучение для них будет бесплатным. Это очень важно, поскольку длится оно, как правило, две-три недели, а стоимость составляет примерно 10 евро в час. Благодаря содействию генерального директора Национального музея Литвы такое мероприятие стало для нас возможным. Ещё двое реставраторов пройдут стажировку в первом квартале 2015 года. В данный момент обсуждается также возможность стажировки в Эстонии.

Распятие. Кон. XIX — начало ХХ в.

Распятие. Кон. XIX — начало ХХ в.

Кроме того, 16 наших сотрудников проходят в этом году аттестацию при Министерстве культуры Украины, в ходе которой получат новую или подтвердят прежнюю квалификационную категорию.
Фонды Национального Киево-Печерского исто­рико-культурного заповедника насчитывают более 70 тысяч предметов по разным группам хранения. Именно поэтому в реставрационном подразделении собраны специалисты, досконально изучившие особенности работы с разными материалами. В их обязанности входит реставрация фондовой коллекции заповедника и систематический осмотр состояния памятников. Помимо этого, они восстанавливают предметы из других музеев и учреждений.

Примером подобного сотрудничества стала рес­таврация рукописного «Древнего помянника Киево-Печерской лавры» 1482 г. из фондов Национальной исторической библиотеки Украины. В прош­лом году к нам обратился Институт археологии НАН Украины с просьбой провести консервационно-реставрационные работы для сохранения блока с фресковыми росписями Х в. из раскопок Десятинной церкви и меча ХІІ в. с латинской надписью религиозного характера. Рассматривается также возможность консервации и реставрации рыцарского шлема начала XVI в. из фондов Каменец-Подольского государственного исторического музея-заповедника. Не так давно для Национального заповедника «Хортица» мы произвели консервацию и реставрацию пяти старопечатных книг. Наш отдел сотрудничал также с Бахчисарайским историко-культурным заповедником, однако в силу сложившейся политической ситуации планы пришлось изменить…

Фрагменты иконы «Благовещение» в процессе и после реставрации

Фрагменты иконы «Благовещение» в процессе и после реставрации

Фрагменты иконы «Благовещение» в процессе и после реставрации

Через несколько месяцев мы намереваемся провести международную онлайн-конференцию под рабочим названием «Проблемы реставрации», к участию в которой пригласим специалистов из украинских музеев, а также реставраторов Польши, Литвы и Эстонии.
В ближайшее время выпустим каталог, куда вой­дут предметы, представленные на выставке, и отрес­таврированные ранее. Очень хочется, чтобы эта выставка положительно повлияла на изменение статуса нашего отдела, и он вновь стал Центром рес­таврации и экспертизы, каковым являлся в 1990‑е гг. Надеемся, что большое количество возрождённых произведений (на третий квартал 2014 г. их было 298 при запланированных 200), представление их на отчётной выставке и публикация научном каталоге будут для этого достаточным основанием.


Теперь, когда красочный слой стал прозрачным, можно „прочитать“ все этапы работы художника над иконой. Он быстро наносил подготовительный рисунок, потом моделировал форму, опять‑таки, в очень необычной для классической иконы манере — абсолютно свободной, пастозной, с открытой фактурой, на которой видны все движения кисти. „Горячий“ колорит построен на градациях красного — от розового до багрового, разных оттенках жёлтого и белилах. На иконе имеются греческие надписи, поэтому мы предположили, что она могла происходить из какой‑либо греческой церкви Киева, находившейся на Подоле. А фигурная форма и отверстия для крепления указывают на её возможное размещение в верхней части иконостаса одного из приделов храма».

Икона «Благовещение» (Киев, первая треть XVIII в.) после реставрации

Икона «Благовещение» (Киев, первая треть XVIII в.) после реставрации

Обращает на себя внимание и икона «Благовещение» — в первую очередь своей необычной формой квадрифолия. Она выполнена на цельном медном листе, вырезанном по форме ножницами. Исходя из конфигурации и размера иконы, реставратор предположила, что она крепилась в иконостасе невысокого (очевидно пещерного) храма либо на царских вратах, где обычно размещался сюжет «Благовещения». «Икона поступила на реставрацию с датировкой „XIX век“. Из истории Киево-Печерской лавры известно, что тогда проводились массовые поновления икон и иконостасов как на Верхней территории, так и в пещерах. После того как была проведена консервация, под микроскопом стал виден ещё один красочный слой — достаточно яркий и интересный. Во время работы были сделаны зондажи, и реставрационный совет принял решение раскрыть икону. В результате мы получили яркий образец лаврской иконописной школы и живописи барокко, который можно было датировать первой четвертью XVIII в. Так благодаря реставрации был обретён уникальный памятник церковной живописи», — подытоживает О. Рыжова.

Детали дарохранительницы перед сборкой

Детали дарохранительницы перед сборкой

Столь же увлекательна работа над восстановлением изделий из драгоценных металлов, которая проводится в специальной комнате-сейфе. В реставрации дарохранительницы в виде купольного храма из Успенского собора Киево-Печерской лавры самым сложным, по словам реставратора Виталия Курлова, было разобрать, а потом собрать воедино все 450 её элементов. Священный сосуд имеет размеры 110 х 48 х 48 см и весит 42 кг. Подобных монументальных дарохранительниц известно всего три: одна находилась в Храме Христа Спасителя в Москве, вторая в Казанском соборе Санкт-Петербурга, третья — в Успенском соборе Киево-Печерской лавры. По краю дарохранительницы выгравированы вкладные надписи, из которых узнаём о заказчике: «Сия дарохранительница устроена в Великую церковь Киево-Печерской Успенской Лавры при Священно-архимандрите оной высокопреосвященнейшем Флавиане митрополите Киевском и Галицком в 1906 году. Сделана в г. Москве фабрикантом А. И. Кузмичевым весу серебра 105 фунтов 29 золотников Помяни Господи Иеромонаха Агафона и родителей его Андрея, Ефросинии, Тимофея, Анастасии, Иоанна, Марфа и сродников их». В нижней части размещён ещё один текст: «Сия дарохранительница сделана на Фабрике А. И. Кузьмичева в ней 2, дна и 6, палосков для ящиков бронзовыя весом 4, фунта 39 з. 1907 года февраля 10 дня Москва».

Иконы преподобных Антония и Феодосия Печерских с фасада Трапезной церкви. (Киев, начало ХХ в.)

Иконы преподобных Антония и Феодосия Печерских с фасада Трапезной церкви. (Киев, начало ХХ в.)

Иконы преподобных Антония и Феодосия Печерских с фасада Трапезной церкви. (Киев, начало ХХ в.)

 

Основанная в 1856 г. фабрика Антипа Ивановича Кузмичёва (Кузьмичёва) считалась в своё время одним из лучших и крупнейших предприятий по производству эмалевых изделий. Ежегодно на ней выделывалось до 32 пудов «церковных и посудных вещей». Исследователь истории русского серебра В. Скурлов ставит продукцию этой фабрики на один уровень с изделиями таких всемирно известных мастеров, как В. и М. Семёновы, Г. Клингерт, К. и В. Болин, П. Овчинников, П. и И. Сазиковы, и утверждает, что в отечественных музейных собраниях их представлено гораздо меньше, чем на мировых аукционах.

 

На выставке можно будет увидеть и произведения легендарных серебряников киевской школы, в частности, Ивана Равича (1677–1762). Им изготовлены напольные подсвечники, заказанные префектом Киево-Могилянской академии Варлаамом Лящевским для Братского монастыря. Художественное наследие Равича довольно велико, его изделия представлены в разных музеях Украины и стран постсоветского пространства. В фондах Киево-Печерского заповедника находится несколько изделий, принадлежавших духовенству и известным политическим деятелям прошлого; в Национальном музее истории Украины хранятся подсвечники, подобные тем, что восстановлены специалистами НКПИКЗ.

Дарохранительница из Успенского собора Киево-Печерской лавры. Москва, фабрика А. Кузмичёва, 1906 г.

Дарохранительница из Успенского собора
Киево-Печерской лавры.
Москва, фабрика А. Кузмичёва, 1906 г.

Реставратор Сергей Шелапов, который занимался изучением творчества Равича, говорит, что в начальный, самый активный период своей деятельности «мастер исполнял заказы Мазепы, Разумовского, по неподтверждённым сведениям — Скоропадского. Согласно разным, иногда противоречивым источникам, ювелирному делу он учился в Европе и в России (в Петербурге и Моск­ве), а в возрасте 60 лет, после того как в Лавре случился пожар, был направлен в Германию на поиски духовных книг. На следующем этапе из его изделий исчезают присущие пышной стилистике барокко чеканные цветы, фрукты и картуши, формы становятся более сдержанными и строгими. Именно этим временем датируются наши элегантные подсвечники. В середине карьеры Равич открыл собственный ювелирный цех и сосредоточился на поиске заказов и средств; он ушёл в магистрат на должность „лавника“ и к концу жизни наделал столько долгов, что продажа его имущества после смерти не смогла их покрыть».

Парные подсвечники. Киев, мастер Иван Равич, 1747 г.

Парные подсвечники. Киев, мастер Иван Равич, 1747 г.

Не менее интересные истории связаны с произведениями литургийного шитья, фондовая коллекция которых — одна из крупнейших в стране — насчитывает около 5 000 единиц хранения. Основная часть памятников происходит из взорванного в 1941 г. Успенского собора и около пяти лет оставалась под руинами. Одна из жемчужин коллекции и одновременно самый древний экспонат раздела шитья — плащаница 1561 г., созданная молдавскими мастерами (142 × 178 см). Именно об этой плащанице упоминает Т. Г. Шевченко, видевший её в Переяславе. Владимир Назар, занимавшийся восстановлением памятника, рассказал, что в 1970‑х гг. плащаницу уже пытались спасти, применив по тогдашней методике мучной клей. «Однако со временем произошли необратимые процессы и появилась нужда в повторной реставрации. Мы сняли подкладку, продублировали по периметру кайму, укрепили шёлковые нити, произвели чистку. Вещь старая и ветхая, поэтому особенно радикальных действий здесь быть не могло».

Остальные экспонаты выставки — датирующиеся XVII–XIX столетиями пелены, палицы, фелони, стихарь, женский головной убор — созданы мастерами России и Украины. Некоторые из них, например фелонь 1750 г., изготовлены в киевском Флоровском монастыре в период, когда его возглавляла игуменья Елена (1749–1754 гг.), а сам монастырь обрёл славу ведущего центра церковной вышивки. Флоровские мастерицы работали в тесном контакте с лаврскими иконописцами и выполняли заказы Киево-Печерского монастыря. Время изготовления фелони совпадает с периодом расцвета украинской барочной вышивки. На плечевой части богослужебного облачения размещены изображения св. князя Владимира, княгини Ольги, князей Бориса, Глеба и сцена крещения киевлян.

Фелонь. Киев, мастерские Флоровского монастыря, 1750

Фелонь. Киев, мастерские Флоровского монастыря, 1750

Заслуживает внимания ещё один образец драгоценного церковного шитья — палица 1770 г. «Хрис­тос — Великий Архиерей», которая принадлежала святителю Павлу (Конюскевичу), митрополиту Тобольскому и Сибирскому. Когда во время реставрации палицы (элемента богослужебного облачения епископа, архимандрита, протопресвитера, а также награждённого ею священника) была демонтирована подкладка, под ней обнаружились документы с указами XVIII в.

Фрагмент фелони с фигурами св. князя Владимира, княгини Ольги и Саваофа

Фрагмент фелони с фигурами св. князя Владимира,
княгини Ольги и Саваофа

Иногда в процессе работы реставраторов случается, что части предметов, которые числились в фондах под разными номерами, находят друг друга. Так было, например, с иконой «Св. Григорий Богослов и св. Ксения» и скульптурным изображением распятого Христа.
Поскольку многие экспонаты включают элементы, выполненные из разных материалов, их восстановление требует комплексного подхода и участия нескольких специалистов.

Окладными иконами и иконами на металле занимаются реставраторы станковой живописи и мастера по работе с металлом, церковными книгами — реставраторы кожи и специалисты по восстановлению бумаги. Получить представление о долгом и кропотливом процессе реставрации некоторых предметов можно по фотографиям, размещённым на экспозиционных стендах. Когда видишь, в каком состоянии находились эти вещи до реставрации и как они преображались после каждого этапа восстановительных работ, начинаешь понимать, какой сложный путь они прошли, прежде чем предстать перед зрителями во всём своём великолепии.

Части иконы «Св. Григорий Богослов и св. Ксения» до реставрации

Части иконы «Св. Григорий Богослов и св. Ксения» до реставрации

Икона «Св. Григорий Богослов и св. Ксения» (XIX в.) после реставрации

Икона «Св. Григорий Богослов и св. Ксения» (XIX в.) после реставрации