Журнал Антиквар

Космополитизм и региональная конъюнктура

Некоторые особенности рынка художников «Еcole de Paris»

Святослав Яринич, "Антиквар"


     Х.Сутин. Швейцар ресторана "Максим".

В 1925 году журналист Андре Варно применил к художникам-эмигрантам, творческий стиль которых сформировался в столице Франции в первой четверти XX века, термин «ecole de Paris». Несмотря на размытость формальных критериев (Варно считал, что их уточнением позже займутся историки), определение прижилось; во второй половине 1920-х и 1930-х им охотно пользовались даже некоторые консервативные критики, дабы отделить «понаехавших» от художников с французскими корнями.

На установление художественных особенностей парижской школы искусствоведы потратили последние полстолетия и, как оказалось, лишь для того, чтобы убедиться в невозможности приведения разнообразных её проявлений к единому стилистическому знаменателю. Более-менее внятная структуризация этого массива авторов и произведений была осуществлена игроками арт-рынка – дилерами, аукционистами, коллекционерами. Наиболее выдающиеся (и одновременно стилистически противоречивые) представители школы – Пикассо, Архипенко, Грис, Гонсалес, Модильяни, Шагал, Сутин, Ван Донген, Фуджита – «ушли» в верхний ценовой сегмент искусства модернизма (от $1 млн.), где их работы фигурируют в окружении коренных французов, немцев, русских или итальянцев, а принадлежность к «ecole de Paris» вообще не акцентируется. Их же ровесники и младшие современники, мастера второго и третьего ряда, многие из которых продолжали работать до нач. 1970-х, составили группу художников, продвигаемую на рынке под брендом собственно «парижской школы». Чтобы не быть голословными, приведем для примера имена художников, представленных на специализированных торгах «Ecole de Paris» французского аукционного дома «Artcurial». Это уроженцы Одессы Адольф Федер, Жак Готко, Филипп Гозиассон, выходцы из Беларуси Мишель Кикоин, Пинхус Кремень, Осип Любич, Жак Шапиро, Леон Инденбаум, галичане Альфред Абердам, Зигмунд Менкес, Георг Меркель, Леопольд Готтлиб, Иоахим Вейнгарт, киевляне Исаак Добринский, Абрам Минчин, Исаак Пайлес, кременчужане Мане-Кац и Лазарь Воловик, елисаветградец Иссахар-Бер Рыбак, краковянка Алиса Галицка, лодзинцы Луи Маркуссе и Анри Эпштейн, болгарский эмигрант Жюль Паскин, москвич Владимир Найдич и многие другие.

Перечисленные авторы, как правило, мало что говорят неспециалистам, и здесь на помощь дилерам и аукционистам приходят прославленные представители школы. На выставках в крупных музеях, в монументальных альбомах и монографиях, посвященных парижской школе, Пикассо, Архипенко, Модильяни, Сутин, Шагал и их менее известные коллеги, друзья, единомышленники представлены вместе – тем самым авторитет первых выполняет роль эффективного маркетингового локомотива по отношению ко вторым.

***
О рынке Пикассо в рамках этого обзора, очевидно, особо распространяться не стоит. Мастер долгое время возглавлял список самых дорогих (и инвестиционно наиболее привлекательных) художников, и только в прошлом году, вследствие подъема китайского арт-рынка, был вытеснен на 4-е место. Все значительные продажи его работ освещаются телевидением, массовыми печатными изданиями и новостными интернет-ресурсами. По данным компании artprice, в течение 2011 на аукционах продали 3 тыс. 387 произведений Пикассо общей стоимостью $314,7 млн.

Что же касается остальных «звезд» парижской школы первой величины, то на 17-м месте в списке 500 лучших – Марк Шагал (1500 лотов, $72,8 млн.), на 102-м – Амедео Модильяни (38 лотов, $17 млн.), на 104-м – Кеес ван Донген (220 лотов, $16,9 млн.), на 137 – Константин Бранкуси (9 лотов, $13,2 млн.). В Топ-500 по результатам торгов 2011 года также вошли Хулио Гонсалес, Цугухару Фуджита, Серж Полякофф, Хаим Сутин, Хуан Грис, Александр Архипенко, Мойше Кислинг и Жак Липшиц. Как минимум одна работа каждого из этих художников (исключение – Кислинг) была продана дороже $1 млн. Понятно, что вещи такого уровня их владельцы стремятся реализовывать через ведущие международные аукционные дома, вроде Christie's, Sotheby's или Bonhams. Региональным же и национальным торговцам приходится работать с менее раскрученными авторами. Например, на упомянутых аукционах Artcurial, где, как мы уже говорили, парижская школа представлена более широким кругом имен, из работ лидеров рынка можно видеть, пожалуй, лишь вещи Шагала и Кислинга, причем далеко не равноценные. Так, на осенних торгах 2011 года первый был представлен малозначащим рисунком-автографом на титульном листе сборника своих стихов, а второй – целой подборкой из работ разных лет, включая неоклассическую «Арлезианку», оцененную в €80-120 тыс. и ушедшую за €220 тыс. Результат этот вполне сопоставим с суммами, которые платят за программные вещи Кислинга на Christie's и Sotheby's. Так, в мае 2012 натюрморт «Лилии и мимозы» (1943) был продан за $266 тыс. В этом оптимистично звучащем полотне, написанном вдали от Франции в трудный для антигитлеровской коалиции год, художник выразил веру в победу и освобождение своей второй родины. Интересно, что в 1970-80-х гг. многие первоклассные работы Кислинга покупались японскими дилерами и коллекционерами; теперь они возвращаются на американский и европейский рынок.

К ценовым показателям Кислинга приближаются работы ещё одного ключевого мастера Парижской школы – Жюля Паскина. Близкий друг Модильяни и Сутина, колоритный персонаж монмартрской богемы, он всю жизнь с упоением писал и рисовал парижских натурщиц и проституток. Ещё 15 лет назад за лучшие его образы, полные земной чувственности, написанные в тонкой серебристой гамме, отдавали по $100-150 тыс. Правда, в последнее время, возможно, вследствие кризиса, живопись Паскина такого качества на рынке появляется редко. Например, на июньских торгах Sotheby's художник был представлен нетипичной жанровой сценкой 1916 г. с кубистическим этюдом натурщицы на обороте ($49 тыс.).

     Ж.Паскин. Женщина в сорочке. 1928

В докризисные годы на уровень $100 тыс. вышли и отдельные полотна нашего земляка, живописца и скульптора Мане-Каца. Так, в 2005 на торгах «Импрессионизм и модернизм» (Christie's, Нью-Йорк) за его метровую «Еврейскую свадьбу» отдали $102 тыс. Спустя шесть лет на аукционе Artcurial другая большая композиция на эту тему ушла за €125 тыс. Там же были выставлены две сценки из еврейского быта размерами поменьше (эстимейты €5-7 тыс.) и большой пейзаж с Нотр-Дам де Пари на фоне закатного неба (продан за €25 тыс.).

Мане-Кац. Ваза с цветами. Около 1944. Х.,м. Sotheby's, декабрь 2011 - $53 тыс.

Высоко (в среднем от $10 тыс до $40 тыс.) котируются на рынке работы Мишеля Кикоина, Пинхуса Кременя, Артура Кольника, Зигмунда Менкеса. Осенью прошлого года на Artcurial сезаннистский «Букет цветов» Кикоина, написанный в 1920, ушел за $39 тыс., а его же вид утопающего в изумрудной зелени маленького бургундского селения Анне-сюр-Серен – за $22 тыс. Одним из топ-лотов тех торгов была и ранняя вещь Кременя «Прогулка в дубовом лесу» (1914), свидетельствующая об овладении художником пластических принципов новой французской живописи (картину приобрели за $42 тыс.). Огромный интерес у коллекционеров вызвала и другая его работа 1914 года, представленная на мартовском аукционе Artcurial. «Синяя скрипка», в чем-то близкая поэтике Шагала 1910-х, но отличающаяся оригинальным пространственным и цветовым решением, – ушла за $75 тыс. Определенное влияние Шагала чувствуется и в единственной выставленной на эти торги вещи уроженца Станиславова Артура Кольника. Его «Контрабас» (1930) был продан за $24 тыс. С тройным превышением эстимейта осенью 2011 ушла метровая «Обнаженная» (1924) Зигмунда Менкеса, виртуозно обыгравшего мотив крепких неоклассических дам Пикассо ($92 тыс., Artcurial).

П.Кремень. Полуденный пейзаж. 1925. Sotheby's, декабрь 2011 - $10 тыс.

Несколько странная ситуация сложилась на рынке работ И.Рыбака. Коллекционеры охотно покупают даже его маленькие эскизы на еврейскую тематику (в 2011 на Bonhams за двадцатисантиметровый картон отдали £14,4 тыс.), но могут проигнорировать метровый «Цирк», написанный в сер. 1920-х (эстимейт €40-60 тыс., Artcurial).

В докризисные годы наметился рост цен и на работы Жака Шапиро, уроженца Витебской губернии, учившегося в Харькове и Киеве. В феврале 2008 его «Дама в красном халате», с потрясающе переданными переливами шелка, ушла вдвое выше эстимейта за €21 тыс. (Artcurial). Спустя несколько месяцев на русские торги Sotheby's выставили мрачноватый сезаннистский «Натюрморт со стулом», написанный Шапиро вскоре после приезда в Париж в сер. 1920-х. Результат похожий – £16,3 тыс. при эстимейте £5-7 тыс. Сейчас многие покупатели «парижан» заняли выжидательную позицию, и все же картины этого автора продолжают пользоваться стабильным спросом. Осенью 2011 на Artcurial в пределах эстимейтов (от €2 до €8 тыс.) ушли все семь лотов Шапиро. А среди них были первоклассные вещи, как то: драматичный по цветовому решению натюрморт с красной скатертью и искромсанным арбузом, тонкий по настроению женский портрет или трехметровое панно для театрального занавеса.

***

Несмотря на программный космополитизм стилевых поисков художников парижской школы, для продвижения на рынке часто используется их первоначальная национальная или территориальная принадлежность. Выходцы из Российской империи позиционируются в рамках русских торгов, польские коллекционеры охотнее покупают тех, кто родился в Варшаве, Кракове, Лодзи или Львове, израильтяне и еврейская диаспора отдают предпочтение художникам еврейского происхождения. По такому же сценарию развиваются и национальные рынки Ecole de Paris. Скажем, на торгах ведущего польского аукционного дома DESA легче встретить работы Станислава Елешкевича, Зигмунда Менкеса, Альфреда Абердама, Анри Эпштейна, чем Маревны, Кременя или Кикоина. Вследствие этого, очевидно, и продажи названных авторов на парижских аукционах движутся чуть поактивнее, чем, к примеру, у украинских парижан Минчина, Воловика, Добринского или Пайлеса. Если ничем особо не примечательный натюрморт лодзинца Эпштейна осенью прошлого года ушел за €15 тыс., то экспериментальные опыты в этом же жанре одессита Александра Фазини (Саула Файнзильберга) – в четыре раза ниже.


А.Минчин. Девочка с ангелом и куклой Арлекина. Sotheby's, февраль 2007 - $78 тыс.

Между тем, украинским коллекционерам стоило бы обратить внимание на этого талантливого художника, предложившего в 1920-х своеобразную версию pittura metafisica. К тому же Фазини – старший брат Ильи Ильфа, активный участник бурной литературно-художественной жизни Одессы времен гражданской войны. Особого упоминания заслуживает и рано умерший киевлянин Абрам Минчин, которого критик Максимилиан Готье, специалист по парижской школе, ставил в один ряд с Сутиным и Модильяни. Год назад на торги Artcurial были выставлены две картины художника, опубликованные, кстати, в капитальном исследовании Массимо ди Вероли, – «Прогулка» (эст. €15 – 20 тыс.) и «Натюрморт с фруктами и цветами» (эст. €8 – 10 тыс.). Покупателей на них не нашлось. Хотя в 2005-08 гг. за подобные вещи Минчина платили до $30 тыс. Знаковые же его работы уходили дороже $50 тыс. Например, в 2007 за «Девочку с ангелом и куклой-арлекином» на аукционе иудаики (Sotheby's, Нью-Йорк) отдали $78 тыс., в пять раз больше нижнего эстимейта. Следовательно те, кто продолжает покупать работы Минчина, Добринского, Воловика, Пайлеса или Фазини на спаде рынка, возможно, поступают не так уж и неразумно.

Полную версию статьи см. в ж. "Антиквар", №10, 2012