Будни и праздники коллекционирования ёлочных игрушек

Материал из журнала Антиквар №93: Новый взгляд на керамику


С собирателем старинных ёлочных игрушек Екатериной Ковпак наши читатели познакомились ровно пять лет назад. За это время она успела увлечься другими видами коллекционирования, «охладеть, попрощаться и снова вернуться в сообщество коллекционеров ёлочных игрушек», а также стать главным редактором журнала «На Ёлке» — первого печатного издания о зимних праздниках и связанных с ними традициях и забавах. В канун Нового года и Рождества мы попросили Катю рассказать о сегодняшнем состоянии рынка антикварных ёлочных игрушек и раритетах, пополнивших её собрание.

Время идёт, мир ёлочной игрушки продолжает жить своей жизнью. Цены на антикварный новогодний товар возросли, но дореволюционные и редкие советские экземпляры отыскать всё труднее. Активно предлагаются подделки, которые производят местные псевдо-мастера в надежде, что кто‑то попадётся на их крючок. Однако с годами коллекционеры новогодней атрибутики стали мудрее, опытнее, обострился глаз на новодел, а значит обмануть их не так‑то просто.

Подставочная игрушка под ёлку «Зайцы в лесу». Первая четверть ХХ в.

Подставочная игрушка под ёлку «Зайцы в лесу».
Первая четверть ХХ в.

Уже прошли те времена, когда каждую неделю ко мне летели посылки с заветными старыми игрушками. Сейчас коллекция достаточно велика и найти интересный для себя экземпляр очень нелегко. Это вовсе не значит, что удивить меня невозможно, и что моё собрание достигло финальной точки — всякий раз я готова ставить всё новые запятые. Но, как показывает практика, те молочные реки и кисельные берега, о которых мечтает душа коллекционера, в пределах нашего города, по‑видимому, не сыскать.

И всё‑таки… Каждый новый зимний сезон по‑прежнему начинается для меня с антикварных слётов и предпраздничных киевских «блошек». Ценные находки случаются крайне редко и оттого, наверное, становятся такими запоминающимися. Как, например, дореволюционные самодельные ёлочные игрушки, приехавшие в столицу под Новый год из Батурина. Эти раритеты были обнаружены среди прочих артефактов в сундуке, на чердаке дома, сменившего старых хозяев. К числу редкостей относится также несколько оригинальных подставочных игрушек под ёлку — в частности, композиция по мотивам басни И. А. Крылова «Стрекоза и муравей».

Подставочная игрушка под ёлку «Стрекоза и муравей». Первая четверть ХХ в.

Подставочная игрушка под ёлку «Стрекоза и муравей». Первая четверть ХХ в.

На картонном листе обустроена ватная норка с входом и выходом. Игрушечная дверка, словно приглашающая заглянуть внутрь, раскрыта; есть окно с маленькой ставней, труба из тонкой стружки, через которую идёт бумажный фиолетовый дымок. Защищает домик от ветра срезанный злаковый колосок. У входа видим главного персонажа — маленького трудягу Муравья с доказательством усердной работы — травинкой. Напротив расположилась праздная ветреная Стрекоза с жемчужными бусинками-глазами. Мораль и история басни всем известны, но посмотрите, как умело из подручных материалов созданы автором все детали этой игрушки, с каким вниманием к мелочам она исполнена.

Не меньший интерес представляет композиция «Мужичок с ноготок». Из-под шапки мальчугана выглядывает хромолитографическое лицо по типу дореволюционных бумажных куколок. Тулуп раскрашен коричневой краской, не утратившей свой цвет, сохранена даже упряжь. Лошадка, везущая хворосту воз, давно его растеряла, но сами фигурки и спустя 100 лет в отличном состоянии, вата, как прежде, искрится на солнце.

Подставочная игрушка под ёлку «Мужичок с ноготок». Первая четверть ХХ в.

Подставочная игрушка под ёлку
«Мужичок с ноготок».
Первая четверть ХХ в.

Из того же батуринского сундука происходят пополнившие мою коллекцию бонбоньерка с сюрпризом, Дед Мороз и «золотая» клетка с птицей на жёрдочке. Через прутья клетки можно разглядеть миниатюрную серебряную миску для воды и тарелочку с зёрнами. Эти игрушки, как я полагаю, дошли до нас в единичных экземплярах.

Кроме ёлочных украшений конца ХIХ — начала ХХ века, я собираю связанные с зимними праздниками открытки, иллюстрации и, конечно же, книги. Они — прекрасный источник знаний о прошлом. В одном из самых старых и раритетных изданий — «Песнь Рождества Христова» — сообщается, к примеру, что «устраивать ёлку в вечер под Рождество Христово в разных местностях и в городах вошло в обычай с недавнего времени».
Большинство рождественских украшений дореволюционного периода давно канули в Лету. Судить о некогда обширном и разнообразном ёлочном ассортименте мы можем лишь по той его незначительной части, которая «дожила» до наших дней. Это очень красивые игрушки из шёлка, бархата, гофрированной бумаги, хлопка и так называемый дрезденский картонаж.

Ёлочная игрушка «Клетка с птицей». Первая четверть ХХ в.

Ёлочная игрушка «Клетка с птицей». Первая четверть ХХ в.

Жизнь ёлочной игрушки, как правило, коротка. Основные причины её уязвимости — хрупкость материала, не всегда бережное отношение владельцев и кажущаяся «незначительность» предмета. Следствие этого — чрезвычайная редкость на сегодняшнем антикварном рынке и завышенные по сравнению с другими игрушками цены. Замечу также, что к собиранию дореволюционных экземпляров обычно приходят в «зрелом возрасте», изучив перед тем подводные камни коллекционирования советской ёлочной игрушки.

Каждому знающему собирателю известны основные модели ватных и стеклянных ёлочных игрушек, выпускавшихся на различных производствах СССР в 1930–1960‑е гг. (коллекционными, по признанию международной организации коллекционеров ёлочных игрушек «Golden Glow», считаются изделия, выпущенные до 1966 г.). Наиболее редкими являются игрушки ранних малоизвестных артелей, сообществ кустарей, а также модели 1930‑х гг., созданные талантливыми советскими художниками в качестве образцов по заказу Научно-экспериментального института игрушки в г. Загорске Московской обл. (с 1946 г. — Всесоюзный научно-исследовательский институт игрушки; в данное время не существует).

Ёлочная игрушка «Кормушка для птиц». Первая четверть ХХ в.

Ёлочная игрушка «Кормушка для птиц». Первая четверть ХХ в.

Теперь такие игрушки считаются коллекционной редкостью. Увидеть их можно на страницах тематических изданий довоенного времени, а также в собрании Художественно-педагогического музея игрушки в г. Сергиев Посад (бывший Загорск). Для большинства же коллекционеров они остаются недосягаемой мечтой.

Главные критерии в определении ёлочной игрушки как предмета коллекционирования — её уникальность, принадлежность к определённому временному периоду, основным подвидам, фабрикам и коллекционным наборам, а также техника исполнения, степень сохранности и наличие реставрации.

Ватная игрушка «Рождественский дед». Первая четверть ХХ в.

Ватная игрушка «Рождественский дед». Первая четверть ХХ в.

Основополагающим принципом в работе старых мастеров был ручной труд. Изготавливая фигурку для новогодней ёлки, они вкладывали в неё всё своё умение и творческую фантазию, создавая порой настоящие маленькие шедевры. «Эскизы ёлочных игрушек Полина Петровна придумывала сама, — вспоминала впоследствии Людмила Балыбердина, дочь ма­стера-надомника Кировской артели П. П. Дёминой. — Ей давали заготовки игрушек: личики, ручки, кисти фарфоровые, мягкую проволоку, из чего делался каркас, вату, слюду тёртую. Варился клейстер, обматывался каркас ватой, смоченной в клейстере, затем наносилась слюда — работа была, как у скульптора». Детали наряда выкраивались ножницами из пласта, пропитанного клеевым раствором, и закреплялись на фигурке. Раскрашивались ватные игрушки анилиновыми красками, гуашью, тушью, акварелью или оставлялись белоснежными. Чтобы сделать вату искристой, её посыпали «снег-стеклом» (для этого большой шар с тончайшими стенками «сбрасывали» в ящик, где он разбивался на мельчайшие блестящие чешуйки). Благодаря мастерам, фигурки людей, литературные герои, птицы и звери словно выходили под Новый год из волшебной сказки. Дети играли ими, как куклами, выстраивали композиции, придумывали сценки, расписывали декорации, сооружая под ёлкой целые зимние городки…

Детство моей мамы прошло на улице Ни­коль­ско-Ботанической, в двух шагах от университетского Ботанического сада и Владимирского собора. На Новый год в cтаром родительской доме для маленькой Люды устанавливалась ёлка с игрушками. Их было совсем немного, но ощущение волшебства, возникавшее в дни зимних праздников, сохранилось у мамы на долгие годы. Она часто вспоминала один домик, через окна которого «струился сказочный свет». И мечтала его найти.

Ватная ёлочная игрушка «Кот в сапогах». Артель «Ёлочная игрушка», Москва. 1930–1940-е гг. Ватная ёлочная игрушка «Кот в сапогах». Киев, 1950-е гг.

Ватная ёлочная игрушка «Кот в сапогах». Артель «Ёлочная игрушка», Москва. 1930–1940-е гг.
Ватная ёлочная игрушка «Кот в сапогах». Киев, 1950-е гг.

Несколько лет назад я решила разыскать её домик. Обратилась на тематический новогодний форум с вопросом: «Никто ли такой не встречал?» Какова же была моя радость, когда один из питерских коллекционеров ёлочных игрушек, прочитав трогательную историю, захотел мне его подарить.

Теперь этот домик каждый Новый год вместе с нами. В числе других игрушек из моей коллекции время от времени он демонстрируется на киевских зимних выставках. В этом году я тоже приготовила сюр­приз-ис­то­рию, которую расскажу с помощью старинных игрушек в Музее истории Киева на выставке Марины Ивановой «Різдвяна казка кінця ХІХ століття». И, может быть, мы встретимся с вами этой зимой там, на Ёлке? Приходите к нам в гости!

Фото Даниила Краснова

Раскладная книга-домик (игрушка под ёлку). Чехословакия, 1950-е гг.

Раскладная книга-домик
(игрушка под ёлку).
Чехословакия, 1950-е гг.