Журнал Антиквар

Особенности международного рынка антикварных игрушек


Международный рынок антикварных кукол и игрушек
Святослав Яринич

Французский поэт и критик Шарль Бодлер в своём «Эссе о куклах» признался, что его пугают дети, которые, вместо того чтобы играть с игрушками, бережно хранят их и расставляют по полочкам, как в библиотеке или музее, и лишь изредка показывают своим друзьям. Поведение такого рода у взрослых Бодлер, очевидно, считал вполне приемлемым чудачеством. Спустя полтора века этот вид собирательства стал занятием ещё более привычным. Попробуем разобраться в особенностях международного рынка антикварных и винтажных игрушек.

Куклы

Наиболее заметным (если не в финансовом, то в историческом и эстетическом отношении) сегментом этого рынка, безусловно, являются коллекционные куклы. На археологических аукционах нередко можно встретить куклы, сделанные ещё на рубеже нашей эры. Разве могут с ними тягаться игрушечные паровозики или автомобили, история которых началась чуть больше столетия назад? 

Несколько образцов миниатюрных древнеримских кукол предлагалось на прошлогоднем аукционе «Древности» Christie’s. Эти фигурки, вырезанные в архаичной манере, уходили по цене $ 3 000 за каждую (эстимейт $ 1 000–1 300). 

Впрочем, большинство коллекционеров и дилеров всё же предпочитают иметь дело с более близкими по времени и духу европейскими и американскими куклами XVIII–XX вв. Разнообразие же материалов, моделей, мастеров и компаний-производителей, характерное для этого периода, позволяет найти свою нишу даже коллекционерам и дилерам со скромными бюджетами.


 

 

Наиболее редкими на рынке являются деревянные куклы XVII–XVIII вв. На торгах ведущих аукционных домов они представлены обычно двумя-тремя лотами, причём не всегда исключительного качества. Эти куклы далеки от технического совершенства в нашем понимании: руки и ноги у них, как правило, не двигаются, лицо и пальцы смоделированы довольно грубо, глаза нарисованы краской. Тем не менее, цены на такие предметы достигают нескольких тысяч долларов. Куклы тонкой работы в хорошей сохранности, естественно, оцениваются намного дороже. Так, за куклу «Королева Анна» (Англия, ок. 1720 г.) в оригинальном деревянном футляре из коллекции известного американского антиквара Ричарда Райта покупатель выложил $ 50 000 (аукцион Skinner, 2009).

В первой трети XVIII в. изготовители кукол начинают активно осваивать новый, более пластичный материал — воск. Расцвет искусства восковых кукол приходится на вторую половину XVIII в. и первые десятилетия XIX в. Собственно, из воска изготавливались только головка и плечи. Часто им лишь покрывали деревянную куклу (позже на смену дереву пришли кожа, набитая опилками, и папье-маше). Такие куклы были намного проще и дешевле в изготовлении. Наиболее известными производителями восковых кукол в своё время были английские (Монтанари, Пьеротти), французские и немецкие мастера. Общим недостатком таких кукол является плохая сохранность, вследствие чего цены на них в среднем составляют $ 200–500. Редкие образцы в хорошей сохранности, с оригинальным футляром и фотографией первой владелицы, конечно же, ценятся выше. Одна из таких кукол, изготовленная в мастерской Августы Монтанари в 1845 г., была продана за $ 10 500 (Christie’s, 2005).

Самым большим спросом у коллекционеров пользуются куклы с головками из глазурованного и неглазурованного фарфора (бисквита). Этот хрупкий материал весьма устойчив к атмосферно-температурному воздействию, обладает достаточной пластичностью и при этом сохраняет ауру искусственности, холодности и «кукольности».

Фарфоровые куклы, очевидно, наиболее полно соответствовали идеалам женственности XIX в. Иначе чем объяснить их бешеную популярность во второй половине столетия, когда эти идеалы начали активно размываться движением за эмансипацию? Продуцируя чопорных красоток в пышных, тяжёлых нарядах, XIX век словно пытался остановить эту эрозию.

Ставить фарфоровые головки на туловища из папье-маше додумались в Германии в 1850-х гг., но всемирно известными фарфоровые куклы стали благодаря французским мастерам. Пьер-Франсуа Жюмо, владелец одноимённой фирмы, начал изготавливать куклы с фарфоровыми головками в конце 1850-х, уже имея награды за качество на парижской и лондонской международной выставках. Чуть позже он перешёл на головки из бисквита, а в начале 1870-х гг. наладил собственное производство бисквитных «деталей» (до этого Жюмо закупал их в Германии). В это время управление компанией фактически переходит к сыну Пьера-Франсуа Эмилю. Именно он разворачивает широкомасштабное производство (к концу 1880-х гг. в мастерских Жюмо ежегодно производилось до 100 тысяч кукол), выводит на рынок новые модели (включая говорящих кукол и кукол с закрывающимися глазами), налаживает изготовление и сбыт кукольной одежды. Средняя стоимость кукол марки «Jumeau» на специализированных аукционах составляет несколько тысяч долларов. Цены же на отдельные раритетные образцы могут взлетать до нескольких десятков тысяч. Так, экземпляр одной из первых серий знаменитой модели «Bébé Jumeau» был продан за $ 53 000 (аукционный дом Theriault’s, январь 2010).

Не менее желанными для коллекционеров являются и фарфоровые куклы других французских и немецких компаний XIX — начала ХХ в. («Thuillier», «Gaultier», «Huret», «Simon&Halbig», «Armand Marseille», «Bru», «Kammer & Reinhardt», «Schmitt», «S.F.B.J.» и др.) 1. Абсолютный же рекорд в сегменте фарфоровых кукол принадлежит куклам французского скульптора рубежа XIX–XX вв. Альбера Марка. В 1910-х гг. этот салонный мастер изготовил несколько десятков уникальных, как мы теперь сказали бы, авторских кукол для модного дома Жанны Маржен-Лакруа. По данным экспертов, в частных коллекциях сейчас находится 20–25 таких кукол. Изредка они появляются на рынке. Самая дорогая была продана в 2009 г. на аукционе Theriault’s за $ 263 000. Любопытно, что скульптурные работы Марка стόят во много раз меньше, чем его куклы.

В середине ХХ в. были предприняты попытки вывести на рынок куклы, воплощающие новые социально-культурные стандарты общества потребления, и сделать из них такой же предмет культа, каким в своё время стали французские и немецкие фарфоровые куклы.

В 1955 г. по заказу немецкого таблоида «Bild» начали выпускать пластиковую куклу Лилли, образ которой был выстроен на основе героини комиксов, уже несколько лет печатавшихся на страницах газеты. Лилли олицетворяла новые представления о красоте и новые поведенческие нормы (выпускались куклы, одетые в бикини или трико танцовщиц кабаре), и многие консервативно настроенные педагоги того времени воспринимали её как слишком фривольную. В конце 1950-х — начале 1960-х гг. Лилли была довольно популярной и экспортировалась во многие страны мира, включая США. Считается, что эта кукла подвигла Рут Хэндлер на создание Барби — бренда, который уже несколько десятилетий доминирует на мировом рынке стильных кукол. А выпуск Лилли тихо свернули в 1964 г., когда производитель Барби выкупил права на неё.

Сейчас Лилли в хорошей сохранности, в оригинальной одежде и упаковке стόит несколько тысяч долларов, а отдельные малотиражные образцы первых Барби — до $ 15 000. Так, в 2006 г. коллекция кукол Барби Йети Ребель и её дочери Марины была продана на Christie’s за $ 200 000. Первая модель ушла тогда за $ 5 000, а несколько кукол в эксклюзивных костюмах — ещё дороже. Например, за Барби в вечернем красном наряде (1965) выложили $ 17 000 (эстимейт $ 750–1 000). Самая же дорогая Барби в великолепном ожерелье с розовым бриллиантом от Стефано Кантури была продана на Christie’s в октябре 2010 г. за $ 302 500.

Мягкие игрушки

ХХ век, проповедовавший большую открытость чувств и естественность человеческих отношений, потребовал от изготовителей кукол новых технологических решений, более дешёвых, мягких и «тёплых» материалов. На рынок выходят куклы компании «Käthe Kruse» с тельцами, набитыми шерстью, и плюшевые мишки («Тедди») фирмы «Steiff» 2. С ними можно было смело играть, таскать за собой повсюду, класть рядом с собой на подушку, обнимать.

Цены на отдельные экземпляры плюшевых медведей начала прошлого века в среднем достигают нескольких тысяч долларов, а рекорд для игрушек этой категории — £ 110 000 (Christie’s, 1994). И это несмотря на то, что первые мишки были не столь обаятельными. Их изготовители старались, чтобы «Тедди» были как можно более натуральными.

Куклы Кете Крузе, не имеющие такой мощной мифологической поддержки, как «мишка Тедди» 3, естественно, ценятся намного ниже — до $ 1 000. За редкие экземпляры в хорошей сохранности коллекционеры платят по $ 5 000–6 000.

Приблизительно на таком же ценовом уровне находятся и изделия итальянской компании «Lenci», расцвет которой пришёлся на период между двумя мировыми войнами. Наряду с обычными фирма выпускала куклы, черты которых напоминали звёзд того времени. Они так и назывались: «Мэри Пикфорд», «Кармен Миранда», «Жозефин Бейкер». К примеру, на аукционе Skinner в 2007 г. войлочная Мэри Пикфорд ушла за $ 2 300, а Кармен Миранда — за $ 1 000. Среди почитателей продукции «Lenci» в своё время были королева Елена Савойская и уже упоминавшаяся Жозефин Бейкер.

«Steiff», «Käthe Kruse» и «Lenci» — это бренды, представленные на всех мало-мальски серьёзных международных аукционах и во всех коллекциях, претендующих на полный охват истории игрушек. Для коллекционеров, «копающих» глубже, интерес представляют также изделия компаний «Schuko», «Chad Valley», «Bing», «Farnell».

Железные дороги, корабли, автомобили

Важный раздел рынка коллекционных игрушек составляют «мужские» игрушки: солдатики, модели кораблей, автомобилей и других транспортных средств. Насколько важный, можно судить по тому, что аукционный дом Sotheby’s, уже несколько лет не проводивший игрушечных торгов, в конце 2010 го и в начале текущего года провёл сразу два аукциона моделей кораблей, солдатиков, локомотивов, вагонов и железных дорог. Речь идёт о коллекциях Малколма Форбса и Джерри Грина. Несколько сотен предметов (в основном модели кораблей и игрушечные солдатики), собранных представителем знаменитой династии издателей журнала «Forbes», принесли общую выручку в размере более $ 2 млн. Громадная коллекция музыкального продюсера Джерри Грина, состоящая из 1 700 локомотивов и вагонов, 700 железнодорожных станций и 10 000 аксессуаров помельче, по самым скромным подсчётам «потянула» на $ 10–15 млн. (торги были закрытыми, и о их результатах ни покупатель, ни продавец не сообщили). Известно также, что серьёзные коллекции игрушечных железных дорог собрали и известные рокеры 1960–1980-х гг. Эрик Клэптон, Род Стюарт и Фил Коллинз.


Пожарная машина Marklin. Нач. ХХ в. - Christie's, 2001 - $24 тыс.

Одним из старейших и наиболее высоко ценимых брендов в этом сегменте является немецкая компания «Märklin». С конца XIX в. она производит модели железных дорог, локомотивов, вагонов и прочие аксессуары. Цены даже на небольшие железнодорожные комплекты начала ХХ в. доходят до $ 150 000. Отдельные редкие экземпляры вагонов, локомотивов или элементов железных дорог этого же периода могут продаваться по $ 10 000–15 000. Например, за модель одноарочного мостика над железнодорожным полотном (1906) покупатель заплатил $ 13 000 (Christie’s, 2004, эстимейт — $ 6 000–9 000). Впрочем, множество образцов железнодорожной продукции «Märklin» первой половины ХХ в. можно приобрести и по более доступным ценам — от $ 200 до $ 600.

Большим спросом среди коллекционеров пользуются и модели судов, выпущенные фирмой в первые десятилетия ХХ в. На уже упоминавшемся аукционе сразу три таких модели из коллекции Форбса ушли по цене свыше $ 100 000. Остальные — от $ 5 000 до $ 50 000. Следует отметить, что ранние мерклиновские игрушки делались из жести, поэтому редкие экземпляры в хорошем состоянии вызывают такой ажиотаж.

Наряду с игрушками фирмы «Märklin» на ведущих аукционах чаще всего фигурируют такие бренды, как «Bing», «Dinky», «Hornby», «Meccano», «Schuko», «Burnett», «Lehmann», «Wrenn», «Matchbox» и др. Если исключить премиум-сегмент, то цены на их локомотивы и автомобили вполне доступны — от $ 100 до $ 500. Например, на кёльнском аукционе Team Breker комплект из двух локомотивов и четырёх вагонов («Bing» и «Bub», 1920-е гг.) осенью прошлого года ушёл по цене чуть выше € 150.

Солдатики

Мужчины, как известно, любят играть не только с корабликами и паровозиками, но и с солдатиками. В своё время крупнейшие коллекции оловянных (и не только) солдатиков были собраны звездой немого кино Дугласом Фербенксом и тем же Малколмом Форбсом. Кустарное производство отлитых из оловянного сплава фигурок началось приблизительно в середине XVIII в., однако рынок имеет дело с изделиями конца XIX — XX в. Оловянные сплавы XVIII–XIX вв. оказались неустойчивыми к воздействию низких температур, вследствие чего целые полки стойких оловянных героев буквально рассыпались в прах.

В начале прошлого века законодателем мод в этом сегменте рынка игрушек стала английская фирма «Britains», основанная Уильямом Бритеном-младшим. Помимо улучшения химического состава сплава, англичане разработали технологию полого литья фигурок, после чего солдатики стали легче и дешевле. Редкие ранние комплекты «Britains» являются заветной мечтой западных коллекционеров. К примеру, восемь фигурок солдатиков Армии спасения в оригинальной коробке 1906 г. спустя сто лет на аукционе Christie’s ушли за $ 16 000. Набор «Коронация Эдуарда VIII» (28 фигурок, 1937) не так давно был продан за $ 5 000 (Old Toy Soldier Auctions, 2010).

Достаточно высоко ценятся наборы солдатиков таких фирм, как «Heyde» и «Krause» (Германия), «Mignot» (Франция), «John Hill» (Англия). Так, за комплект гвардейцев Фридриха Великого во главе с самим королём (15 фигурок, «Heyde», 1890) было заплачено $ 4 000 при эстимейте $ 700–1 000 (Old Toy Soldier Auctions, 2010).

В то же время, более поздние и не столь редкие комплекты этих же производителей можно найти и по цене от $ 100 до $ 500. Фигурки же из пластика, наводнившие рынок после Второй мировой войны, стоят и того дешевле.

Кукольные дома

Когда мальчики-аристократы строили и бросали в бой свои игрушечные роты и полки, готовясь к будущей военной карьере, их сёстры осваивались с ролью хозяек дома и занимались обустройством быта в так называемых кукольных домах — моделях жилища, воссоздаваемых со всей тщательностью и любовью. Самые ранние из известных образцов относятся к XVI–XVII вв. Тогда они чаще всего представляли собой что-то вроде современных шкафчиков, на полках которых устраивались комнаты, заполненные миниатюрной мебелью и аксессуарами. Позже кукольные дома стали изготавливать с подобающим архитектурным экстерьером: фасадами, портиками, крылечками и окнами. Стены такого дома открывались, и перед вами возникали кухня с малюсенькой печкой и медными кастрюлями, гостиные с креслицами, диванчиками, коврами, столовые с миниатюрными фарфоровыми сервизами, спальни с крохотными кроватками и подушечками. Наполнение интерьеров кукольного дома во многом соответствовало социальному статусу семьи, часто определялось стилем эпохи, вкусом хозяек, воспитанниц и гувернанток 4.

Ценность кукольных домов для коллекционера (и их денежная стоимость) часто зависит не столько от времени изготовления, сколько от размеров, качества исполнения, степени наполненности уникальными аксессуарами. Роскошно укомплектованные кукольные дома второй половины XIX в. или первой трети ХХ в. могут стоить значительно дороже, чем небольшие и скромно декорированные артефакты XVIII в. Так, за 16-комнатный кукольный особняк «Titania’s Palace» (1920-е гг.), оснащённый системой обогрева и электрического освещения, компания «Lego» выложила £ 150 000 (Christie’s, 1978). А восемь лет назад за 15-комнатный «Dingley Hall» (изготовлен в 1870-х гг.) покупатель отдал $ 212 000 (Christie’s, 2003). Описанию аксессуаров, наполняющих комнаты последнего, эксперты Christie’s посвятили несколько страниц каталога. Например, в музыкальной комнате находятся игрушечное пианино и шахматный столик с фигурками, а в домашней часовне — миниатюрные флорентийские золотофонные иконки.

Скромный шестикомнатный кукольный дом начала XIX в., к тому же заполненный фурнитурой более позднего периода, рядом с таким великолепием, конечно же, проигрывает в цене — $ 9 500 (Christie’s, 2009). Небольшие кукольные дома конца XIX — начала XX в. с небогатой «начинкой» оцениваются в среднем в $ 500–800.

Столько же может стоить и приличная мебель для кукольного жилища. Книжный шкаф красного дерева — до $ 500, парочка миниатюрных китайских ваз XVIII в. — $ 700, набор мебели «под дуб» (Германия, конец XIX — начало ХХ в.) — ок. $ 500, кухонная печь с набором медной посуды (1920-е гг.) — $ 300–400.

 

Механические куклы и игрушки

В особый сегмент рынка эксперты выделяют механические куклы («автоматоны») и игрушки. Если в XVII–XVIII вв. сложные куклы-автоматы (шахматисты, музыканты, танцовщицы) были скорее дорогостоящим развлечением для взрослых, то в XIX в. их начали производить для детей. При этом, естественно, упростились их функции и уменьшились размеры (от натуральных до 30–50 см). Вне конкуренции среди производителей автоматов в XIX в. оказались французские мастерские. Наиболее высоко у антикваров и коллекционеров ценятся изделия «Vichy», «Roullet & Decamps», «Lambert», «Phalibois», «Renou» и «Bontems». Танцовщицы, музыканты или гадалки этих фирм могут стоить от $ 3 000 до $ 15 000 (в зависимости от сохранности кукол и механизма). Сами куклы с головками из бисквита или папье-маше выполнены с таким же тщанием и изысканностью, что и куклы «Jumeau» или «Huret». Вот, например, клоун фирмы «Lambert» (конец XIX в.): он оглядывается по сторонам, извлекает пару аккордов из миниатюрной мандолины, подымает ногу, кланяется и показывает язык. В 2003 г. на Christie’s этот автомат ушел за $ 14 000 (эстимейт $ 10 000–13 500). К концу XIX в. мир механических игрушек становится более демократичным. Здесь появляются заводные игрушки из раскрашенной жести (музыкальные шкатулки с каруселями или танцующими детьми, футболисты, уточки, зайцы-барабанщики, портные и пр.). Такие игрушки во множестве производили немецкие компании «Lehmann», «Güntherman», «Carette», американская «Marx». Их стоимость на рынке — от $ 700 до $4 000.

Кто задает тон

В заключение хотелось бы коснуться вопроса о ключевых игроках этого рынка.

Из двух ведущих аукционных домов более активен на рынке антикварных кукол и игрушек Christie’s, проводящий два-три специальных аукциона в год. Это может быть распродажа одной частной коллекции, как в случае с прошлогодним аукционом «Steiff» (октябрь 2010, выручка $ 1,5 млн. за 600 лотов), или аукцион, где более-менее равномерно представлены все сегменты рынка. Кроме того, куклы, кукольные дома и игрушки часто фигурируют на интерьерных аукционах Christie’s.

Sotheby’s с 2002 по 2009 г. избегал специализированных торгов, но к концу 2010 г. активизировался, заполучив для продажи две большие частные коллекции игрушек.

Серьёзную конкуренцию Christie’s и Sotheby’s в этом сегменте составляют американские аукционные компании среднего эшелона — Skinner, Theriault’s, Morphy, James D. Julia. Они способны привлекать предметы высокого уровня и достаточно эффективно их продавать, в чём мы уже смогли убедиться. Эти компании также проводят два-три больших специализированных аукциона в год с общей выручкой от $ 500 тыс. до $ 1,5 млн. каждый.

Достаточно активны на рынке игрушек международный аукционный дом Bonhams и европейские аукционные дома, близкие к традиционным центрам производства игрушек — Dorotheum (Вена), Team Breker (Кёльн), Kahn-Dumousset (Париж). На рынке также работают сотни антикваров и множество аукционных домов помельче, предлагающих и фарфоровые куклы от Жюмо за несколько тысяч евро, и автомобильчики «Schuko» за несколько десятков долларов.


Примечания

1 Следует отметить, что легальные копии (не подделки) фарфоровых кукол знаменитых моделей XIX в. выпускались на протяжении всего XX в., поэтому начинающим собирателям нужно быть осторожными, чтобы не переплатить (реальная стоимость таких вещей около $ 100).

2 Если быть точными, то Маргарет Штайфф начала выпускать свои мягкие игрушки ещё в 1880-х гг., но широкий спрос на её мишек возник только в начале ХХ в. В 1907 г. компания произвела 974 тыс. плюшевых медведей. А вот Кете Крузе сделала свою первую тряпичную куклу в 1905 г. По семейной легенде, её сшили из обыкновенного полотенца, набив песком.

3 Выход плюшевых медведей «Steiff» на американский рынок игрушек (1903 г.) счастливо совпал с рекламной кампанией «мишек Тедди» американского торговца игрушками Морриса Мичтома. Название возникло после того, как все американские газеты перепечатали душещипательную историю о президенте Теодоре Рузвельте, отказавшемся стрелять в медведя во время охоты. Плюшевый медведь сразу же стал культовой игрушкой американцев, а потом и всего мира.

4 В 2009 г. на Christie’s фигурировал кукольный дом середины XVIII в., который в 1839 г. был декорирован Шарлоттой Бронте, работавшей тогда гувернанткой в семье Сиджвиков. Лот ушёл за $ 20 000 (эстимейт $ 7 500–12 000).