Журнал Антиквар

Александр Фельдман об «украинских парижанах»

feldman

Феномен École de Paris с каждым годом привлекает всё большее внимание украинских исследователей, собирателей и ценителей искусства. На различных выставках в Киеве и Харькове не раз экспонировались работы из обширного собрания «Feldman Family Museum», включающего около 150 произведений живописи, графики и скульптуры «украинских парижан». Александр Фельдман собирал их в течение полутора десятилетий.

— Александр Борисович, чем вызван ваш интерес к Парижской школе?

— (…) Парижская школа — очень благодатная тема для коллекционеров. Это поистине золотая, героическая, легендарная эпоха, когда рождались судьбоносные идеи, новые художественные течения и новые великие имена. Тот же Шагал потом сказал, что в Париже или помирали с голоду, или становились знаменитыми. Понятно, что имена последних лучше запомнились миру, чем имена первых. Для меня очень важно и то, что среди коллег и друзей Пикассо, Модильяни, Сутина было немало выходцев с Украины. Они тоже стали частью легенды и тоже вписали свои собственные страницы в историю искусства ХХ в. К сожалению, многие из них незаслуженно забыты, некоторые умерли в расцвете сил в мирное время или погибли в концлагерях в годы Второй мировой войны.Если попытаться составить полный список наших бывших соотечественников, которые в те годы жили и творили в Париже, то наберётся около двух сотен фамилий! По моему мнению, творчество этих художников является неотъемлемой частью не только общеевропейской, но и украинской культуры. Они родились и выросли на Украине, приобщались здесь к искусству, принимали участие в художественной жизни. Даже в эмиграции они не теряли связи с родиной, черпая отсюда сюжеты для своих произведений. Поэтому Украина имеет такие же основания считать их своими художниками, как и Франция. И то, что наши коллекционеры сегодня привозят их работы в Украину, можно рассматривать как восстановление исторической справедливости.

 М.Кикоин. Погонщик мула. 1948. Х.,м. Feldman Family Museum

 М.Кикоин. Погонщик мула. 1948. Х.,м. Feldman Family Museum

— Как формируется ваша коллекция? Вам хочется представить Парижскую школу как можно полнее или всё-таки вы ориентируетесь на художников, связанных с Украиной?

— Когда я открыл для себя Парижскую школу, то сразу увлёкся идеей собрать большую коллекцию работ художников-евреев, родившихся на Украине. Потом рамки коллекции охватили всю Восточную Европу. Я имею в виду, прежде всего, черту оседлости, то есть западные районы Российской империи, где разрешалось постоянно жить евреям. Теперь эти территории входят в состав Украины, Беларуси, Литвы, Молдовы и Польши. Средоточием еврейской жизни являлись небольшие местечки, или штетлы. Не имея возможности сделать успешную карьеру у себя на родине, в глухой провинции, в условиях запретов и антисемитизма, молодые одарённые художники пытались искать счастье на чужбине. Особенно их манил Париж, где национальность и вероисповедание не имели никакого значения. Поэтому в Парижской школе так много евреев из Восточной Европы. Здесь они легко впитывали новые идеи, но большое значение имел и личный опыт, усвоенный в родной среде. Некоторые художники до конца жизни не забывали о своих корнях. Они стремились как можно полнее отразить в своих произведениях самобытную культуру восточноевропейских еврейских местечек, погибшую в годы Второй мировой войны.В данный момент в моей коллекции представлен широкий круг авторов — более 40 имён. В основном это художники-евреи, выросшие в черте оседлости. Мане-Кац (он же Иммануэль Кац), Иссахар-Бер Рыбак, Альберт Вейнбаум, Александр Френель-Френкель, Жак Готко, Исаак Пайлес, Лазарь Воловик, Артур Кольник, Александр Альтман, Абрам Козлов, Адольф Федер, Маня Мавро, Соня Делоне, Ханна Орлова, Марк Стерлинг, Абрам Минчин и ещё целый ряд художников были уроженцами Украины. Другие мастера, в том числе Марк Шагал, Хаим Сутин, Михаил Кикоин, Пинхус Кремень, Анри Эпштейн, Жак Шапиро и Осип Любич, тоже родились и выросли в черте оседлости, но за пределами Украины. И лишь три-четыре имени выбиваются из общего ряда — Константин Терешкович и Владимир Найдич родились в России; Моис Кислинг, тяготевший к западной культуре, был уроженцем той части Польши, которая никогда не входила в состав Российской империи.Хочу подчеркнуть, что при формировании коллекции основной акцент делается всё же на работы наших бывших соотечественников. Кроме художников-евреев в Париже оказались представители других национальностей, приехавшие из разных регионов Украины. В последние годы коллекция пополнилась работами Николая Кричевского, Василия Хмелюка, Николая Исаева, Евгения Конопацкого, Михаила Андреенко-Нечитайло, Петра Гримма и некоторых других художников. Как и их еврейские коллеги, они искали в Париже лучшей судьбы и благоприятных условий для творчества, тоже шли через нелёгкие испытания на пути к признанию. Конечно, без этих ярких имён коллекция была бы неполной.

— Кто из мастеров Парижской школы особенно близок вам?

— Если говорить о личных симпатиях, то выделю Мане-Каца, Рыбака и Кольника. Этих очень разных художников объединяет общая тема — еврейское местечко. Подобно Шагалу, они очень живо, трогательно, порой с неподражаемым юмором изображали разнообразные сценки из местечковой жизни. На многих их картинах повторяются одни и те же сюжеты и персонажи — свадьбы, музыканты, дети, старики. В коллекции эти художники представлены наибольшим количеством полотен, а Рыбак и Мане-Кац — ещё и целым рядом скульптурных работ. Кроме того, удалось собрать почти все графические альбомы Рыбака и Кольника. Они издавались ограниченными тиражами, немногие уцелевшие экземпляры являются сегодня большой редкостью и высоко ценятся в коллекционерской среде.

А.Кольник.Еврейский оркестр. 1940-е гг. Х.,м. Feldman Family Museum

А.Кольник.Еврейский оркестр. 1940-е гг. Х.,м. Feldman Family Museum

— Какие произведения художников Парижской школы являются самыми ценными и дорогими в вашем собрании?

— Работы Марка Шагала, Хаима Сутина, Моиса Кислинга, Михаила Кикоина и некоторых других мастеров, которые относятся к числу ведущих представителей Парижской школы и высоко котируются на мировом арт-рынке. Каждое из этих произведений имеет свою историю. Скажем, Сутин создал свой «Южный пейзаж» в 1924 г., находясь ещё только на пороге всемирной славы. В то время он часто бывал на юге Франции, писал там много пейзажей, однако значительную их часть потом почему-то уничтожил.Очень трогателен «Портрет женщины», написанный Кислингом в 1920 г. Он отличается от большинства работ этого автора, в нём легко угадывается влияние Модильяни. И ничего удивительного в том нет, ведь художники были близкими друзьями, они даже снимали общую студию. Кислинг изобразил неизвестную молодую женщину в трауре вскоре после смерти Модильяни. Портрет буквально пронизан печалью. Быть может, это не какой-то реальный человек, а абстрактный образ.(...)

— Какими произведениями пополнилась ваша коллекция в последнее время, и где, в основном, вы их приобретаете?

— Коллекция пополняется постоянно. Работы покупаются на аукционах и у частных коллекционеров — как за рубежом, так и в Украине. Правда, отечественный арт-рынок лишь недавно начал осваивать этот пласт европейского искусства, и в этом отношении мы сильно отстаём от России, где Парижская школа давно пользуется стабильным и высоким спросом. За последний год в нашем собрании появились новые работы Кикоина, Кольника, Мане-Каца, Рыбака, Френеля-Френкеля, некоторых других авторов. Появились и новые имена — Козлов, Кричевский, Адлен, Исаев, Корочанский. В дальнейшем круг художников будет расширяться. Планирую приобрести работы Баранова-Россине, Добринского, Фазини, Грищенко, Вакера, Пастухова.

Х.Сутин. Южный пейзаж. 1924. Х.,м.

Х.Сутин. Южный пейзаж. 1924. Х.,м.  

— Как вы считаете, Парижская школа уже заняла подобающее место в истории украинского искусства ХХ в.? Или ещё нужно работать над популяризацией творческого наследия этих художников?

— Мы только недавно начали открывать для себя феномен Парижской школы, но ещё большим открытием стало то, что в ней так много наших бывших соотечественников. Когда-то они боролись за выживание в Париже, а сегодня их работы хранятся в крупнейших собраниях мира, пользуются успехом на международных аукционах. Франция гордится этими мастерами и давно считает их своими, а в украинских музеях созданные ими произведения можно пересчитать по пальцам. Понятно, что в советское время имена художников-эмигрантов, независимо от их вклада в мировую культуру, были под запретом, но сегодня ничто не мешает Украине претендовать на их творческое наследие. Большую роль в этом играют частные коллекционеры. Но мало просто покупать и привозить эти произведения в Украину, нужно ещё и показывать их специалистам, дарить государственным музеям, экспонировать на выставках, издавать каталоги, публиковать в книгах, учебниках, журналах. Только тогда Парижская школа займёт подобающее ей место в истории отечественного искусства.

— Есть ли в программе «Feldman Family Museum» планы по изданию альбомов, проведению исследований, выставок украинских художников Парижской школы?

— Безусловно, такие планы существуют. Я рассматриваю коллекцию не просто как подборку художественных произведений, но и как источник полезной информации и для искусствоведов, и для обычных любителей искусства. Начиная с 2007 г. мы несколько раз экспонировали работы художников-парижан на выставках в Харькове и Киеве. Обсуждается возможность организации новых выставок, в том числе, в других городах Украины. Что же касается исследований, то мы сотрудничаем с целым рядом известных зарубежных и отечественных специалистов по Парижской школе. Особенно тесные контакты наладились с львовским искусствоведом Витой Сусак, автором фундаментального труда «Украинские художники Парижа». В настоящее время при её участии ведётся подготовка к изданию альбома-каталога нашей коллекции и книги, посвящённой жизни и творчеству Артура Кольника.

— Насколько велик интерес украинских коллекционеров к Парижской школе? Снизился ли он вследствие кризиса?

— Мне трудно судить о других коллекционерах, но в том, что ещё несколько лет назад интерес был значительным, я убедился на Большом антикварном салоне 2008 г., где École de Paris стала одной из главных его тем. В экспозиции можно было увидеть несколько десятков живописных и скульптурных работ из частных коллекций. Думаю, что за последние годы интерес этот если и снизился, то ненамного. Несмотря на кризис, работы художников Парижской школы довольно активно продаются на международных аукционах. Вероятно, в них участвуют и наши коллекционеры.

М.Кислинг. Портрет женщины. 1920. Д., м. Feldman Family Museum

М.Кислинг. Портрет женщины. 1920. Д., м. Feldman Family Museum

— Может ли активность украинских коллекционеров повлиять на повышение рыночной стоимости работ этих художников? Ведь картины, скажем, Пайлеса, Минчина, Фазини, Воловика выглядят недооценёнными в сравнении с произведениями многих выходцев из Польши, России, Белоруссии?

— Конечно, ведь спрос и предложение — взаимозависимые элементы рыночного механизма. Произведения даже не самых известных художников Парижской школы сегодня стабильно растут в цене, хотя и не так быстро, как работы звёзд первой величины. Повышение активности наших коллекционеров на мировом арт-рынке вполне может стимулировать этот процесс. Вот красноречивый пример: как только в России были отменены высокие пошлины на ввоз произведений искусства, тамошние коллекционеры ринулись на международные аукционы и взвинтили цены на русское искусство. Повышение цен коснулось и художников Парижской школы, включая уроженцев Украины. Дело в том, что патриотически настроенные российские коллекционеры считают «своими» всех представителей этой школы, родившихся в пределах бывшей Российской империи. Вот и «плывут» к нашим соседям, среди прочих, работы Хмелюка, Воловика, Пайлеса. Здесь мы имеем пример разумной и дальновидной политики государства, которое заботится о приумножении национального культурного наследия.

Беседовал Евгений Сиваченко

Полную версию материала см. в ж. "Антиквар", №10, 2012

Фото с сайта Feldman Family Museum

Л.Воловик.Девочка в интерьере.1950-е гг. Х.,м. Feldman Family Museum

Л.Воловик.Девочка в интерьере.1950-е гг. Х.,м. Feldman Family Museum