Журнал Антиквар

Витражи Оксаны Кондратьевой. «Архитектура света»

№ 9-10 сентябрь-октябрь 2016

Мать и дитя. 2016. Античное стекло, свинец; роспись, обжиг, кислотное травление. Фото Charlotte Barnes

Мать и дитя. 2016. Античное стекло, свинец; роспись, обжиг, кислотное травление. Фото Charlotte Barnes

В Национальном музее украинского народного декоративного искусства открылась первая в Украине персональная выставка Оксаны Кондратьевой. Более 10 лет художница живёт в Лондоне, где её хорошо знают как живописца, автора станковых и монументальных произведений из стекла, исследователя западноевропейского и украинского витража.

— Создание витражей — достаточно сложная и, по общему мнению, не женская работа. Почему вы выбрали именно эту технику?
— Искусство витража, или архитектурного стекла, это, прежде всего, искусство работы со светом и пространством. В Средневековье витражи выполняли структурную, декоративную и просветительскую роль — были «книгами соборов». Спустя время они стали и частью секулярной архитектуры. Когда свет струится сквозь цветные стёкла, пространство преображается — возникает волшебное чувство. Безусловно, витраж живёт вместе со светoм, но архитектуру света со­здаёт художник.

Оксана Кондратьева у геральдического витража ХIХ и ХХ вв. Реставрационный проект, 2016. Манчестер стрит, Лондон

Оксана Кондратьева у геральдического витража ХIХ и ХХ вв. Реставрационный проект, 2016. Манчестер стрит, Лондон

— Сегодня стекло формирует новый архитектурный язык, получается, что и роль художника, работающего с архитектурным стек­лом, тоже меняется?
— Стекло — самый крупный «хамелеон» в традиционных материалах! Ещё недавно около 90 % витражей создавалось для храмов в свинцовой или медной пайке. После революции Пилкингтона появилась возможность производить масштабное листовое стекло. Это технологическое открытие дало колоссальный импульс развитию новых архитектурных форм. Теперь по всему миру вырастают стеклянные небоскрёбы, как, например, лондонский «Шард» Ренцо Пиано, где использовано 11 000 панелей листового стекла общей площадью 56 000 квадратных метров. Витраж эволюционирует и принимает новые формы. Новые знания необходимы и художнику.

Геральдический витраж (фрагмент). ХIХ в.

Геральдический витраж (фрагмент). ХIХ в.

— Но как именно вы пришли к витражу?
— Профессионально заниматься искусством я стала достаточно поздно — ближе к тридцати. Начинала с уроков живописи у английского художника Питера Флеминга. До этого была учёба в Восточно­украинском государственном университете в Луганске, работа аналитиком в Киеве. В Германии я окончила Боннский университет, после переезда в Лондон работала финансовым аналитиком в Сити. Но чем дальше, тем больше чувствовала, что это не мой путь. Ведь каждый выбирает свой цвет в жизни…
Aрхитектурному стеклу я училась в Центральном колледже Святого Мартина, который входит в структуру Лондонского университета искусств. Там я открыла для себя совершенно новый вид творчества. Мой интерес к витражу возник не случайно. Дело в том, что в Украине есть удивительный храм начала ХХ века,
который можно назвать образцом Gesamtkunstwerk, поскольку в нём собраны все искусства. Примечателен он и тем, что в его облике сочетаются черты византийской и романской архитектуры с элементами украинского деревянного зодчества. Исследованию этого уникального объекта я посвятила немало времени и ещё два года потратила на то, чтобы его признали памятником архитектуры. В ажурных оконных решётках церкви я обнаружила остатки цветных стёкол, и у меня появилась идея сделать для неё витражи.

Кирилло-Мефодиевский храм. 2013. Холст, масло. 50 × 40 см

Кирилло-Мефодиевский храм. 2013. Холст, масло. 50 × 40 см

— Какая это церковь?
— Святых Кирилла и Мефодия в селе Тишковка Марковского района Луганской области. Но когда церковь строилась, эти земли были частью Старобельского уезда Харьковской губернии. Возведена она по проекту Владимира Николаевича Покровского, выпускника Петербургской Академии художеств, епархиального архитектора Харьковской губернии и яркого представителя харьковского декоративного модерна. Мне очень хотелось спасти этот чудом уцелевший храм и добиться того, чтобы он получил статус памятника архитектуры. Это оказалось совсем непросто, ведь не было ни технического паспорта, ни исторической справки — ни единого документа. Пришлось пройти всю процедуру, но в 2008 году церковь внесли в государственный реестр недвижимых памятников Украины! А вот чтобы сделать для неё новые витражи, мне предстояло овладеть незнакомым ремеслом. Однако к этому времени у меня уже были и определённые наработки, и выставки…
— Выставки в Лондоне?
— Не только. Первая персональная выставка в Лондоне состоялась в 2012 году. До этого я участвовала в нескольких групповых выставках, а дебютировала в 2007‑м на ежегодном вернисаже Общества женщин-художниц Британии в «Мoлл галерee». В Киеве была совместная выставка с Натальей Кондратьевой в Музее книги и книгопечатания.

Новый Свет. 2015. Античное флеш-стекло, кислотное травление. 40 × 60 cм. Фото Charlotte Barnes

Новый Свет. 2015. Античное флеш-стекло, кислотное травление. 40 × 60 cм. Фото Charlotte Barnes

— Кто знакомил вас с витражными техни­ками?
— Азы витражного искусства я осваивала в графстве Саффолк, в частной студии Суринды Ворбойс. Она обучила меня основным средневековым техникам. Благодаря этому у меня сформировалось небольшое портфолио, и я смогла предъявить его при поступлении в колледж. В качестве проекта представила эскизы витражей для Кирилло-Мефодиевской церкви. Уже после окончания учебы я организовала
собственную студию.
— Вы работаете по заказам?
— Да, но они тоже могут быть исключительно авторской работой. Иногда участвую в реставрационных проектах, хотя воспринимаю это скорее как часть обучения, необходимого на определённом этапе. Один из самых крупных моих проектов — витраж-триптих для лондонской школы, выполненный в технике кислотного травления без свинцовой пайки.
— Насколько я знаю, работа с плавиковой кислотой вредна и даже опасна для жизни?
— Витраж — тот вид искусства, который требует научного эмпирического подхода. Без эксперимента невозможно добиться желаемого результата. Впрочем, случайность тоже играет весомую роль и в художественных, и в научных открытиях… Плавиковая кислота разрушает молекулы стекла. Художник контролирует этот процесс, чтобы получить нужные свето-цветовые переходы, и при этом наблюдает за удивительным циклом трансформации материи: от минерала флюорита к жизненно опасной плавиковой кислоте и далее — её взаимодействие со стеклом и рождение искусства…

В экспериментальной студии. Лондон, 2015

В экспериментальной студии. Лондон, 2015

— Для такой работы действительно требуются и знания, и практический опыт…
— Да. Но без ремесла не бывает искусства. В небольших проектах я работаю индивидуально: и стекло режу, и витраж собираю, и пайку делаю. Большие проекты требуют командной работы. Есть и другие нюансы: техника травления, например, производится только в специально оборудованных вентиляционных комнатах. Перед тем, как зайти туда, я надеваю белый комбинезон, высокие сапоги, шлем и перчатки. Ассистент говорит, что во время работы я похожа на безумного учёного… Всё же больше — на космонавта…

За световым столом. Лондон, 2015

За световым столом. Лондон, 2015

— Что вы планируете показать на киевской выставке?
— Витражи в классической технике свинцовой пайки и выполненные в сочетании с росписью, серебрением и кислотным травлением. Все они созданы из «халявного» флеш-стекла.
— Что означают эти термины?
— «Халявным», античным, или «цилиндровым» называют листовое стекло, полученное выдувным способом. Вначале выдувaют цилиндрический объём, обрезают с двух сторон щипцами и дают остыть. Холодную заготовку разрезают вдоль стеклорезом и вновь нагревают, чтобы цилиндр раскрылся. Потом готовый лист вручную утюжат в печи. Я специально ездила на стекольный завод в Германию, чтобы из­учить эту технологию. Помогло немецкое образование и знание языка, поскольку я могла свободно общаться со специалистами… Второй термин означает многослойное стекло.

Кроме витражей будет представлена живопись, в частности серия «Знаки зодиака».

Рer aspera ad astra. Витраж в здании школы. 2015. Античное флеш-стекло, кислотное травление. 47 × 167 см. Кенсингтон Олимпия, Лондон

Рer aspera ad astra. Витраж в здании школы. 2015. Античное флеш-стекло, кислотное травление. 47 × 167 см. Кенсингтон Олимпия, Лондон

— В рамках киевской выставки вы также прочтёте лекцию. Расскажите о ней подробнее.
— Когда я познакомилась с техникой кислотного травления, захотелось понять её суть, проследить эволюцию. Результатом моих исследований стала статья, которую опубликовал лондонский журнал, посвящённый искусству витража. В 2012 году я получила приглашение прочитать лекцию по этой теме в Кембридже. В сентябре — доклад в Шеффилдском университете, где Британское общество технологии стекла устраивает конференцию по случаю своего столетия. Общество создало уникальную платформу, которая позволяет вести диалог специалистам из разных областей, так или иначе связанных со стеклом. Приезжают химики, историки, археологи, искусствоведы, художники (в «доминирующем меньшинстве»), технологи. Общение с ними позволяет взглянуть на свою работу под новым углом зрения, ведь стекло — междисциплинарный материал и в процессе работы с ним неизбежно соприкасаешься с научными аспектами. Весной по предложению Британского общества мастеров витражного искусства я выступала с лекцией об украинских витражах. А киевская лекция — o традиции и новаторстве в витражах Лондона, о синтезе науки и искусства… Её участницей станет также английская
художница Софи де Суза.

— На какой материал вы опирались в лекции об украинских витражах?
— Эти витражи всё ещё остаются terra incognita для западноевропейских искусствоведов, впрочем, и в Украине до сих пор нет посвящённого им фундаментального труда. Когда я начала работать с архитектурным стеклом, естественно возник вопрос об истории украинского витража. Скудный материал подтолкнул к натурным исследованиям, и в течение пяти лет я осмотрела более 30 объектов.
Символично, что первая лекция об украинских витражах состоялась в гильдии художников в Лондоне, где в викторианское время зарождалось «Движение искусств и ремёсел» — Arts and Crafts. Здесь же берёт своё начало Королевский институт британских архитекторов. В разные годы гильдию возглавляли Уильям Моррис, Уолтер Крейн, Уильям Летаби, Кристофер Уолл.
— Похоже, что витражи помогли вам выбрать свой «цвет в жизни». Какой же он?
— Белый.

Беседовала Анна Шерман

Волна. 2016. Античное флеш-стекло, кислотное травление. 60 × 90 см. Фото Charlotte Barnes

Волна. 2016. Античное флеш-стекло, кислотное травление. 60 × 90 см. Фото Charlotte Barnes