Журнал Антиквар

Союз конкурентов и партнеров

Стекло и металл в парфюмерном дизайне

В 1468 году венецианская синьория преподнесла императору Фридриху III вместо ожидаемого серебряного или золотого блюда стеклянную вазу. Дабы показать свое презрение к предмету, изготовленному не из драгоценного металла, германец намеренно её уронил и разбил. Вот с какими трудностями приходилось стеклу завоевывать место в посудных шкафах и на туалетных столиках европейской знати. Весомости «низкому» материалу добавляли за счет имитации фактуры драгоценных камней, золочения или накладок из золота и серебра. Хотя ювелиры того времени относились к стеклу уважительно. Сиенский золотарь Вануччо Бирингуччо в трактате об обработке металлов отмечал стекло за его прозрачность и блеск, за способность приобретать цвет, сравнимый с драгоценными камнями, и красоту, превосходящую красоту металлов.

С тех пор прошло много времени, и мы научились ценить самодостаточную красоту изделий из стекла; металл же воспринимается как средство усиления их художественной выразительности, выявления новых возможности цвета, фактуры или формы.

Золото, серебро, бронза очень часто использовались в декоративных парфюмерных флаконах XIX в. Из них могли изготовлять крышечки, декоративные пояски на горлышко сосуда, ажурную арматуру, служившую креплением для камней, стразов. Такие украшения позволяли индивидуализировать выпускавшиеся серийно обычные сосуды из прозрачного стекла, посредством цвета и ритма внести в их образ какую-то личную эмоциональную нотку.

В нач. XX в. в небольшом американском городке Корнинге была создана фабрика художественного стекла “Стьюбен”, где, помимо прочего, изготовляли и декоративные парфюмерные флаконы. Изделия компании, отличавшиеся оригинальностью цветовых и фактурных решений, в течение последних 100 лет неизменно приобретались американцами для подарков любимым и близким людям и даже официальных подношений. Говорят, что президент Рейган презентовал вазу «Стьюбена» принцессе Диане и принцу Чарльзу в день их свадьбы. В 1910-х гг. мастера фабрики наладили производство флаконов с серебряными накладками, покрывавшими их тулово сплошным растительным орнаментом. Сквозь прорезы в металле должна была просматриваться жидкость, придающая объему цвет и загадочное внутреннее свечение. Сосуды этой серии, в отличие от более поздних, узких и вытянутых, характеризуются крепкими, приземистыми формами, крупным рифлением, что диктовалось логикой нанесения плотного металлического декора, способного нейтрализовать устремленность вверх. На американском рынке антикварного стекла произведения «Стьюбена» образуют отдельный сегмент, который, к сожалению или счастью, расширяться уже не будет. Осенью прошлого года фабрика была закрыта новыми владельцами в связи с ухудшившимся финансовым состоянием.Стоимость наиболее редких флаконов «Стьюбен» сейчас достигает нескольких тысяч долларов.

Новое звучание декор из металла приобретает в стекле эпохи ар деко. Если в парфюмерных сосудах нач ХХ вв., акцент делался на текучих, органических линиях, то теперь мы видим жесткие и прямые, выражающие новое ощущение динамизма и рациональности в устройстве жизни. Какая могла быть мягкость после четырехлетней мировой войны, кошмаров газовых атак и лязга гусениц танков? Рациональность коснулась даже женской моды: короткие юбки, прямые силуэты, «функциональные» мальчиковые прически. На туалетных столиках этих решительных красавиц могли мерцать холодным блеском металла и хрусталя строгие пирамидальной формы флаконы.

Ар деко – это еще и внедрение в массовое сознание форм авангардного искусства, конечно, в адаптированной и упрощенной форме. Художники-дизайнеры брали отдельные пластические мотивы Пикассо, Делоне, Леже, Архипенко и применяли их в декоре бытовых вещей. И если человек не воспринимал новое искусство в его концентрированном виде – в залах музея или галереи – то оно могло тихо входить в его мир через модные аксессуары.

К числу таких дизайнеров относится Карл Хагенауэр, работавший в Вене между двух мировых воен. В изготовленных по его эскизам зеркалах, светильниках, вазах, письменных приборах талантливо обыграны формальные находки современной скульптуры – обобщенный до уровня знака силуэт, выразительность пустот. Мастерская Хагенауэров (в сер. 1920-х к Карлу присоединился его младший брат Франц) выпускала и парфюмерные флаконы простых кубических форм, вставлявшиеся в ажурную металлическую арматуру. Каждая из граней получала несложное украшение в виде лошадки, песика или человечка, однако прозрачность стекла порождала прихотливую игру ритмов, перекликающихся силуэтов и линий. Имел ли этот декор какое-то отношение к выражению идеи аромата? Весьма отдаленное, как абстрактно красивая упаковка для абстрактного запаха. В то же время подобные флаконы говорили о достаточно продвинутых вкусах владельцев, их желании идти в ногу со временем. Продукция «Хагенауэр» в свое время активно экспортировалась в страны Европы и Америки, изделия с этой маркой ныне хранятся в крупнейших музеях мира, включая нью-йоркский МОМА, и пользуются стабильным спросом на рынке. В апреле 2011 на аукционе IPBA (Нью-Йорк) три флакона фирмы были проданы по ценам от $2,3 тыс. до $4,3 тыс.

В коммерческих флаконах применение металла, как правило, ограничивается простыми накладками на крышку и горлышко сосуда. Исключение, пожалуй, составляют малотиражные да презентационные флаконы, где дизайнерам позволено «развернуться». В 1948 г. американская косметическая фирма “Norman”, пытаясь выйти на французский рынок, выпустила небольшую партию духов «Adoration», разлитых в сосуды в виде Будды. На стеклянную фигурную бутылочку нанесен тонкий слой металла с позолотой; под металлической головой-крышкой спрятана притертая стеклянная пробка. Возможно, что это решение было адресовано француженкам старшего поколения, еще помнившим легендарные ароматы 1920-х, золотого века парфюмерного дизайна, когда в виде фигурок Будды делались пробки, да и сами флаконы.

Другая задача стояла перед маркетологами Дома “Kenzo”, выпустившего в 2009 году лимитированный тираж парфюма «UFO» в экстравагантном металлическом флаконе по проекту культового дизайнера Рона Арада. Компании, имеющей прочные позиции на рынке, скорее всего нужно было просто подтвердить свой креативный потенциал в глазах потребителей из топ-сегмента. И привлечение звезды постмодернистского дизайна здесь оказалось как нельзя кстати. К тому же, у Арада в это же время проходила выставка в МОМА, чье название «No Discipline» подчеркивало как недисциплинированность, так и интердисциплинарность творчества мастера. Так что в выигрыше оказались обе стороны.

«Неопознанный ароматический объект» (таково полное название то ли духов, то ли флакона) представляет собой смоделированную в графической программе объемную версию алгебраического символа бесконечности, а попросту «восьмерку». Плоскость декорирована мелким рифлением, напоминающим как фактуры арадовских стульев нач. 1990-х, так и традиционные приемы обработки стекла. В общем же, можно сказать, что хулиганистый дизайнер решил упаковку для аромата довольно деликатно. Ведь начинал он с «медвежьих» кресел из листовой стали.

Иллюстрации предоставлены Одесским музеем истории упаковки аромата

Полную версию статьи см. в журнале "Антиквар", №7-8, 2012