Журнал Антиквар

Зигхард Рашдорф: "Я сделал всё, что обещал художникам..."

Господин Зигхард, когда вы впервые увидели живопись закарпатских художников?

Это произошло в 1992 г., почти сразу после распада Советского Союза и объявления независимости Украины. В тяжёлой ситуации оказались известные художники Закарпатья, в катастрофическом положении был Союз художников. Чтобы не допустить роспуска своей организации, Закарпатское отделение Союза художников открыло выставку-продажу, на которую каждый из его членов предоставил по одной работе.

 

Средства от продажи картин должны были покрыть расходы на аренду офиса, выставочного зала и функционирование союза. В то время проблемы были у многих, не было ни олигархов, ни компаний, формировавших свои коллекции, мало кто мог поддерживать искусство. Одна из гамбургских торговых компаний, где я тогда работал, получила предложение посмотреть эту выставку. Я посетил её и купил все 60 картин. Так у меня появилась коллекция, представлявшая закарпатскую школу в широком диапазоне. По сегодняшним меркам эти картины уже не кажутся такими доступными: 20 лет назад за них просили от 50 до 300 долларов, но для большинства людей это были громаднейшие деньги.

А до этого вы увлекались искусством?

Как и все образованные люди, я немного интересовался театром и балетом, посещал картинные галереи в Дрездене, Москве, Петербурге. В 1970–1980-е гг. кое-что покупал для оформления своего дома, но коллекционированием живописи не занимался.

После того, как состоялось моё знакомство с закарпатскими художниками, я дал им слово, что буду популяризировать их искусство в Германии. В 1994 г. на собственные средства я организовал три выставки: две в Гамбурге и одну в Берлине. Цель была достигнута: много людей познакомилось с закарпатской школой, заинтересовалось ею, но большие затраты не окупились, никто ничего на этих выставках не приобретал.
Надо напомнить, что в начале 1990-х гг. среди западных галеристов отношение к советскому искусству было отрицательным. Оно всегда считалось пропагандистским, соцреализм спросом не пользовался. Все мои обращения с предложениями о сотрудничестве оканчивались разочарованием, галеристы смотрели на меня, как на идиота. Тогда никто и представить себе не мог, что к 2000-м ситуация изменится с точностью до наоборот, и это искусство начнут воспринимать по-другому. В конце 1990-х гг. выставки советского искусства стали в Германии очень популярны, их освещали все масс-медиа. Однако к тому времени я прекратил выставлять свою коллекцию. Мне стало ясно: чтобы профессионально заниматься торговлей картинами, нужно иметь больше специальных знаний не только в области искусства, но и в коммерции. Поэтому я остановился на коллекционировании. Сейчас бόльшая часть моего собрания находится в Германии, некоторые работы хранятся в Киеве.

И вы впоследствии ничего не продали из тех 60 картин?

Нет, ни одну из них. В конце 1990-х начале 2000-х гг. я несколько дополнил основную коллекцию, расширил круг авторов, познакомился с некоторыми из них лично. Как мне сказали в Ужгороде, я стал одним из немногих иностранцев, владеющих крупными собраниями закарпатской живописи. Подобные коллекции есть в России, Голландии, Австрии, но я ни с кем не конкурирую. Моя цель – просветительская, поэтому и занимаюсь тем, чего никто из меценатов до сих пор не делал. В 2006 г. издал буклет о своей коллекции и представил его в Ужгороде при поддержке председателя Закарпатской организации Союза художников Украины господина Бориса Кузьмы, с которым у нас сложились хорошие партнёрские отношения. В подготовке издания мне помогали Евгений Матвеев и Юрий Новиков, обеспечившие хороший для того времени уровень печати. На четырёх языках издаётся журнал «Закарпаття», из которого можно почерпнуть информацию о художественных и культурных традициях данного региона (журнал получают, в частности, в немецком посольстве). Цель издания рассказать о закарпатской живописи, дать искусствоведческий анализ этого сложного явления, ведь корни школы не советские: это отдельная, закарпатская, традиция, тесно связанная с Австро-Венгрией.


Ю. Герц. Праздник в Черноголовой. 1994. Х.,темпера. Коллекция Зигхарда Рашдорфа.

Кроме того, я разработал интернет-сайт, где можно ознакомиться с моей коллекцией картин, биографиями основоположников и представителей младшего поколения закарпатской школы. Это работа не одного дня, она продолжается до сих пор.

Вы покупаете работы у самих художников?

Да, за исключением первой выставки все мои покупки осуществлялись прямо из мастерских. Сегодня это тем более важно, так как фальсификация произведений востребованных на рынке художников поставлена на широкую ногу. В начале 1990-х гг., когда картины стоили по $100–300, их не было смысла подделывать. Но теперь, когда цены достигли довольно высокого уровня (на отдельных мастеров свыше $10 тыс.), и работы успешно продаются на аукционах, это стало актуальным, и вероятность приобретения фальшивки очень высока.

Однако сегодня приобрести произведения тех же Эрдели или Бокшая у самих авторов уже невозможно. Будете ли вы покупать их работы через посредников?

Для меня это не самоцель. Концепция моей коллекции дать представление о закарпатской школе в целом и об отдельных её течениях. Именно в этом направлении я и развиваю собрание. Есть, скажем, любители одного Эрдели, у которых в коллекции может быть 20–30 его картин. Для меня же вполне достаточно того, что каждый значительный художник представлен одной-двумя работами.

Что для вас значит ваша коллекция?

Благодаря ей я познакомился со многими интересными людьми, она открыла для меня возможность жить и развиваться в определённом направлении. Коллекция стала одним из пунктов нематериального, духовного, обогащения. Я совершенствую своё собрание вот уже 20 лет. За этот период организовал несколько выставок, имевших большой резонанс. Я сделал всё, что обещал художникам, и даже больше…

Как вы развиваете свою популяризаторскую деятельность в последние годы?

В 2005 г. я издал каталог, представляющий эксперименты в искусстве с помощью новых технологий, когда творчество объединяется с компьютерной техникой и программным обеспечением. Также договорился с моим знакомым, владельцем галереи в Берлине, о проведении в ближайшее время нескольких выставок-продаж, согласовав этот момент с самими авторами. Галерист всё же имеет лучшую, чем я, возможность продвигать и популяризировать закарпатскую школу. В настоящее время идёт работа над проектом книги-каталога «Живописцы Закарпатья», который потребует много времени и значительных материальных затрат.

Как ваши близкие относятся к вашему увлечению?

У меня уже достаточно взрослые и самостоятельные дети, они не мешают, скорее, помогают, если нужно, с организацией выставок в Германии.

Как представителю западной цивилизации вам, вероятно, отчётливее, чем нам, видны особенности развития художественной жизни в Украине. Расскажите о своих впечатлениях.

Художник остаётся художником в любой стране: его мышление, видение, миропонимание своеобразны, и они далеки от организационных вопросов. Из местных особенностей обращает на себя внимание то, что далеко не все художники имеют возможность развивать здесь свой дар. В Украине достаточно творческих людей, но я заметил, что многие представители творческой элиты покинули страну в 1990-е гг. и довольно успешно реализовывают себя в других странах. На мой взгляд, основой для творчества должно служить экономическое благополучие страны, однако за 20 лет ситуация кардинально не изменилась. Доля меценатства в развитии искусства в Украине всё ещё очень мала. Я принципиально не поддерживаю мнение о том, что для того, чтобы творить, художник должен быть голоден. Творческому человеку необходима обеспеченность и уверенность в завтрашнем дне, только тогда он может сосредоточить всё внимание именно на своей работе.

Вы общаетесь с украинскими коллекционерами?

Один из коллекционеров-меценатов, с кем мне особенно приятно общаться, это Сергей Цюпко. Мы познакомились в 2002 г., а зимой 2009 г. он пригласил меня на открытие своего музея. Что же касается общения на светских мероприятиях, то они меня мало интересуют, ведь для меня важны не демонстрация моих финансовых возможностей, новых приобретений в коллекцию или гардероб, а представление людям результатов своей деятельности, самореализации в ней.

Беседовала Анна Шерман


Полную версию материала см. в ж. "Антиквар", № 10, 2011 г.