Вход на главную лестницу Владимирского собора

Владимирский собор – памятник традициям меценатства

Материал из журнала «Антиквар» №77: “Наследие семьи Терещенко”


В течение многих лет собирались пожертвования на строительство и украшение Владимирского собора в Киеве. Золочение его куполов и изготовление драгоценного облачения главного престола было осуществлено благодаря финансовой помощи Николы Терещенко.

В сентябре 1852 г. по предложению митрополита Киевского и Галицкого Филарета (Амфитеатрова) при Киевской Духовной Консистории был создан Комитет для постройки соборного храма во имя «Просветителя России св. Равноапостольного князя Владимира». Спустя два месяца владыка Филарет обратился к митрополитам, архиепископам, епископам, генерал-губернаторам и губернаторам с просьбой содействовать в сборе средств на строительство.

В декабре 1858 г. на банковском счету Комитета находилось 92,3 тыс. руб. серебром (79,2 тыс. руб. пожертвований и 13,1 тыс. руб. в виде процентов на вклад). Первые 7 тыс. руб. внёс сам Филарет, примерно в 14 тыс. руб. оценивался вклад Киево-Печерской лавры, выделившей 1 млн. кирпичей со своих заводов. Дополнительная подписка 1861 г. принесла ещё 23 тыс. руб. Исходя из суммы в 130 тыс. руб., епархиальному архитектору Павлу Спарро пришлось значительно переработать первоначальный проект собора Ивана Штрома, затраты на постройку которого составляли около 700 тыс. руб. Однако проект Спарро показался членам Комитета слишком уж скромным (архимандрит Киево-Печерской лавры Иоанн назвал его «моделью собора»), и с благословения митрополита Арсения (Москвина) архитектор Александр Беретти увеличил размеры здания в 1,5 раза, одновременно решив сэкономить на толщине стен и опорных столбов. Впрочем, в дальнейшем это обернулось большими дополнительными расходами на работы по переделке барабанов куполов, укреплению фундаментов и стен. К концу 1860‑х гг. весь бюджет постройки Владимирского собора был практи­чески истрачен, но здание всё ещё стояло без куполов.

В 1876 г. по инициативе киевского генерал-губернатора князя Дондукова-Корсакова Министерством внутренних дел был составлен проект достройки храма с общим бюджетом в 290 тыс. руб. На устройство иконостасов и внутреннюю окраску собора выделялось 69 тыс. руб. Однако профессору Адриану Прахову удалось благодаря близкому знакомству с министром внутренних дел графом Д. Толстым настоять на более дорогом варианте внутренней отделки. (Первоначально смета составляла около 150 тыс. руб., а затем несколько раз увеличивалась.) Всего же, по расчётам профессора Киевской духовной академии Николая Петрова, на строительство и украшение Владимирского собора было выделено (государством и частными лицами) около 850 тыс. руб. Огромная по тем временам сумма, однако даже на её фоне пожертвование Николы Артемьевича Терещенко выглядит весьма внушительным: 56 тыс. руб. на «позолоту глав собора, на серебряное золочёное эмальированное облачение на престол и др.», как записано в отчёте профессора Петрова «О росписании стен и вообще об украшении киевского Владимирского собора».

Вход на главную лестницу Владимирского собора

Вход на главную лестницу Владимирского собора

Облачение главного престола храма, выполненное московской фирмой Ивана Хлебникова, несом­ненно, являлось одним из лучших произведений русского церковного прикладного искусства последней четверти XIX в. Сделано оно было из кованого серебра, покрыто позолотой и эмалями. Восточную сторону престола украшали рельефные изображения Александра Невского, Марии Магдалины, Николая Мирликийского и царицы Александры (святых покровителей членов царской семьи), преподобного Иоанникия Великого, митрополита Алексия, мученицы Софии, а также преподобных Пелагии и Николая Святоши (патронов Н. Терещенко и его супруги Пелагеи Георгиевны). С западной стороны помещалось изображение Тайной вечери, с южной — крещение князя Владимира, с северной — крещение Руси (два последних рельефа были выполнены по композициям В. Васнецова). Этот заказ обошёлся в 11 тыс. руб. В надписи на серебряном облачении было указано: «Сие облачение на престол в соборе равноапостольного князя Владимира преподнесено в дар действительным статским советником Николаем Артемьевичем Терещенко и его супругой Пелагеей Георгиевной».

Как известно, фабрика Хлебникова считалась одной из лучших ювелирных фирм России, имела титул «Поставщика Двора Его Императорского Величества», а её изделия неоднократно отмечались медалями международных и всероссийских промышленных выставок. Остаётся сожалеть, что облачение главного престола Владимирского собора, равно как и множество других предметов церковной утвари, хранившихся в его ризнице, были конфискованы большевиками с целью наполнения казны.

Главный престол Владимирского собора. Общий вид

Главный престол Владимирского собора. Общий вид

Современники по‑разному оценили художественные достоинства собора и его внутрен­него убранства. Известный публицист, критик и религиозно-об­щест­вен­ный деятель Дмитрий Философов писал: «Собор Св. Владимира в Киеве — целая эпоха в истории русской религиозной живописи […] С появлением Васнецова и Нестерова всё переменилось. Эти художники поняли народный дух религии, прониклись ею и благодаря этому создали такие произведения, которые близки народу». Александр Бенуа, отдавая должное таланту Васнецова, усматривал в его киевских росписях проявление «фальши» и «лжи», «духовного оскудения», свойственных всей современной культуре.

Однако уже тогда никто не мог отрицать, что работы по сооружению и украшению Владимирского собора вернули Киеву славу одного из ведущих художественных центров Российской империи, где формировались принципы нового искусства.