Флакон для парфюмированной воды «Roncalli’s». Оформление крышки Б. Пауля. «Les Beaux Arts». 1994. Одесский музей истории упаковки аромата

Парфюмерный дизайн конца XX — начала XXI века

Материал из журнала "Антиквар" #64: "Отечественный арт-рынок. Практика регулирования"

Семнадцать лет назад ушёл из бизнеса Жан-Поль Герлен, потомственный парфюмер, владелец одного из известнейших и старейших (из ныне существующих) парфюмерных брендов Франции. Историки и критики моды расценили это событие как конец целой эпохи в индустрии ароматов. Ведь когда в парфюмерии уже несколько десятилетий задавали тон крупнейшие международные холдинги, когда решения начали принимать маркетологи, а не создатели запахов, когда синтетические ароматы возобладали над естественными, а оригинальный дизайн упаковки и флаконов принесли в жертву экономической эффективности, — месье Герлен продолжал работать практически так же, как и его предки 150, 100 или 70 лет назад.

Флакон для духов «Mahora». Дизайн Р. Гранэ. «Guerlain». 2000. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Mahora». Дизайн Р. Гранэ. «Guerlain». 2000.
Одесский музей истории упаковки аромата

Он много путешествовал по миру в поисках новых ароматов, по‑прежнему отдавая предпочтение натуральным составляющим, работал неторопливо и большое внимание уделял флаконам и упаковке. Впрочем, даже Герлену в последние годы перед уходом на пенсию пришлось несколько изменить стиль и ритм творчества. Дело в том, что в 1994 г. половина акций «Guerlain» была приобретена Бернаром Арно, владельцем холдинга LVMH («Louis Vuitton Moët Hennessy»), который хотя и относился к Жан-Полю Герлену с большим уважением, но тем не менее заставил его в 1999‑м вывести на рынок девять новых ароматов. (Прежде каждый новый парфюм создавался в течение двух-трёх лет.) Однако в работах, имевших для Герлена принципиальное значение, он оставался верен своим принципам.

Флакон для духов «Variations». Дизайн Ж. Маннони. «Carven». 1971. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Variations». Дизайн Ж. Маннони. «Carven». 1971. Одесский музей истории упаковки аромата

Например, духи «Mahora» (2000) — это свое­образный итог его путешествий по Азии и Африке, букет, в котором собраны характерные тропические ароматы (красный жасмин, тубероза, миндаль, иланг-иланг, сандаловое дерево, ваниль и др.). Да и имя своё этот запах получил по аутентичному названию главного острова Коморского архипелага — Маоре, где у Герлена находится плантация иланг-иланга. Робер Гранэ, сотрудничавший с домом «Guerlain» с начала 1970‑х, разработал два оригинальных флакона, предназначенных для парфюмированной воды и собственно духов.

Флакон для духов «Tresor». Дизайн Ш. Буссика. «Lancôme». 1990. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Tresor». Дизайн Ш. Буссика. «Lancôme».
1990. Одесский музей истории упаковки аромата

Сосуд для воды по форме напоминает некую ритуальную фаллическую статуэтку (иланг-иланг считается афродизиаком, в Индонезии его цветами устилают ложе новобрачных); этикетка в виде нашейного амулета выполнена из позолоченного металла, причём название выгравировано на её обратной стороне. Мотив этикетки-амулета был тонко обыгран в маленьком флаконе для духов, который воспринимается как нечто среднее между экзотическим украшением и миниатюрной абстрактной скульптурой — рефлексией по поводу объёмов и пустот или принципа коллажа. Такого рода вещей немало в портфолио Гранэ-скульптора, сформировавшегося тогда, когда в мировой пластике господствовали Архипенко, Мур и Хепуорт.

Флакон для духов «Amarige». Дизайн С. Мансо. «Givenchy». 1990‑е гг. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Amarige». Дизайн С. Мансо. «Givenchy». 1990‑е гг. Одесский музей истории упаковки аромата

Многие эксперты сочли аромат «Mahora» слишком сладким, «экваториально жарким» и в очередной раз попеняли на нежелание мэтра считаться с данными маркетинговых исследований. Но несмотря на это, парфюм снова вывели на рынок в 2005 г., правда, под именем «Mayotte» (французское название острова Маоре).

Флакон и упаковка для духов «Organza». Лимитированный выпуск, 355/2000. Дизайн С. Мансо. «Givenchy». 1990‑е гг. На фото слева — надпись на основании флакона, указывающая порядковый номер изделия и общий тираж. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон и упаковка для духов «Organza». Лимитированный выпуск, 355/2000. Дизайн С. Мансо. «Givenchy». 1990‑е гг.
На фото снизу — надпись на основании флакона, указывающая порядковый номер изделия и общий тираж.
Одесский музей истории упаковки аромата

Среди других работ Робера Гранэ для «Guerlain» следует отметить флаконы для мужских ароматов «Derby» (1985), «Heritage» (1992) и «Coriolan» (1998). В первых двух он идёт от традиционного прямо­угольного сосуда, обогащая его поверхности за счёт фактурно-ритмических элементов, выражающих идею аромата. Для брутально-мужественного «Derby», «варварского и подлинно цивилизованного», как гласил рекламный слоган, это был предельно обобщённый повторяющийся силуэт имперского орла с распростёртыми крыльями (при этом весь флакон ассоциируется с фигурой самурая в боевом облачении), а для классического «Heritage» — диагонали, символизирующие движения маятника Фуко под куполом Пантеона.

Флакон и упаковка для духов «Organza». Лимитированный выпуск, 355/2000. Дизайн С. Мансо. «Givenchy». 1990‑е гг. На фото снизу — надпись на основании флакона, указывающая порядковый номер изделия и общий тираж. Одесский музей истории упаковки аромата

«Coriolan» — обновлённая версия аромата «Derby» — был разлит в непривычный флакон вытянутой грушевидной формы. На этот ход Гранэ вдохновили старинные пороховницы. Конечно, воины Гая Марция Кориолана пороха и не нюхали, но так ли это важно во времена, когда Шекспир Тома Стоппарда и Джона Мэддена посещает сеансы психоаналитика, небрежно замаскированного под толкователя снов.

Флакон для духов «24 Faubourg». Дизайн С. Мансо. «Hermes». Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «24 Faubourg».
Дизайн С. Мансо. «Hermes».
Одесский музей истории упаковки аромата

Если Робер Гранэ, скульптор по образованию, в своих решениях идёт от объёма, выразительной и наполненной историко-культурными аллюзиями формы, то другой известный дизайнер флаконов и парфюмерной упаковки второй половины XX в. — Серж Мансо, по его словам, отталкивается от идеи театральности, некоего воображаемого сценического действа, разыгрываемого им с помощью стекла, картона, света и цвета. «Пьесой» в данном случае является аромат.

Флакон для парфюмированной воды «Diana». Оформление крышки П. Вундерлиха. «Les Beaux Arts». 1995. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для парфюмированной воды «Diana». Оформление крышки П. Вундерлиха. «Les Beaux Arts». 1995.
Одесский музей истории упаковки аромата

К ярчайшим примерам таких «постановок» можно отнести презентацию (упаковку и флакон) для лимитированного выпуска «Organza» от «Givenchy» (1996). Изящная стилизованная женская фигурка, окутанная тончайшей тканью, с золотистой головкой и кудрями-волютами, словно бы разыгрывает маленькое пластическое представление на зеркальной сцене, являясь одновременно и актрисой, и зрительницей. Да и аромат для женщины — это одно из средств создания собственного образа, для себя ли, для других — не важно.

Флакон для духов «Chaos». Дизайн С. Вайсса. «Donna Karan». 1996. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Chaos». Дизайн С. Вайсса. «Donna Karan». 1996. Одесский музей истории упаковки аромата

Во флаконе духов «Amarige» (1991) Мансо попытался передать свои впечатления-воспоминания о моде и стиле жизни 1950‑х, когда на подиуме блистала Беттина Грациани, муза Юбера Живанши. Но тема самого аромата, конечно, внеисторична; это — женщина, красивая, своевольная, манящая и усколь­зающая («аmarige» — анаграмма от французского «mariаge» — брак). Существует несколько версий флакона, в которых дизайнер использует эффекты сопоставления дымчатого и прозрачного стекла, рифлёных и гладких поверхностей, металла и камней. Во флакон, отобранный для нашей публикации, введены мотивы лепестков и шара, наполненного золотистой жидкостью и словно бы помещённого в женственную амфороподобную оболочку. Ассоциации легко угадываемые, тем более что в очертаниях крышечки можно увидеть и чёлку Беттины и языки пламени.

Флакон для парфюмированной воды «Shoking. Shining. Sparkling». Оформление крышки А. Джонса. «Les Beaux Arts». 1994. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для парфюмированной воды «Shoking. Shining. Sparkling». Оформление крышки А. Джонса. «Les Beaux Arts». 1994.
Одесский музей истории упаковки аромата

Пластическая тема капли, упрятанной в стеклянную оболочку, обыграна Мансо и в минифлаконе для духов «24 Faubourg» от «Hermes». Классический «мужской» силуэт сосуда дизайнер как бы немного «прихватывает» в талии, от чего он становится кокет­ливо-женственным. Сама форма флакона оказалась настолько удачной, что с момента появления марки на рынке (1995) было выпущено множество его лимитированных версий. В зависимости от маркетинговых задач на стенки сосуда наносились рисунки цветов и птиц, классические и авангардные орнаментальные мотивы и даже бытовые сценки, как на флаконе 2011 г., где были изображены дамы, играющие в «омнибус» (цитата с шарфа, выпущенного фирмой в 1937 г.).

Флакон для парфюмированной воды «Roncalli’s». Оформление крышки Б. Пауля. «Les Beaux Arts». 1994. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для парфюмированной воды «Roncalli’s».
Оформление крышки Б. Пауля. «Les Beaux Arts». 1994.
Одесский музей истории упаковки аромата

Когда крупные парфюмерные бренды начали отказываться от дорогих авторских флаконов, эту нишу попытались занять независимые от меж­дународного капитала компании. Одна из них — «Les Beaux Arts» — в середине 1990‑х выпустила целую серию ароматов, сосуды для которых украсили скульптуры известных и не очень известных авторов. При этом сами художники задавали парфюмерам «тему» запаха. Например, представитель британского поп-арта Аллен Джонс оформил крышку флакона в виде фетишистского дамского сапога с длиннющим то ли голенищем, то ли хвостом волос.

Флакон для одеколона «Nabucco Parfum Fin». «Nabucco». 1997. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для одеколона «Nabucco Parfum Fin». «Nabucco». 1997.
Одесский музей истории упаковки аромата

Парфюм получил соответствующее название «Shoking. Shining. Sparkling». Австрийский клоун, продюсер и директор цирка «Ронкалли» Бернхард Пауль пожелал воплотить в аромате свою любовь к цирку, а скульптор Пауль Вундерлих — увлечение античным искусством (парфюм «Diana»). Тираж каждого из коллекционных изданий серии — 7,5 тыс. нумерованных экземпляров, снабжённых специальным сертификатом.

Флакон для духов «Jaїpur». Лимитированный выпуск. «Boucheron». 1990‑е гг. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Jaїpur». Лимитированный выпуск. «Boucheron». 1990‑е гг. Одесский музей истории упаковки аромата

В это же время выразительный и запоминающийся сосуд для аромата «Chaos» (1996), выпущенного американским модельером Донной Каран, создал художник Стефан Вайсс. Миру он был известен как муж и менеджер Каран, свою же живопись предпочитал держать в мастерской, понимая, что нью-йоркские галеристы будут спекулировать именем жены. Этот флакон можно считать чуть ли не лебединой песней и независимого бренда Каран (её бизнес вскоре перекупят мультинациональные компании), и Вайсса — дизайнера флаконов (умер от рака лёгких в 2001 г.). Печально, но сейчас «Chaos» продают в банальной серебристо-чёрной тубе.

Флакон для духов «Aura». «Jacomo». 2001. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Aura». «Jacomo». 2001.
Одесский музей истории упаковки аромата

В нише коллекционной малотиражной упаковки продолжают работать и компании, для которых парфюмерия является сопутствующим бизнесом и по сути используется как средство имиджевого продвижения основной товарной группы — например, изделий из стекла или ювелирных украшений. (Для домов моды парфюмерия поначалу тоже была чем‑то вроде экстравагантного рекламного инструмента.) Выпуская духи или парфюмированную воду в эксклюзивных флаконах, ювелирные дома и стекольные заводы тем самым ещё раз демонстрируют креативный потенциал своих менеджеров, маркетологов, художников, технологов, стеклодувов или ювелиров.

Автор: Святослав Яринич

Флакон для одеколона «White». Лимитированный выпуск. «Lalique». 2008. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для одеколона «White». Лимитированный выпуск. «Lalique». 2008. Одесский музей истории упаковки аромата

В этом сегменте уже много лет работают «Baccarat» и «Lalique», «Van Cleef & Arpels», «Boucheron» и «Tiffany». Совсем недавно, в 2008 г., к ним присоединился шведский стекольный завод «Kosta Boda». Духи во флаконах, созданных его художниками и стеклодувами, продаются под маркой «Agonist». Для глубокого и насыщенного аромата «Infidels» (язычники), основные ноты которого составили два вида роз, жасмин, магнолия, ирис и иланг-иланг, художница Аса Юнгнелиус придумала флакон в форме бутона розы, готового вот-вот распуститься. В текучих очертаниях сосуда и подставки для него ясно прочитывается фирменный органический минимализм скандинавской школы дизайна. Стильно и интеллигентно, хотя и не дёшево. Флакон «Infidels» стоит около $ 500, а, скажем, «Lalique White» (тираж 2 500) — $ 5 тыс.

Флакон для духов «Infidels». Дизайн А. Юнгнелиус. «Agonist», «Kosta Boda». 2008. Одесский музей истории упаковки аромата

Флакон для духов «Infidels». Дизайн А. Юнгнелиус.
«Agonist», «Kosta Boda». 2008.
Одесский музей истории упаковки аромата


Фото Сергея Полякова