Журнал Антиквар

Радомышль - город на семи холмах и трёх китах

Владимир Молодыко

№ 9-10 сентябрь-октябрь 2016

radomyshl

Тихий, провинциальный по современным меркам Радомышль, конечно же, не претендует на статус Третьего Рима. Впрочем, некоторые параллели с Вечным городом местные жители для себя всё же проводят. Ведь Радомышль тоже лежит на семи холмах, которые, правда, с годами существенно нивелировались. Не менее значимой, чем «счастливая семёрка», является для горожан и цифра «три». Она вновь возвращает к древнему Риму, ассоциируясь с тремя китами, на которых, согласно античным легендам о мироздании, держалась наша планета. Три голубя, изображённые на древнем радомышльском гербе, символизируют три реки — Тетерев и его притоки Мыку и Сухарку, на которых вырос город. В течение нескольких веков главным храмом города считалась церковь Святой Троицы, следовательно, храмовый праздник был общегородским. Традиция эта продолжается и сегодня, поскольку именно на Троицу Радомышль отмечает День города. Ещё одна магическая тройка — три «радомышльских кита», что помогли городу подняться и окрепнуть. Спросите любого из жителей, какие древние названия до сих пор сохранились в городских окрестностях, и они непременно ответят: Мыкгород, Рудня и Папирня.

 

Из глубины веков

Ныне Мыкгородом зовётся пригород Радомышля. А несколько веков назад это было небольшое село, унаследовавшее своё имя от славного Мыческа, или Мык-города. Летописец рассказывает, как в 1150 году под натиском Владимирко Галицкого отступал из этого города киевский князь Изя­слав Мстиславич. Покорённые мычане откупились от князя-галичанина серебром, причём в немалом количестве, поскольку женщинам пришлось снять с себя даже нательные украшения.

Впрочем, в летописях речь идёт уже о заселённом и обжитом городе, а история его начинается гораздо раньше. Первые следы пребывания здесь homo sapiens относятся к эпохе позднего палеолита (35–30 тыс. лет назад). В 1956 году при выполнении земляных работ в подшефном колхозе местные школьники наткнулись на огромные кости. Благодаря своевременному вмешательству учителей, работы были прекращены, а к месту находки прибыли учёные, которые и определили, что это останки мамонта. Вскоре археологи открыли на том месте палеолитическую стоянку, вошедшую в научный обиход под названием Радомышльская. Откопанные на ней биологические и кремневые образцы ныне хранятся в столичном археологическом и радомышльском краеведческом музеях. 

Вокруг современного Радомышля можно видеть остатки легендарных «Змиевых валов», которые опоясывали Киев и другие древние поселения, помогая обороняться от недругов.

 

В изданном в 2009 г. академическом трёхтомнике «Древняя история Украины» Мыческ назван в числе главных городов и форпостов Древней Руси, поскольку через него пролегал важный торговый и транспортный путь в западные земли и державы.

Мычане считаются одним из основных древлянских племён. Недаром, наверное, на городском гербе (дарованном уездному Радомыслю в 1796 году) увековечено летописное предание о покорении мятежного племени княгиней Ольгой. Голуби с горящими факелами напоминают о трагической судьбе сожжённого ею в 946 году главного древлянского города Искоростеня. В то же время этот символ мог свидетельствовать и о мести Ольги самому Мыческу, ведь историки склоняются к мысли, что древлянское княжеское объединение представляло собой федерацию из нескольких окружённых лесами образований, каждое из которых имело своего князя. «И победили древлян. Древляне же побежали и затворились в своих городах… И пошла Ольга с сыном и дружиной по древлянской земле, устанавливая везде уставы и уроки, как платить оброк и дань», — читаем в «Повести временных лет».

О древлянских корнях напоминают и вырезанные из столетних дубов изображения предков на символической арке при въезде в город. К слову, сейчас в Радомышле начинает воплощаться оригинальный замысел по превращению в скульптуры стволов аварийных деревьев. Первые образцы уже появились у городского краеведческого музея.

 

Ещё одна связанная с Мы­ческом-Мыкгородом дата — 1159 год — свидетельствует о даро­вании города Андреем Бо­го­люб­ским Киево-Печерскому монастырю. У исследователей, впрочем, эта «дарственная грамота» вызывает сомнения, ибо «всплыла» она неизвестно откуда уже в ХVІ веке, когда после ордынского опустошения начался передел «ничейных» владений. К тому же князь Андрей в ту пору не имел никаких прав на Киевщину, а потому не мог распоряжаться её землями. Специалисты также отмечают не характерный для ХII века языковой стиль документа и несоответствие той эпохе некоторых упомянутых в нём названий населённых мест и рек. Привлекает внимание то, что в исторических источниках Мыческ и земли вокруг него упоминаются как «материзна», то есть наследство от матери, в данном случае от Андреевой бабушки Екатерины. С одной стороны, это вроде бы указывает на наследственные права князя, а с другой — на довольно высокий статус древнего города. Вряд ли правитель княжеского ранга взял бы себе жену из какого‑то захолустья…

 

Но факт остаётся фактом: Мыческ стал церковной собственностью, и это во многом определило дальнейшее весьма успешное развитие края. Стараниями Лавры на противоположном берегу Мыки было заложено замковое поселение, от которого с 1569 года и начало распространяться всем знакомое название Радомысль.

 Историческая реконструкция обустройства Радомысльского замка, выполненная И. Драгуном и Л. Тимошенко

Историческая реконструкция обустройства Радомысльского замка, выполненная И. Драгуном и Л. Тимошенко

Согласно легенде, такое на­именование является производ­ным от «радостной мысли», сподвигшей мычан поселиться на более высоком берегу. Поговаривают также о «раде горожан», которую и посетила эта здравая идея. Примечательно, что подобные «радостные мысли» в ХVI веке охватили жителей сразу нескольких поселений в довольно отдалённых друг от друга краях, поскольку название Радомысль получили основанные в тот же период местечки на Волыни (под Луцком), в Польше, Чехии и даже на Балканах. В связи с этим более вероятным представляется версия о происхождении топонима от древнего славянского имени Радомысл или от слова «радомысл» — так кое‑где титуловали советника сановного лица. Связывают название города и со старочешским именем Мычек, которое является аналогом нашего Николая (чешский язык, кстати, считается самым «чистым» среди всех славянских). Имя именно этого святого носил упоминавшийся в исторических источниках монастырь, «у Мыческа лежащий».

По тогдашней традиции странствующие монахи нередко устраивали свои обители в рукотворных или естественных пещерах. Поэтому довольно убедительным кажется предположение, что древний Мыческий монастырь находился именно в детинце современного Радомышля, а остатками подземных монашеских лабиринтов могут являться легендарные радомышльские подземелья, время от времени дающие о себе знать неожиданными провалами или проседаниями грунта. Местные старожилы рассказывают о входах в таинственные пещеры, которые иногда открывались после ливней или оползней на высоких радомышльских кручах.

Богатство может измеряться не только благородными металлами, но и железом

Заболоченные поймы здешних рек, служившие дополнительной защитой от незваных гостей, способствовали также хозяйственно-экономическому росту Мыческа, а потом и Радомысля. Именно в поймах издавна был налажен местный рудный промысел.

Упоминания о радомышльских рудниках такие же давние, как и о Мыкгороде. По крайней мере, на рубеже XIV — ХV веков уже вполне достоверные грамоты киевского князя Владимира Ольгердовича и его преемников свидетельствовали о принадлежности Мыческа и находившейся возле него Рудни сквирским князьям Рожиновским. А в описании имущества Киево-Печерской лавры, составленном в 1593 году, перечислены семь рудников вокруг Радомысля, дававших ежегодно 500–700 пудов железа каждый. Выплавляли его из болотной руды, которой была богата древлянская земля. Руду просто выкапывали, поскольку залегала она, как правило, не глубже двух-трёх лопат от поверхности. Выкопанные бурые валуны с содержанием металла 30–50 процентов перемывали и свозили на «железный завод», который был одновременно и металлоплавильным, и кузнечным производством. Из добытого железа делали разнообразный хозяйственный инвентарь, а также оружие — не зря же во время освободительных казацких войн середины ХVII века шла борьба и за стратегические полесские рудники!

 Здание бывшей женской гимназии в уездном Радомысле, где теперь размещается детская музыкальная школа. Фото 1970-х гг.

Здание бывшей женской гимназии в уездном Радомысле, где теперь размещается детская музыкальная школа. Фото 1970-х гг.

Одним из памятных казацких мест является для радомышлян урочище «Криниченька». По преданию, под растущими там вековыми дубами отдыхало перед боем за Бердичев войско Богдана Хмельницкого, наслаждаясь водой из природного источника. Вода, между прочим, имеет повышенное содержание железа.

Важное промышленное значение здешних рудников подтверждают и документы ХVIІI столетия. После раздела Речи Посполитой в 1793 году полесские месторождения стали собственностью Российской империи. Сенатор Пётр Кинин, зять влиятельного царедворца Ардалиона Торсукова, заполучившего кусок владений бывшего радомышльского митрополичьего ключа, снарядил туда экспедицию для разведки рудников, надеясь их восстановить. Но выводы оказались неутешительными: запасы руд были уже незначительными, а качество находившегося в них железа невысоким.

Однако традиции древнего промысла продолжились в кузнечном деле. Мастерство местных умельцев можно оценить по сохранившимся кованым оградам на старом городском кладбище и по узорчатым навесам, которые по сей день украшают входы старинных домов и служат своеобразной визитной карточкой города.

Руднянский «холм» и связанный с ним давний промысел напоминает о себе красноречивыми названиями окрестных поселений, а также пористыми следами рудных залежей, которые сверкают под лучами солнца на обрывистых притетеревских кручах.

 На этих городских строениях, как и на музыкальной школе, сохранились старинные кованые кружева

На этих городских строениях, как и на музыкальной школе, сохранились старинные кованые кружева

На этих городских строениях, как и на музыкальной школе, сохранились старинные кованые кружева

Защищая информационное пространство

А вот монахов с киево-печерских холмов здешние места привлекли не только запасами руды. В 1612 году лаврский архимандрит Елисей Плетенецкий построил на реке Мыке мельницу, при которой основал бумажную мануфактуру. Это производство должно было снабжать бумагой лаврскую типографию и, выражаясь современным языком, защищать православное информационное пространство. Учитывая постоянную и немалую по объёмам издательскую деятельность сплочённых архимандритом лаврских интеллектуалов, можно предположить, что радомысльские «папірники» без работы не сидели. На изготовленной здесь бумаге печатались служебные церковные книги, полемические произведения, школьные учебники, словари и даже поэзия.

В культовом для радомышлян историческом романе Зинаиды Тулуб «Людоловы», одним из персонажей которого является лаврский настоятель, подробно описана работа бумажной фабрики, где тон поначалу задавали иностранные мастера. По тогдашней технологии делали бумагу из тряпья: его чистили, отбеливали, а затем зубчатыми валами растирали в порошок и замешивали до состояния жидкой беловатой массы. Потом эта масса тонким слоем разливалась в четырёхугольные формы с сетчатым дном, через которое стекала вода. Остававшийся густой осадок подсыхал, уплотнялся, глянцевался, образуя в итоге готовый для печати бумажный лист.

Развёрнутое Елисеем Плетенецким бумажное производство стало первым подобным предприятием на прикиевских территориях и составило весомую часть просветительской подвижнической деятельности архимандрита. «Папірню в Радомислі побудував коштом немалим на подивення у тім краю і як річ небувалу виставив та поніс», — сказал в поминальной речи о заслугах своего предшественника Захария Копыстенский.

На филиграни (водяных знаках) радомышльской бумаги, образцы которой дошли до наших дней, просматриваются родовые гербы Е. Плетенецкого и З. Копистенского, а также очертания культового здания. Возможно, перед нами изображение радомышльского храма, упоминавшегося в податных реестрах ХVІІ века. Однако церковь на этих землях существовала значительно раньше. А самую древнюю, скорее всего, возвели возле своих пещер первые монахи. В 2011 году участники Восточно-Волынской экспедиции Института археологии НАН Украины обнаружили на том месте следы фундамента древнерусской храмовой постройки XI–XII веков, которая нашла своё продолжение в зафиксированной в ле­тописях церкви Святой Троицы. В XVIII веке она стала кафедральной для униатских греко-ка­то­ли­ческих митрополитов.

 

 Филиграни радомысльской папирни

Филиграни радомысльской папирни

Филиграни радомысльской папирни

Филиграни радомысльской папирни

В эпицентре униатства

Символично, что именно в Радомышле — бывшем стольном граде униатской митрополии — три месяца назад прошла научная конференция, посвящённая 300‑летию Житомирской унии. Учёные, богословы, краеведы, собравшиеся в гостеприимном музейном комплексе «Замок Радомысль», сошлись во мнении, что благодаря провозглашённой унии на левобережных землях, подвластных Речи Посполитой, удалось сохранить украинские национальные традиции, культуру, духовность. Униатская церковь стала здесь своеобразным мини-государством со столицей в Радомысле.

То, что униатские митрополиты выбрали для своей резиденции этот городок, находившийся после Руины в почти полном запустении, в значительной мере способствовало его подъёму. Митрополия укрепила и умножила радомысльские владения, наладила эффективную хозяйственную деятельность, вдохнув жизнь в давние местные промыслы, основала новые поселения. Возрождала она и храмы. Даже источники полностью православного XIX века подтверждают, что большинство церквей в Радомышле и вблизи него были построены и восстановлены униатами.

 

Древнейшие сохранившиеся до наших дней со­оружения на радомышльской земле относятся именно к униатскому периоду. Об их первоначальном виде говорить, увы, не приходится, поскольку он был сильно изменён многократными и нелепыми ремонтами, реконструкциями, перестройками. Для многих, к примеру, стали откровением обнаруженные в этом году на районном Доме культуры следы древней кирпичной кладки, которая открылась под слоем штукатурки в ходе очередного капитального ремонта. Эта кладка красноречиво указывает и на давность здания, служившего в XVIII веке митрополичьими палатами, а на протяжении ХІХ — первой половины ХХ века католическим костёлом, и на его культовое предназначение.

Трудно узнать в современном жилом доме на углу Старокиевской и Большой Житомирской бывшую униатскую духовную семинарию, которая со временем стала дворянским училищем; в стенах бывшей консистории разместилось учебное заведение…

Как митрополичья резиденция Радомысль стал местом проведения церковных соборов, синодов с участием большого количества сановных гостей. Здесь происходило рукоположение священников и посвящение в епископы. В радомышльской земле упокоены митрополиты Лев Шептицкий (предок известного главы Украинской греко-католической церкви в ХХ веке Андрея Шептицкого) и Ясон Юноша-Смогоржевский. Очевидно, они были похоронены близ упомянутого Свято-Троицкого храма.

Недаром во многих исторических источниках ХVIII век упоминается как время бурного развития Радомысля и его становления именно как города.

 Могилы святого цадика Авраама Еошуа Тверского и его родных

Могилы святого цадика Авраама Еошуа Тверского и его родных

Меньшинство, ставшее доминирующим

Введённая митрополией арендная форма хозяйствования способствовала колонизации края, прежде всего — евреями. По переписи 1896 года еврейская часть населения Радомышля составляла 71 процент. В уездном городе действовали государственные и частные еврейские училища, молитвенные дома, синагога. Несмотря на миграции и гонения, евреи сохранили здесь свою самоидентичность и национальные традиции, благополучно уживаясь при этом с коренным населением и другими этническими группами.

Эту многолетнюю традицию прервал учинённый нацистами холокост. В радомышльском «Бабьем Яру» — лесном урочище Кузьмичи на южной окраине города — в августе 1941 года было расстреляно около двух тысяч евреев. Другим страшным местом стало урочище Черча, где расстрелы продолжались в течение всей оккупации. Здесь казнили и евреев, привезённых из Ирпеня.

Антиеврейские карательные акции начались в Радомышле сразу после революционных событий 1917 года. Только недавно на радомышльском киркуте (еврейском кладбище) восстановили захоронение святого цадика и праведника Авраама Еошуа Твéрского, внука чрезвычайно уважаемого хасидами брацлавского Ребе Нахмана. Вместе с сыном его расстреляли в 1919‑м. Здесь похоронен и младший сын основателя хасидского движения хабад раби Шнеура Залмана из Ляд — Моше.

В числе известных евреев-радомышлян — один из самых знаменитых канторов начала ХХ века Зай­дель Мороговский, эпатажный художник, любимец Монпарнаса Саша Залюк, поэты Рива Балясная и Григорий Корин (Коренберг), литераторы Абрам Веледницкий и Дора Шульнер.

В семьях эмигрантов из Радомышля родились всемирно известный учёный-биофизик Леон Белл и джазовый музыкант Герб Алперт. Уроженцем Радомышля был и прославленный актёр и режиссёр Ролан Быков. Наконец, довольно распространённая в еврейской общине фамилия Радомысльский (Радомышльский) прямо указывает на то, из какого города происходили предки её обладателя.

Между тем, с этой фамилией связана почти анекдотическая история. Когда в декабре 1943‑го после изгнания гитлеровцев из Радомысля об этом, как положено, объявило Совинформбюро, текст сообщения разозлил Сталина. «Как? До сих пор не переименовали?!» — возмутился он. Оказывается, название «Радомысль» напомнило Иосифу Виссарионовичу о расстрелянном оппозиционере Зиновьеве, настоящая фамилия которого была Радомысльский. И якобы поэтому букву «с» в названии города вскоре заменили на «ш».

Но в действительности Радомысль стал в 1946 г. Радомышлем по другой причине. Когда после Второй мировой СССР и Польша выясняли отношения путём высылок-переселений украинцев и поляков, заодно привели «к исторической идентичности» и топоним, «освободив» его от всяких намёков на польское прошлое.

 

Величие и потери уездного города

Ещё одним «золотым веком» для Радомышля был его уездный период. В 1795 году город царской милостью превращён в центр одноимённого уезда Волынской, а через два года — Киевской губернии. Новый статус поднимал Радомышль до уровня Житомира, Черкасс, Ровно, Луцка, Полтавы и других городов, ставших теперь не просто областными, но и крупными хозяйственными и культурными центрами.

Радомысльский уезд охватывал большинство земель Киевского Полесья. Простирался он от Брусилова и Коростышева до Малина и Чернобыля и граничил с тремя губерниями: на севере — с Минской, на западе — с Волынской, на востоке — с Черниговской. Имея территорию 8 429 квадратных вёрст (9 593 км2), он был самым большим по размерам уездом Киевской губернии. Для сравнения: такую же площадь занимает Кипр, а ещё это треть территории нынешней Житомирской области.

На выбор Радомысля в качестве уездного центра повлияло, очевидно, несколько факторов. Первый — политический: отмена владения городом униатской митрополии. В то же время бывшая митрополичья резиденция значительно удешевляла обустройство городских и уездных учреждений — именно в этих зданиях их и разместили.

Вид на Тетерев

Не последнюю роль сыграл и гео­графический фактор. Радомысльский уезд имел «нестандартную» форму и напоминал два соединённых между собой четырёхугольника («северный» и «южный»). Сам Радомысль располагался в южной части вблизи «угла соединения» и был почти равноудалённым от Киева и Житомира. Во всяком случае, город получил хорошие стартовые возможности и достаточно успешно их реализовывал. Так, его население выросло с 1793 по 1913 год в восемь раз и достигло 15 000 человек. Постепенно набирал мощь и хозяйственный комплекс — недаром Радомышль считался одним из самых перспективных городов региона.

 

Вместе с тем, ощутимые потери в его социально-экономическом развитии были связаны с транспортным фактором. Сначала — в середине XIX века — Радомысль обошло новопостроенное Киево-Брестское шоссе (оно пролегло в 18 верстах от него), а «контрольным выстрелом» стала прокладка стратегической Киево-Ко­вельской железной дороги также в обход уездного центра. Раздосадованные радомышляне обвиняли в бездействии местную верхушку, которая не смогла «убедить» чиновников завернуть колею в уездный город, поскупившись на взятки. Городскому голове с почти тридцатилетним стажем Никодиму Гарбарову это стоило должности, но неблагоприятную для Радомышля ситуацию не изменило. А ведь уже и вокзал строился, и насыпь делалась…

Ругаловская улица

Обереги городского прошлого

 

Радомышль отчасти сохранил колорит прежнего уездного города. К сожалению, революционный лозунг «война дворцам» сподвиг большевиков на разрушение роскошных усадеб Куперницких и Любанских; в 1963‑м сгорело помещение бывшего городского театра. Говорят, его подожгли, дабы скрыть хищения во время капитального ремонта. А вот величественное здание бывшего земства используется и сегодня — для нужд медицины.

 Бывшие особняки радомысльской знати служат сегодня социальным потребностям города

Бывшие особняки радомысльской знати служат сегодня социальным потребностям города

Бывшие особняки радомысльской знати служат сегодня социальным потребностям города

«Скорая помощь» занимает дом, который в XIX веке принадлежал городничему Карлу фон Раабе­ну, а затем — городскому врачу Цезарию Любинскому. Интересно, что после ареста Раабена за участие в польском восстании 1830–1831 годов местные власти планировали выкупить у его жены дом для обустройства в нём городской больницы. Как видим, реализовался этот замысел, хотя и отчасти, уже в советское время. Впрочем, сейчас от бывшего особняка осталась только треть…

Администрации райбольницы выделили усадьбу одного из самых зажиточных радомышлян — фабриканта Г. Горенштейна. Неподалёку обосновались энергетики, переоборудовавшие под офис здание бывшей городской электростанции. Своим видом оно больше напоминало культовое здание — возможно, потому, что возведено было рядом с кладбищем.

Мужская Гимназия

Одним из символов старины является в сегодняшнем Радомышле бывшая водонапорная башня, стоящая в самом центре города. Хотя по возрасту она не такая уж старая — несколько лет назад ей пошла лишь вторая сотня лет. В своё время это сооружение служило ещё и пожарной каланчой, потребность в которой отпала, когда пожарная команда, почти век квартировавшая рядом — в бывшем доме адвоката Герценштейна — переехала в новое депо на городской окраине. Дом, в котором жили пожарные, спустя несколько лет выкупили радомышльские предприниматели и… сравняли его с землёй. Попытка местных властей реконструировать башню, чтобы сделать её экскурсионным объектом, не принесла желанных результатов, а только исказила первоначальный вид сооружения.

 

В бывшей мужской гимназии ныне функционирует санаторная школа

В бывшей мужской гимназии ныне функционирует санаторная школа

Здание, где в советское время размещался суд, считалось одним из культурных центров уездного Радомысля. В этом особняке, в разные годы принадлежавшем мещанам Зеленко и дворянам Вержбицким, устраивались музыкальные вечера для городской знати. Вероятно, именно здесь в 1888 году дал свой благотворительный концерт в помощь погорельцам Пётр Чайковский.

До сих пор служат образовательным целям построенные ещё в начале ХХ века здания высшего начального четырёхклассного училища (в нём теперь находится общеобразовательная школа № 3), а также мужской и женской гимназий (ныне в них соответственно санаторная и музыкальная школы). Четыре из шести городских детских садов также используют дома, появившиеся в уездный период.

 Среди достопримечательностей современного Радомышля — башня, обеспечивавшая когда-то город водой и помогавшая контролировать пожарную ситуацию. Фото 2004 г.

Среди достопримечательностей современного Радомышля — башня, обеспечивавшая когда-то город водой и помогавшая контролировать пожарную ситуацию. Фото 2004 г.

Из многочисленных культовых сооружений, функционировавших в городе до 1917 года, своё назначение сохранил лишь Свято-Николаевский собор, построенный в 1883 году по проекту губернского архитектора Николая Юргенса. Примечательно, что возводился он одновременно с Владимирским собором в Кие­ве. Учитывая то, что внутренняя роспись обоих храмов имеет много общего, а иногда и тождественного, бытует мнение, что знаменитые живописцы В. Васнецов, М. Нестеров, М. Врубель и другие творцы киевского шедевра были причастны и к оформлению радомышльского храма. К сожалению, теперешний внешний вид собора значительно отличается от первозданного, поскольку в пору «воинствующего атеизма» его колокольня была разрушена.

Парадоксально, что власти, безжалостно уничтожившие радомышльские православные храмы, костёл и синагогу, не тронули кирху, несмотря на то, что Германия дважды в течение ХХ века вела здесь военные действия и устанавливала оккупационный режим. Как жилой дом это сооружение функционирует по сей день.

С десяток семей проживает в здании, освободившемся после переезда земской больницы. В итоге под коммунальное жильё было приспособлено большинство строений уездного Радомысля, как, например, дома «отцов города» — Григорьевых, Лозинских, Подановских, Вахеров, Колтоновских, Пекарских и других.

 

Закалённые Радомышлем

Так в наше время выглядит Николаевский собор. Фото И. Быкова

Так в наше время выглядит Николаевский собор. Фото И. Быкова 

Перечисленные фамилии бывших домовладельцев мало о чём говорят сегодняшним радомышлянам. Однако некоторые их современники, особо отличившиеся в научной или художественной сферах, прославили не только себя, но и город, из которого происходили.

Рождённый в семье радомысльского городского врача Анатолий Бочвар считается основоположником отечественного металловедения. Его сын Андрей, продолживший дело отца, внёс неоценимый вклад в оборонную мощь СССР. Он был одним из создателей лучшего танка Второй мировой войны Т-34 и входил в число учёных, которые работали над созданием советского ядерного щита.

Разработки ещё одного радомышлянина — Сергея Гусовского, долгое время возглавлявшего киевский завод «Арсенал», до сих пор используются в украинской оборонной промышленности.

В создании лучших украинских самолётов АНТК им. О. Антонова участвовал уроженец Радомышля авиаинженер Михаил Березюк, трагически погибший во время испытательного полёта АН-70.

Становлению украинского войска в революционный период 1917–1922 годов способствовали радомышляне Николай Архипович, Владимир Равич-Каменский, Александр Чубенко.

Современные принципы межгосударственных отношений на­шли своё юридическое обоснование ещё в XIX веке в трудах известного правоведа Василия Незабитовского. Его брат Степан, служивший врачом, является одним из немногих украинцев, оставивших автограф в дневнике Тараса Шевченко. В Радомысле родился и известный шевченковед Николай Мацапура.

Нынешняя украинская столица в определённой мере обязана Радомышлю своим архитектурным обликом. Ведь именно здесь прошли детские и юношеские годы академика Анатолия Добровольского, фактического руководителя реконструкции послевоенного Киева и главного городского архитектора в 1950–1955 гг. А вот потомок другого прославленного киевского зодчего — Ивана Григоровича-Барского Константин Григорович-Барский в 1912–1917‑х гг. возглавлял в Радомысле земскую управу и даже представлял Радомысльский уезд в IV Государственной думе.

На главные миграционные потоки и направления в Радомышле давно указывали местные топонимы. Кстати, уже в первые постсоветские годы радомышляне восстановили исторические названия своих главных улиц, в числе которых Старокиевская, Большая и Малая Житомирские. Зато с карты Киева Радомышльские улица и пере­улок тихонько исчезли, впрочем, как и с житомирской…

А это его первозданный вид на фоне старинной Троицкой церкви

А это его первозданный вид на фоне старинной Троицкой церкви 

С точки зрения сегодняшнего дня

Нынешняя производственная сфера Радомышля также опирается на старые традиции. Построенная в 1906 году на Мыкгороде братьями-чехами Францем и Игнатом Альбрехтами пивоварня ныне функционирует как пиво-безалкогольный комбинат «Радомышль». Являясь одним из лидеров отрасли, он привлекает в город множество пивных гурманов. Наряду с современными мощностями здесь сберегли и первоначальные цеха, и определённые традиции, идущие из древности. Ведь первые упоминания о пивоварении в Радомышле относятся ко временам митрополии, то есть ХVIII веку.

Главное богатство древлянского края — леса — радуют грибников и ягодников, устремляющихся сюда из ближних и дальних краёв, а живописные озёра, реки и пруды привлекают любителей рыбалки. Взор путешественников тешат удивительной красоты пейзажи, которые открываются с притетеревских холмов, и, конечно же, панорама самого Радомышля. В последние годы поток приезжих значительно увеличился, ведь историко-культурный комплекс «Замок Радомысль» входит в перечень самых привлекательных туристических объектов современной Украины. Вместе с тем его посетители не упускают возможности ознакомиться и с другими памятными местами древнего города, придающими ему неповторимый шарм и сохраняющими колоритный и притягательный дух прошлого.

 Замок-музей Радомысль. Фото Д. Краснова

Замок-музей Радомысль. Фото Д. Краснова