Меч кронпринца Рудольфа «Weidmanns heil für immer»

Материал из журнала Антиквар #95: Дарственное и именное оружие из коллекции Александра Фельдмана

Содержание

Этот великолепный охотничий меч, изготовленный австрийскими мастерами в последней четверти XIX в., необычен во многих отношениях. Он является не просто выдающимся произведением оружейного и декоративно-прикладного искусства, но также уникальным историческим памятником эпохи заката Австро-Венгерской империи. Легенда меча настолько же впечатляюща, насколько и достоверна.

В дарственной надписи на его клинке в качестве дарителя значится граф Йозеф фон Хойош (1839–1899), а в качестве одариваемого — эрцгерцог и наследный принц Австро-Венгрии Рудольф фон Габсбург (1858–1889), которому, правда, так и не суждено было стать императором.

Трагическая судьба кронпринца Рудольфа, погибшего при весьма странных обстоятельствах в полном расцвете сил, привлекает к себе пристальное внимание уже не одного поколения исследователей. Без преувеличения, он является одной из самых загадочных и интригующих фигур в истории монархических династий Западной Европы второй половины XIX в. В свою очередь, причастность к неразгаданной тайне способствовала тому, что и сам этот меч обрёл некий ореол романтичности, придающий ему почти мистическую значимость.

Беспокойный наследник престола

Кронпринц Рудольф фон Габсбург

Кронпринц Рудольф фон Габсбург

Всесторонне одарённый, но родившийся под несчастливой звездой, Рудольф (полн. Rudolf Franz Karl Joseph von Habsburg-Lothringen) был единственным сыном императора Франца Иосифа I (1830–1916) и императрицы Елизаветы Баварской (1837–1898). Мать Рудольфа, происходившая из королевского рода Виттельсбахов, по праву считалась одной из самых красивых, изысканных и экстравагантных женщин своего времени. В Австрии, а впоследствии и в мире, она стала известна под уменьшительно-ласкательным именем Сисси (или Сиси), которое ещё в детстве ей дали родные и друзья 1. Романтическую историю любви юных Сисси и Франца Иосифа, поженившихся в 1854‑м, по сей день продолжают воспевать литераторы и кинематографисты. Точно так же не ослабевает интерес к истории любви их сына, имевшей, правда, трагический финал.

В первые десятилетия правления Франца Иосифа I, взошедшего на престол во время революции 1848 г., Австрийская империя представляла собой богатое государство с процветающими наукой и искусством, свободным вероисповеданием. С большим воодушевлением её подданные восприняли в августе 1858 г. весть о рождении наследника, названного в честь германского короля Рудольфа I (1218–1291), основателя династии Габсбургов.

Казалось, что дальнейшее благоденствие самой древней из существовавших тогда монархий Европы теперь было обеспечено. В 1867 г., во многом благодаря помощи Елизаветы, питавшей искренние симпатии к Венгрии, она превратилась в дуалистическую Австро-Венгерскую империю — одно из крупнейших и сильнейших государств на континенте.

В детстве Рудольф мало видел своих родителей. Франц Иосиф I был постоянно занят проблемами многонациональной («лоскутной») империи, а Елизавета, устав от придворной жизни и политики, после рождения детей (сына и трёх дочерей, одна из которых умерла в двухлетнем возрасте) всё больше времени проводила в путешествиях. Вместе с тем родители позаботились о том, чтобы Рудольф получил подобающее наследнику престола образование. Среди его многочисленных учителей были такие всемирно известные учёные, как немецкий зоолог Альфред Брэм (1829–1884), австрийский экономист Карл Менгер (1840–1921).
Любознательный кронпринц всерьёз увлёкся гуманитарными и естественными науками, особенно орнитологией, освоил несколько языков, старался способствовать развитию науки и искусства, сам сочинял и рисовал. Он написал книги «Пятнадцать дней путешествия по Дунаю» (1881) и «Поездка на Восток» (1889), посвящённые путевым впечатлениям, принимал участие в обширном издании «Австро-Венгерская монархия в текстах и иллюстрациях» (1886).

Жители Вены искренне полюбили талантливого, умного и элегантного наследника престола, отмечали его жизнелюбие и чувство юмора. Рудольф противоречиво соединил в себе черты характера матери и отца. От Елизаветы он унаследовал не только независимый и импульсивный характер, творческие способности, тонкую интуицию и иронический ум, но также любовь к поэзии, природе и путешествиям, а от Франца Иосифа — обострённое чувство долга и интерес к государственным делам. В то же время кронпринц был полной противоположностью своему отцу — аскетичному, сухому педанту, убеждённому консерватору и ретрограду, считавшему себя «последним европейским монархом старой школы» 2.

После смерти своей бабушки Софии (в 1872 г.) Рудольф фактически находился на полном попечении учителей из среды либеральной интеллигенции, что не могло не повлиять на его мировоззрение. Он не разделял убеждений своего отца, который, несмот­ря на нарастание внутреннего кризиса в империи, считал её непоколебимой и даже слышать не хотел ни о каких реформах. Вот что написал 15‑летний кронпринц в одном из своих учебных сочинений: «Империя — всего лишь мощные руины, до сих пор стоящие, но приговорённые временем к разрушению. Хотя монархия держалась сотни лет, пока люди слепо признавали её власть, теперь её срок истёк. Всё человечество движется к свободе, и при следующем шторме этому кораблю предопределено судьбой затонуть». Пророческие слова!

Независимого и свободолюбивого Рудольфа, как и его мать, с детства раздражали условности этикета и угнетали строгие правила жизни при дворе. Повзрослев, он стал открыто критиковать пороки аристократического общества и задумываться над возможностями перестройки монархии. В 1881 г. наследник престола подал императору «Меморандум о политической ситуации», в котором предлагал провести ряд внутриполитических реформ. В частности, расширить права славянских народов, а во внешней политике — совершить поворот от союза с Германией к союзу с Францией. Кронпринц мечтал видеть «старушку Европу единой и толерантной», а Австро-Венгрию — самой мощной на континенте либеральной империей без феодальных пережитков и предрассудков 3.

Вполне здравые идеи Рудольфа лишь нервировали и пугали императора. Он считал сына бунтарём и даже подозревал в заговоре, для чего, действительно, имелись некоторые основания. Определённые политические силы видели в кронпринце либерала, сторонника реформ и связывали с ним надежды на преобразования в империи. Они не прочь были помочь Рудольфу досрочно взойти на престол. В свою очередь сам кронпринц завёл многочисленных друзей в либеральных кругах, поддерживал тесные, хотя и не афишируемые отношения с венгерской оппозицией, французскими масонами, радикальной прессой. Более того, стал писать статьи по злободневным вопросам внутренней и внешней политики, которые, правда, публиковал под псевдонимом Юлиус Феликс.

Императрица Елизавета I

Императрица Елизавета I

Император не только часто осуждал Рудольфа за «неразумные» мысли и поступки, но и старался держать его подальше от государственных дел, что сильно задевало чувствительного молодого человека. Стремясь остепенить наследника и прекратить, наконец, «разгул вольнодумства» в своём семействе, Франц Иосиф I настоял на его женитьбе, причём кандидатуру невесты выбрал лично. В 1881 г. состоялась помпезная свадьба Рудольфа и Стефании, дочери бельгийского короля Леопольда II.

С политической и династической точек зрения этот брак, безусловно, был очень выгодным, однако в жизни оказался несчастливым, поскольку в нём не было ни любви, ни взаимопонимания. Интересы и воззрения супругов были слишком разными. С каждым годом они расходились всё больше, и даже рождение дочери Елизаветы в 1883 г. не смогло предотвратить отчуждения. Фактически Рудольф и Стефания стали жить врозь, хотя на публике старались вести себя как благополучная семейная пара. Известно, что незадолго до своей смерти Рудольф даже направил папе Льву XIII письмо с просьбой расторгнуть его брак, но получил отказ 4.

После женитьбы, снова уступив давлению авторитарного отца, Рудольф решил сосредоточиться на военной карьере. Для начала он выбрал второстепенный полк, расквартированный в Праге, которую при венском дворе считали скучным местом. В то время кронпринц жил относительно тихо и просто, посвящая почти всё свободное время охоте. Военная карьера продвигалась быстро: командир пехотной дивизии, генерал-инспектор инфантерии, фельдмаршал, вице-адмирал. Судя по всему, наследник престола всерьёз готовил себя к роли главнокомандующего вооружёнными силами империи.

Впрочем, строгие правила военной службы и размеренный образ жизни быстро наскучили Рудольфу, кипучая натура и жажда перемен снова взяли верх. Теперь кронпринц донимал венценосного отца идеями и планами реформирования армии, однако, как и прежде, не находил понимания. Более того, Франц Иосиф I стал избегать встреч с неугомонным и непредсказуемым сыном.

Чёрствость отца и отстранённость матери, постоянные ссоры с нелюбимой женой, натянутые, если не сказать враждебные отношения с министрами и придворными, интриги политических врагов и завистников — всё это деморализующе действовало на впечатлительного наследника, усиливало в нём чувство отчуждённости и одиночества, толкало на неожиданные экстравагантные поступки. Кронпринц попал под влияние кружка «золотой молодёжи», начал вести легкомысленный образ жизни, чем повергал в ужас и свою супругу, и родителей, и придворных. Дошло до того, что он стал даже подумывать об отказе от прав на престол.

Возможно, единственной страстью Рудольфа, которая не порицалась его отцом, была охота. И чем больше наследник престола отдалялся от родителей и своей собственной семьи, чем больше замыкался в себе, тем с большей страстью предавался этому увлечению. Выезды на охоту особенно участились после того, как Франц Иосиф I по настоятельным просьбам кронпринца приобрёл в 1886 г. замок Майерлинг (Mayerling) неподалёку от Вены, принадлежавший прежде католическому монастырю Хайлигенкройц (Heiligenkreuz).

Искавшему душевного равновесия и покоя Рудольфу сразу понравились и строгий облик старинного замка, построенного ещё в XVI в., и безмятежная красота окрестностей — овеянный легендами и сказками Венский лес, живописные отроги Восточных Альп, колоритная деревенька по соседству. Кронпринц стал целые недели проводить в Майерлинге, фактически превратив его в свою личную охотничью резиденцию. Довольно часто в замке собирались немногочисленные компании для совместной охоты. В основном это были близкие друзья кронпринца, в частности — граф Йозеф фон Хойош (Josef von Hoyos, читается также Хойос или Ойос; полн. Josef Theodor Graf von Hoyos und Freiherr zu Sprinzenstein), действительный тайный советник и камергер императора.

Граф Хойош был отпрыском старинного австрийского дворянского рода с испанскими корнями, из которого вышло немало высокопоставленных чиновников, военных и дипломатов 5. Он занимал достаточно высокое положение при венском дворе, пользовался доверием императора и имел большое влияние на наследника престола. Рудольф особенно сблизился с Хойошем в последние годы своей жизни. В это время граф, который был старше кронпринца почти на 20 лет, в сущности, исполнял роль его адъютанта и советника. В значительной степени их дружба основывалась на общем увлечении охотой.

 Император Франц Иосиф I

Император Франц Иосиф I

21 августа 1888 г. Рудольф отметил свое 30‑летие. Сначала празднование прошло в торжественной обстановке в Вене, а затем продолжилось в узком кругу в Майерлинге, куда кронпринц, по своему обыкновению, отправился в сопровождении ближайших друзей, включая Йозефа фон Хойоша. Именно тогда Хойош вручил ему великолепный охотничий меч с дарственной надписью на клинке. Граф не поскупился на подарок, заказав его лучшим венским мастерам. Меч выполнен на очень высоком профессиональном уровне, причём по своему оформлению он во многом повторяет знаменитые немецкие хиршфангеры XVII в.

Подарок графа Хойоша

Граф Йозеф фон Хойош

Граф Йозеф фон Хойош

Хиршфангеры получили широкое распространение в Западной Европе со второй половины XVII в., когда достигла наибольшей популярности так называе­мая парфорсная охота (нем. parforcejagd; от фран. par force — «силой», «через силу»). Её особенность состоит в том, что конники с гончими собаками преследуют оленя, кабана или другого зверя до тех пор, пока он не дойдёт до полного изнеможения. В этот момент один из охотников наносит ему хиршфангером смертельный «удар милосердия», направляя остриё клинка под лопатку или через грудную клетку в сердце.

В XVIII в. хиршфангеры стали обязательным атрибутом охотничьей униформы во Франции, Австрии, Германии и некоторых других европейских странах. Хиршфангер принято считать охотничьим кортиком, однако в широком смысле этим термином обозначается любое клинковое холодное оружие охотников на крупную дичь, независимо от длины или формы клинка. В наибольшей степени такое оружие ассоциируется с охотой на самую престижную, королевскую дичь — оленей, вследствие чего за ним и закрепилось название «хиршфангер» (нем. hirschfänger — «ловец оленей»).

Подаренный Рудольфу экземпляр правильнее было бы назвать палашом, поскольку он имеет прямой однолезвийный, хотя и не очень длинный (67,2 см) клинок. Общая длина меча составляет 79,4 см. Тем не менее, это оружие обладает неплохими рубящими свойствами, а обоюдоострый, ромбический в сечении боевой конец с остриём на средней линии обеспечивает ему превосходную проникающую способность. Клинок изготовлен из высококачественной стали и старательно отполирован. На пяте (рикассо), а также по узкому долу, который тянется вдоль обуха до боевого конца, сделаны маленькие сквозные отверстия.

На пяте клинок с обеих сторон украшен растительным орнаментом, нанесённым травлением и золочением. Между пятой и боевым концом по средней линии в той же технике выполнена дарственная надпись на немецком языке. На левой стороне: Rudolfus, mich führ, dem Waidwerk zur Zier, dem Schwarzwild zum Trutz, sich selber zum Schutz; на правой: Zu guten Hirschen, starken Sauen, wilden Bären mächtig gross, wünschet Weidmanns heil für immer, der stets getreue Josef Hoyos («Рудольфу для украшения охоты, больше для нападения, чем для защиты, с пожеланием как можно большего количества хороших оленей, сильных кабанов, диких медведей, удачной охоты навсегда, от всегда преданного Йозефа Хойоша»). Обе части надписи оформлены в готическом стиле и помещены в наведенные золотом картуши с травлеными узорными завершениями.

Нижняя часть ножен меча

Нижняя часть ножен меча

Эфес меча состоит из железной гарды и немного расширенной кверху прямой костяной рукояти, которая отличается тонкой резной работой. Она украшена выполненной в натуралистической манере рельефной композицией со сценой схватки охотничьих собак с диким кабаном. Сверху к навершию рукояти прикреплена овальная выпуклая железная пластинка с изображением герба кронпринца Рудольфа в окружении растительного орнамента. Внизу на рукояти имеется покрытая таким же орнаментом железная втулка.

Гарда образована крестовиной с загнутыми в противоположные стороны кильонами, которая украшена растительным и геометрическим орнаментом. При этом более длинный, сильно вытянутый вверх передний кильон образует полудужку, наполовину закрывающую рукоять. Под крестовиной с внешней стороны неподвижно прикреплён овальный выпуклый щитик, где растительный орнамент сочетается с фигурками двух бегущих навстречу друг другу кабанов и гербом Рудольфа. Все изображения на металлических деталях эфеса насечены золотом с исключительной аккуратностью, изяществом и вкусом.

Деревянные ножны меча покрыты коричневой кожей и оплетены кожаными полосками. Железный прибор ножен состоит из устья с двумя скобами на кромках и наконечника, который тоже украшен насечёнными золотом тонким растительным орнаментом, гербом Рудольфа и фигурой бегущего оленя. В верхней части ножен с внешней стороны имеется гнездо, где хранятся вспомогательные инструменты — небольшой нож, именуемый «пасынком» (длиной 20,7 см), и вилка с тремя зубцами (длиной 20,6 см). Костяные рукояти ножика и вилки оформлены в том же стиле, что и рукоять меча. При ножнах сохранился пасовый ремень поясной портупеи из коричневой кожи.

Смысл подарка Хойоша понятен и без надписи на клинке. Рудольф, страстный охотник и утончённый эстет, был неравнодушен к красивому оружию, хотя и не стремился его коллекционировать. Всё последующее время, вплоть до смерти кронпринца, меч оставался в Майерлинге, но вряд ли он использовался по прямому назначению, для добивания загнанного зверя. Скорее всего, это великолепное оружие служило украшением охотничьего костюма кронпринца.

Навершие рукояти меча

Навершие рукояти меча

Майерлингская трагедия

Баронесса Мария фон Вечера

Баронесса Мария фон Вечера

После празднования своего 30‑летнего юбилея Рудольф почти каждую неделю приезжал в Майерлинг, чтобы побыть в одиночестве. Иногда он приглашал самых близких друзей для совместной охоты в Венском лесу. Тогда кронпринц наверняка щеголял красивым охотничьим мечом, подаренным графом Хойошем. А самый последний визит наследника престола в Майерлинг обернулся трагедией, которая потрясла не только Австро-Венгерскую империю, но и всю Европу.

В ноябре 1888 г. начался бурный роман Рудольфа с 17‑летней баронессой Марией фон Вечера (Maria von Vetsera, читается также как Ветсера или Вецера; полн. Maria Alexandrina von Vetsera). Это был далеко не первый роман любвеобильного кронпринца, но теперь он увлёкся всерьёз. Он не сопротивлялся внезапно нахлынувшему чувству и всё больше погружался в трясину запретной любви, пытаясь найти в ней спасение от личных и политических проблем. А Мария, почти истерически влюблённая в своего принца, была готова следовать за ним хоть на тот свет.

Император сначала не придавал особого значения очередному увлечению сына, однако он не на шутку встревожился, когда узнал о попытке наследника получить в Ватикане разрешение на аннулирование брака со Стефанией. 26 января 1889 г. Франц Иосиф I встретился с Рудольфом и потребовал прекратить любые отношения с баронессой. Кронпринц отказался. В конце разговора взбешённый император крикнул вслед уходящему сыну: «Ты не достоин быть моим наследником!». Как показали дальнейшие события, эта встреча лишь ускорила трагическую развязку.

28 января Мария тайком сбежала из дома и встретилась с Рудольфом, которому тоже удалось обмануть свою охрану. Влюб­лённые порознь отправились в Майерлинг: сначала кронпринц, а вслед за ним баронесса. На следующий день утром сюда же прибыли приглашённые накануне принц Филипп фон Саксен-Кобург и граф Йозеф фон Хойош, но Рудольф решил скрыть от них присутствие Марии. Более того, он отказался ехать с друзьями на запланированную охоту, сославшись на недомогание. Той же причиной кронпринц объяснил в телеграмме жене своё отсутствие на официальном ужине во дворце.

Как вспоминал потом Хойош, весь день 29 января Рудольф был спокоен и даже весел. Вечером после ужина он попрощался с друзьями и снова уединился с Марией в своих покоях, приказав камердинеру Йоханну Лошеку не беспокоить его до половины восьмого утра. Однако на следующее утро тот не достучался до своего господина, а дверь в спальню была заперта изнутри. Заподозрив неладное, Лошек обратился за помощью к принцу и графу. Только тогда гости и узнали о присутствии в замке Марии.

Когда после некоторого замешательства Хойош, Саксен-Кобург и Лошек взломали, наконец, запертую дверь и вошли в спальню Рудольфа, перед их глазами предстала страшная картина. Мёртвая баронесса лежала на кровати с розой в сложенных руках и с распущенными волосами, которые скрывали огнестрельную рану на голове. Возле кровати в полусидящей позе находилось бездыханное тело Рудольфа. Простреленная голова, шея и грудь кронпринца были залиты кровью, а в его безвольно повисшей руке был зажат револьвер, из которого, как позже выяснилось, и были произведены выстрелы. Очень странно, но никто из присутствовавших тогда в замке людей их почему‑то не слышал.

Кронпринц Рудольф на смертном одре

Кронпринц Рудольф на смертном одре

Кронпринц Рудольф на смертном одре

Уже потом, при более внимательном осмотре, в спальне были обнаружены прощальные письма, которые влюблённые написали перед смертью своим близким. Только отцу Рудольф не оставил ни строчки. Кронпринц и баронесса просили похоронить их вместе, но эта просьба так и осталась без внимания.

Едва придя в себя, Хойош помчался к ближайшей железнодорожной станции, сел на проходящий венский экспресс и вскоре прибыл в императорский дворец. У него не хватило решимости рассказать Францу Иосифу I о том, что произошло в Майерлинге на самом деле, и он поведал императрице Елизавете, что Мария из ревности отравила себя и кронпринца.

Спустя несколько дней граф Хойош как один из главных свидетелей трагедии подробно изложил известные ему обстоятельства смерти Рудольфа в специальном меморандуме. При этом он особенно акцентировал внимание на том, что ничего не знал ни о любовной связи кронпринца с баронессой, ни тем более о присутствии последней в ту роковую ночь в замке 6. Однако, скорее всего, граф кривил душой, поскольку излишняя откровенность в той непростой ситуации могла серьёзно навредить его репутации и карьере. Впрочем, даже косвенная причастность к трагедии негативно повлияла на всю его дальнейшую жизнь.

Напуганный неожиданной и загадочной смертью сына Франц Иосиф I делал всё возможное, чтобы избежать лишней огласки и замять скандал, подрывающий репутацию Габсбургов. Правительство пыталось скрыть обстоятельства гибели наследника престола, приписав её несчастному случаю, однако подробности довольно быстро распространились по Европе.

5 февраля 1889 г. на улицы Вены вышли десятки тысяч горожан, чтобы проститься с покойным кронпринцем. Похоронили его в родовом склепе Габсбургов, в присутствии только самых близких родственников. Траур в империи длился три месяца. Что же касается Марии, то тело её тайно закопали на кладбище монастыря Хайлигенкройц, а на имя наложили табу.

Почему кронпринц Рудольф вдруг решил лишить жизни себя и свою возлюбленную? Как именно это произошло? И имел ли вообще место двойной суицид? С момента трагедии по этому поводу было выдвинуто множество версий, порою совершенно фантастических, однако при отсутствии достаточной доказательной базы ни одна из них не даёт однозначных ответов на все вопросы 7. Материала для анализа и размышлений действительно осталось очень мало, поскольку назначенная Францем Иосифом I тайная комиссия занималась не столько расследованием случившегося, сколько сокрытием или уничтожением следов и улик.

Окружив смерть наследника престола плотной завесой тайны, власти добились лишь обратного эффекта, поскольку дефицит информации по остро интересующему общество вопросу всегда компенсируется домыслами и сплетнями. В сознании простых людей переживания о несчастном кронпринце преломлялись через призму извечной мечты о добром правителе. В народе долго ещё ходили слухи, что Рудольф не только остался жив, но и основал где‑то в Бразилии «мужицкое царство», где нет ни слуг, ни панов, а на «крещёных» людей работают обезьяны. Об этом писал, в частности, украинский поэт Иван Франко, жалевший своих земляков, которых влекла за океан «байка про Рудольфа царство» («Гей, розіллялось ти, руськеє горе…», 1898). Поговаривали даже, что Рудольф ещё вернётся на родину, чтобы занять трон и установить в государстве справедливость. Эти слухи нашли отражение в романе хорватского писателя Августа Цесареца «Императорское королевство» (1925).

Некоторые историки считают, что трагедия в Майерлинге стала началом конца династии Габсбургов, что она во многом предопределила судьбу Австро-Венгерской империи, а возможно, и всей Европы. Иногда действительно кажется, что с того момента злой рок преследовал династию Габсбургов. Спустя несколько лет после гибели Рудольфа умер от незначительной болезни новый наследник престола, младший брат Франца Иосифа I эрцгерцог Карл Людвиг. В 1914 г. сербский националист застрелил в Сараево другого наследника, эрцгерцога Франца Фердинанда, что привело к Первой мировой войне. Очередной наследник, эрцгерцог Карл, всё же возглавил Австро-Венгерскую империю в 1916‑м, но уже через два года она перестала существовать.

Императрица Елизавета была безутешна и ещё больше замкнулась в себе. Она пребывала в трауре вплоть до своей смерти, которую приняла в 1898 г. от руки итальянского анархиста. Император Франц Иосиф I, который лишь немного не дожил до гибели своей «вечной» монархии, тоже очень болезненно переносил утрату и упрямо избегал всего, что хоть как‑то могло напомнить о смерти сына. Дошло до того, что по его приказу был наложен строжайший запрет на любые письменные и устные упоминания о трагедии.

Маниакальное стремление Франца Иосифа I вычеркнуть тяжёлые воспоминания из своей памяти и подавить чувство вины перед Рудольфом коснулось даже замка Майерлинг. Сначала охотничью резиденцию кронпринца хотели вообще стереть с лица земли, но потом нашлось более разумное решение. Замок передали в полное распоряжение женскому монашескому ордену кармелиток и частично перестроили. Непосредственно на том месте, где находилась спальня Рудольфа, возвели церковь, причём на месте его кровати установили алтарь. Там, где обнаружили его тело, поставили статую Девы Марии с лицом императрицы-матери Елизаветы и воткнутым в сердце кинжалом.

В настоящее время в монастыре Майерлинг действует небольшой музей, посвящённый памяти несчастного кронпринца и его возлюбленной. В экспозиции можно увидеть лишь два оригинальных экспоната — перевезённый сюда из Хайлигенкройца медный саркофаг Марии и одно из предсмертных писем Рудольфа. Нет здесь ни дарственного охотничьего меча, ни многих других личных вещей, которые находились в момент смерти кронпринца в замке, но потом исчезли.

Как ни удивительно, но после гибели Рудольфа меч снова вернулся к дарителю, графу Хойошу. Обстоятельства, при которых это произошло, довольно туманны, что также даёт пищу для различных гипотез. Скорее всего, граф забрал меч себе на память о погибшем друге во время последнего визита в Майерлинг, в первых числах февраля 1889 г., когда назначенная императором комиссия проводила дознание на месте происшествия. Либо он вывез меч незаметно от следователей, либо те сами позволили это сделать, поскольку тогда их интересовали только прямые улики.

Граф Йозеф фон Хойош умер спустя десять лет после трагедии в Майерлинге, в мае 1899 г. Всё это время он вёл уединённый образ жизни и избегал появляться при венском дворе. Будучи убеждённым холостяком, Хойош никогда не женился и не имел прямых наследников. Поэтому после смерти графа меч остался у его матери 8. В дальнейшем это оружие неоднократно переходило из рук в руки, пока, наконец, не пополнило собрание Feldman Family Museum.

Память о Рудольфе

Майерлинг (1889)

Майерлинг (1889)

Загадочная смерть Рудольфа и Марии продолжает будоражить умы и обрастать новыми версиями, мифами, легендами. Для писателей, поэтов, композиторов, кинематографистов и прочих творческих людей это одна из самых удивительных и трагических любовных историй XIX в., поистине неиссякаемый источник вдохновения. Достаточно вспомнить поэму Велимира Хлебникова «Мария Вечора» (1909), исторический роман Клода Ане «Майерлинг» (1930), оперетту Имре Кальмана «Маринка» (1945), художественный фильм Теренса Янга «Майерлинг» (1968), неоклассический балет Кеннета Макмиллана «Майерлинг» (1978), исторический мини-сериал Роберта Дорнхельма «Кронпринц Рудольф. Судьба принца» (2006).

Исследования историков, криминалистов, психологов и просто любителей тайн, пытающихся разгадать эту интригующую загадку, с каждым годом увеличивают и без того огромный пласт посвящённой ей научной и околонаучной литературы, который получил даже специальное название — майерлингология 9. Серьёзные исследователи усматривают в том, что произошло, ещё и политическую подоплёку — антагонизм между правителем-консерватором и наследником-либералом, по‑разному видевшими будущее дряхлеющей монархии.

Несмотря на свою раннюю смерть и неосуществлённые замыслы, кронпринц Рудольф фон Габсбург оставил заметный след не только в истории, но даже в географии. В его честь был назван один из островов арктического архипелага Земля Франца-Иосифа, а также самое большое озеро в Африке (нынешнее название — Туркана).

На своей родине Рудольф и сегодня остаётся одной из самых известных и популярных исторических фигур. Каждая очередная юбилейная дата, связанная с кронпринцем, вызывает в Австрии новый всплеск интереса к его личности и судьбе. Так, в 1998 г., к 140‑й годовщине со дня рождения Рудольфа, в Австрии была выпущена большим тиражом памятная серебряная монета с изображением кронпринца в парадной венгерской генеральской форме. А счёт посвящённых ему книг и публикаций уже давно пошёл на сотни и тысячи.

Памятник кронпринцу Рудольфу в городском парке Будапешта

Памятник кронпринцу Рудольфу в городском парке Будапешта

Примечания

1 См., напр.: Hamann B. Elisabeth. Kaiserin wider Willen. — Wien, 1998; Schad M. Elisabeth von Österreich. — München, 1998; Unterreiner K. Sisi — Deutsche Ausgabe: Mythos und Wahrheit. — Wien, 2005; Merkle L. Sissi: Die schöne Kaiserin. — Osnabrück, 2001.

2 См.: Wandruszka А. Das Haus Habsburg. Die Geschichte einer europaischen Dynastie. — Stuttgart, 1956. — S. 197.

3 См.: Барт И. Незадачливая судьба кронпринца Рудольфа. — Москва, 1988. — С. 215.

4 См.: Монархи Европы: Судьбы династий / Ред.‑сост. Н. В. Попов. — Москва, 1997. — С. 271.

5 См.: Mayböck L. J. Die Adelsfamilie Hoyos im Laufe der Geschichte // Windegger Geschehen: 33. Ausgabe / Mai 2011. — S. 2–24.

6 Меморандум графа Хойоша стал одним из наиболее важных документов по «майерлингскому делу». Долгое время считалось, что его уничтожили подобно многим другим документам и уликам, так или иначе связанным с гибелью Рудольфа. Лишь в 1928 г. меморандум был обнаружен в одном из рассекреченных архивов и тогда же впервые опубликован (см.: Mitis O. Das Leben des Kronprinzen Rudolf: mit Briefen und Schriften aus dessen Nachlass. — Wien & München, 1971. — S. 345–349).

7 См.: Franzel E. Crown Prince Rudolph and the Mayerling Tragedy: Fact and Fiction. — Vienna, 1974.

8 См.: Sotheby’s: Antique Arms, Armour & Militaria. Olympia, London — December 5, 2002. — Lot 37.

9 См., напр.: The last days of the Archduke Rudolph / Edited by H. Grant. — London, 1916; Bibl V. Kronprinz Rudolf. Die Tragödie eines sinkenden Reiches. — Leipzig & Budapest, 1938; Richter W. Kronprinz Rudolph von Österreich. Mit fünf Bildnissen. — Zürich & Leipzig, 1941; Lonyay K. Rudolph: The Tragedy of Mayerling. — New York, 1949; Barkeley R.
The Road to Mayerling: Life and Death of Crown Prince Rudolph of Austria. — London, 1958; Buttlar-Moscon A. Kronprinz Rudolf. — Wien, 1960; Loehr C. Mayerling: Eine wahre Legende. — Wien, 1968; Listowel J. A Habsburg Tragedy: Crown Prince Rudolf. — London, 1978; Morton F. A Nervous Splendor: Vienna 1888/1889. — New York, 1979; Rudolf, Crown Prince of Austria. Majestät, ich warne Sie… Geheime und private Schriften / Edited by B. Hamann. — Wien, 1979; Holler G. Mayerling. — Wien, 1980; Holler G. Mayerling: neue Dokumente zur Tragödie, 100 Jahre danach. — Wien, 1988; Salvendy J. T. Royal Rebel: A Psychological Portrait of Crown Prince Rudolf of Austria-Hungary. — Lanham, 1988; Weissensteiner F. Lieber Rudolf. Briefe von Kaiser Franz Joseph und Elisabeth an ihren Sohn. — Wien, 1991; Markus G. Kriminalfall Mayerling. Leben und Sterben der Mary Vetsera. Mit neuen Gutachten nach dem Grabraub. — Wien & München, 1993; Hamann B. Kronprinz Rudolf: Ein Leben. — Wien, 2005; Bled J. P. Kronprinz Rudolf. — Wien, 2006; Unterreiner K. Kronprinz Rudolf: «Ich bin andere Bahnen gegangen»: eine Biografie. — Wien, 2008.