Журнал Антиквар

Украинский фарфор второй половины ХХ в.

Из истории украинского фарфора второй половины ХХ в.
Елена Корусь


Бутылка "Спотыкач" (0,75 л.). ПЗХК, автор В.Кокидько, 2002. Коллекция Л.Романюк

Керамика, бронза, стекло, серебро, фаянс — из чего только не изготавливалась посуда для временного хранения и подачи вина к праздничным застольям. Особое место принадлежит здесь бесконечно разнообразным по форме и декору фарфоровым сосудам, в числе которых есть и произведённые не так давно на отечественных предприятиях. В этих графинах, штофах и фигурных бутылках, составлявших обязательный ассортиментный ряд сувенирно-подарочных изделий всех ведущих фарфоровых заводов Украины, нашли творческое переосмысление формы предметов сервировки предшествующих эпох. Наверняка во многих домах найдутся представленные нами сосуды. Ещё не ставшие антикварными, они уже привлекают внимание коллекционеров, главным образом, интересными пластическими решениями.

Одной из самых удачных композиций, обыгрывающих тему вина и его потребления, является скульптурный сосуд «Казак на бочке», представляющий собой фигурный графин ёмкостью 1 литр. Вино в него заливается сквозь отверстие в баклаге, висящей на поясе казака, и попадает оттуда в бочку, на которой он сидит. Казак пьёт вино из специального сосуда — ендовы, имеющей вид широкой миски с открытым узким длинным сливным носиком (рыльцем). В старину ендовы были деревянными или керамическими, позже их делали из металла и стекла. В народной среде такие сосуды бытовали вплоть до конца XVIII в. Ими широко пользовались наряду с керамическими кувшинами, форма которых дошла до нас неизменной.

В одном из элементов скульптурной композиции «Казак» (автор Ксанфий Андреевич Кузнецов, 1980) можно усмотреть родство с так называемой бутылочной передачей — высоким сосудом в форме греческого кратера или обычного горшка, который использовали для подачи вина в бутылках на дворцовых приёмах. Если вино нужно было охладить — в сосуд засыпали лёд, для его подогрева, наоборот, наливали туда горячую воду. Бутылочная передача могла иметь два отделения для двух бутылок, её размер, как правило, зависел от величины подаваемой бутылки. В нашем случае в открытую пустую бочку «Казака» легко помещается водочная бутылка ёмкостью 0,5 литра. Именно в таком — «укомплектованном» виде раскрывается основной смысл скульптуры, иллюстрирующей известное выражение «допился до чёртиков». Изрядно захмелевший казак обхватил бутылку руками и испугался, когда ему сквозь стекло стали «черти мерещиться». Алкогольная тема получила шутливое отражение в фигурных штофах Виктора Васильевича Данильчука «Допился» и «Казак навеселе». Сюжет с еле стоящим на ногах и держащимся за бутыль казаком воплощён в композиции «Спотыкач» (автор Валерий Николаевич Кокидько, 2002).


Штоф "Допился" (0,75 л.). В.Данильчук, авторский тираж. Фото из архива автора.

Среди украинских заводов, пожалуй, самые оригинальные фигурные графины в виде стилизованных птиц, рыб и животных создавались на Городницком фарфоровом заводе (ГФЗ) и Полонском заводе художественной керамики (ПЗХК). В качестве ёмкостей для кратковременного хранения или подачи к столу вина и других алкогольных напитков графины — главным образом стеклянные или хрустальные — получили распространение довольно давно (в Россию они пришли из Европы в XVIII в.). Но изначально их изготавливали из стволов бамбука или финиковой пальмы и использовали как меру для сыпучих продуктов, а позже и жидкостей. Само слово «графин» арабского происхождения: garafa в переводе означает «черпать». Согласно правилам употребления вина, перед подачей на стол его переливали в сосуд с узким горлышком и широкой колбой, производя тем самым декантацию, необходимую для отделения от осадка, проведения аэрации молодого и проверки состояния зрелого вина после длительного хранения и способствуя раскрытию букета напитка. Слегка видоизменённая традиционная форма такого графина-декантера послужила основой для стилизованного сосуда, напоминающего силуэтом стоящую утку. В графине для вина «Зозулястый», отличающемся необыкновенно нежной и одновременно нарядной росписью с золочением, художник ПЗХК Таисия Николаевна Шуляк весьма изящно стилизует павлина.

Вдохновляясь зооморфными керамическими сосудами народных мастеров, советские фарфористы обогатили этот тип изделий новыми формами. Наибольшую известность получил ликёрный набор «Рыбы», выпускавшийся тысячными тиражами тремя фарфоровыми заводами страны (Городницким, Полонским, Рижским) и известный в пяти вариантах росписи, среди которых роспись кобальтом считается самой эффектной. В 1950–1960-е гг. в производство было внедрено сразу несколько разновидностей сосудов в виде петуха. В городницком графине, где петух стоит на тыкве (в другой версии — на кукурузе), автор проявил наблюдательность, уловив и передав характерную позу кричащей птицы.

Скульптура "Казак". ПЗХК, автор К.Кузнецов, роспись - А.Погребная, 1980. Коллекция Л.Романюк.

Во второй половине ХХ в. украинские заводы выпускали также антропоморфные сосуды, в которых получила плодотворное развитие идея шаржированных флаконов для вина в виде стоящей человеческой фигуры, голова которой служила пробкой. Такие флаконы обрели популярность в середине ХIХ в., когда их стали выпускать на российских частных фарфоровых заводах под влиянием моды на английские фаянсовые фигурные сосуды «Тоби». Украинские образцы, решённые в юмористическом ключе, имеют ярко выраженную национальную окраску. В 1970-е гг. Барановским заводом выпускались бутылки простой колбовидной формы, изображающие казаков или парубков в украинских костюмах. Более творчески подошли к осмыслению антропоморфных сосудов и одновременно формы штофа художники Коростенского фарфорового завода (КФЗ) супруги Валентина Михайловна и Николай Семёнович Трегубовы. Но перед тем, как рассказать об их работах, остановимся вкратце на истории самого штофа.

С развитием стекольной промышленности, для вина, наливок и водки стали использовать четырёхгранные бутылки с коротким узким горлышком, закрываемым пробкой, — так называемые штофы. В переводе с немецкого stof означает «большой бокал, чаша». До перехода на метрическую систему это слово обозначало в России единицу измерения объёма жидкости — как правило, винно-водочных напитков. Один штоф равнялся 1/10 ведра, что составляло около 1,2 литра или 10 чарок. Как бутылка для разлива спиртного при продаже штоф получил распространение во времена Петре I. Тогда это были простые бутылки из толстостенного зелёного или бесцветного стекла. В XIX в. штоф приобрёл более презентабельный вид: изготовленный из гранёного хрусталя и увенчанный массивной пробкой, он утратил своё значение мерного сосуда и стал неотъемлемым элементом сервировки стола.

Традиционную четырёхгранную форму наследует штоф Владислава Ивановича Щербины, посвящённый легендарным основателям Киева (1980-е гг.). Грани сосуда равноценны по художественному решению, на каждой из них размещено по одному рельефному изображению князей Кия, Щека, Хорива и их сестры Лыбедь. В сравнении с этим изделием, исполненные в виде стилизованных женских и мужских фигур в национальных костюмах штофы Трегубовых ориентированы строго фронтально. Они имеют округлые бока, приземистые пропорции, овальное сечение, иногда «ножку». Пробки-головы различаются уборами, а женские — ещё и украшениями. Вдобавок ко всему, по бокам сосуды снабжены ажурными ручками-держателями. Расписаны штофы «фирменными» трегубовскими цветами — кобальтом, суриком и золотом. Художники создали несколько десятков фигурных сосудов, ваз и кружек в этом стиле. Среди них стоит упомянуть штофы «Нежность» и «Запорожец» (оба — 1972), «Одарка» и «Карась» (оба — 1974), «Соломия» (1972), «Маричка» (1972), «Тарас Сичевик» (1973). Коростенский и Киевский экспериментальный керамико-художественный (КЭКХЗ) заводы выпускали штофы всевозможных конфигураций и размеров. В одних случаях мастера прибегали к стилизации природных форм — как в штофе для вина «Дынька», в других варьировали формы традиционной посуды — барильца, куманца, фляги. К примеру, изящный киевский ликёрник является оригинальной интерпретацией плоской походной фляги.


Ликерный набор "Рыбы" (0,7 л.). ПЗХК. 1956-73. Коллекция Е.Корусь.

Поскольку в ХХ в. объём и форма штофа перестали иметь принципиальное значение, штофами всё чаще стали называть любые фигурные бутылки. В конце прошлого столетия среди фарфоровых заводов Украины ведущее место по производству фигурных сосудов занимал Полонский завод художественной керамики. Он массово выпускал скульптурные штофы по заказам крупных ликёро-водочных предприятий, которые не только стремились выделиться и привлечь покупателей с помощью ярких подарочных бутылок, но и выполняли специальное предписание поставлять часть продукции в так называемой сувенирной таре. Как правило, тиражные штофы отличаются вялой пластической проработкой; фронтально стоящая фигура с поднятым бочонком в руке — таково их типичное композиционное решение.

В последние два десятилетия наиболее интересно проявил себя в жанре сувенирного штофа скульптор Виктор Данильчук (р. 1967), занимавший в конце 1990-х гг. должность главного художника ПЗХК. Он создал более 60 разнообразных фигурных штофов, многие из которых воспринимаются как полноценные скульптурные произведения. Есть среди них и обобщённые образы (гусары, офицеры, древнерусские витязи, казак Мамай, сидящий возле скифской бабы или под раскидистым деревом, хлебосольные украинки, весёлые казаки и казачки-шинкарки) и портреты конкретных исторических лиц — Петра I , Карла XII, гетманов Ивана Мазепы и Богдана Хмельницкого. Форму штофа скульптор избрал даже для создания портрета своей коллеги по художественной лаборатории завода — уже упоминавшейся художницы Таисии Шуляк, которая предстала в образе Солохи (1997). Живущий в Полонном автор неустанно ищет новые композиционные решения. Обыгрывая в форме сосуда казацкую люльку, директорский портфель или государственную символику (российский герб, булаву, трезубец), развивая темы охоты и басен, он продолжает успешно работать в этом жанре.

Потешные, яркие и праздничные сувенирные графины и штофы служили украшением стола и развлекали сидящих за ним гостей. Однако, вследствие того, что в большинстве изделий эстетическое начало явно превалировало над функциональностью, их редко использовали по назначению и предпочитали держать на полках сервантов. Сегодня фарфоровые фигурные сосуды ценятся за свою декоративность и востребованы как коллекционерами, так и рестораторами, с удовольствием оформляющими ими свои заведения.


Полную версию статьи см. в журнале "Антиквар", №4, 2012.