Журнал Антиквар

Восток — дело тонкое... История Донбасса


Станислав Цалик . Журнал "Антиквар" #85: "Мистецькі надра" Донбасса


Донецк, Луганск, Енакиево и другие города Восточной Украины в последнее время обросли какими угодно смыслами, но только не теми, которые действительно значимы для их понимания. Мифы и стереотипы — лукавые советчики. Ведь любой регион характеризуют прежде всего люди, сыгравшие в его судьбе важную роль. История Донецкой и Луганской областей — это история масштабных решений, крупных капиталов, промышленных гигантов и влиятельных бизнесменов. Давайте вспомним, кому обязан своим взлётом восток нашей страны.

 

Памятник Чарльзу Гаскойну в Луганске. Установлен в 1995 г. Скульптор А. Редькин, архитектор Г. Головченко

Памятник Чарльзу Гаскойну в Луганске. Установлен в 1995 г. Скульптор А. Редькин, архитектор Г. Головченко

Чарльз Гаскойн: основатель Луганска

Известный специалист по производству пушек, шотландец Чарльз Гаскойн (1739–1806) последние 20 лет прожил в Российской империи, где руководил рядом государственных военных заводов. В 1790 году Екатерина II поручила ему отправиться в Бахмутский и Донецкий уезды Екатеринославского наместничества, чтобы определить место для строительства ещё одного завода — литейно-пушечного. Исследовав месторождения полезных ископаемых, Гаскойн сообщил в Петербург: «Найденные прииски железной руды и каменного угля по освидетельствованию обещают богатейшее количество сих минералов в наилучшем качестве». Он предложил строить завод «при речке Лугани». В ноябре 1795 года императрица одобрила выбор и назначила Гаскойна директором будущего предприятия. А чтобы как‑то скрасить неудобства от пребывания в глуши, посреди степи, пожаловала ему чин статского советника и орден св. Владимира 3‑й степени.

Задачи, поставленные при  строительстве Луганского чугунолитейного завода, — наладить промышленную добычу угля и  организовать выпуск пушек — шотландец решил блестяще. Рабочихлитейщиков перевёл из другого руководимого им завода (Петрозаводского) и разместил в сёлах Каменный Брод и Вергунка. А весь административнотехнический персонал сформировал из инженеров, специально приглашённых из Британии. Для  добычи угля в  Лисьей балке заложили шахту — первую на территории Украины. Она начала работать в апреле 1796‑го. Выяснилось, однако, что «ломка каменного угля» — труд чрезвычайно тяжёлый. Желающих стать шахтёрами нашлось немного. Тогда Екатерина II распорядилась на подобные работы «присылать за содеянные вины преступников». Гаскойн руководил Луганским заводом наездами, ведь никто не отменял его директорских обязанностей на других предприятиях — в  Ижорске, Кронштадте, Петербурге и других городах. Зато когда приезжал, оставался надолго. Его дом находился в красивом парке, расположенном в излучине Лугани. Вокруг дома провели канал, рядом построили оранжерею.

Довольно скоро на шахте вновь обострились кадровые проблемы. Дело в том, что в 1796 году Екатерина II скончалась, а новый император Павел I повелел: «Преступников… впредь по просьбе Гаскойна не  присылать, дабы они по  развратным своим нравам не портили других служителей». Следствием заботы о  нравах стало падение объёма добычи угля, что отразилось и на количестве выпускаемых пушек. Поэтому через несколько лет это распоряжение было отменено. В  1805  году Гаскойн заболел и вернулся из Луганска в Петербург. А в следующем году умер. Однако Украина его не забыла. В 1995 году, когда Луганск праздновал своё 200‑летие, напротив краеведчес­ кого музея установили памятник Чарльзу Гаскойну — основателю города и первому директору Луганского литейного завода.

В городской управе Луганска руководство завода решало многие текущие вопросы

В городской управе Луганска руководство завода решало многие текущие вопросы

Торговые заведения и ателье на Пушкинской улице

Торговые заведения и ателье на Пушкинской улице


Луганск, завод Гартмана, 1910 г.

Луганск, завод Гартмана, 1910 г.


Литейный цех Луганского завода, 1912 г.

Литейный цех Луганского завода, 1912 г.

На плане 1912 года Луганск — большой город

На плане 1912 года Луганск — большой город 

Панорама старого города. Справа — Николаевский собор, перед ним Успенская церковь, в центре — Воскресенская церковь

Панорама старого города. Справа — Николаевский собор, перед ним Успенская церковь, в центре — Воскресенская церковь

Аттракцион в парке имени 1 Мая. Фото начала 1960-х гг.

Аттракцион в парке имени 1 Мая. Фото начала 1960-х гг.

Сквер возле обкома. Фото начала 1960-х гг.

Сквер возле обкома. Фото начала 1960-х гг.

Джон Юз: «отец» Донецка

Джон Юз: «отец» Донецка

Уроженец Южного Уэльса, металлургического региона Велико­ бри­ ании, Джон Юз (1814–1889) т тоже являлся знатоком пушечных секретов. Лафеты его конструкции — их называли «юзовские» — в середине XIX века завоевали мировой рынок. Другим его ноу-хау стала рецептура бронированной стали для защиты судов и береговых батарей. Оказавшись по делам в Кронштадте, Юз узнал о планах русского правительства строить на  юге империи большой завод по производству рельсов. Его заинтересовал столь перспективный проект. Но прежде чем оставить пост директора Миллуоллского железопрокатного завода в пригороде Лондона и переключиться на новое дело в  незнакомой стране, британец решил увидеть всё собственными глазами. Так Джон Юз оказался на берегу реки Кальмиус.

Он убедился, что там есть всё необходимое для эффективной работы завода: уголь (в  землях верховья Кальмиуса), железная руда (в районе Каракуба — нынешнего Комсомольска Старобешевского района), известняк (близ села Еленовка, ныне Волновахского района) и  в  неограниченных количествах — речная вода. Проблема заключалась лишь в одном: разрешение на постройку завода уже было получено другим человеком — инженером, князем Сергеем Кочубеем. Британец выкупил у него право на концессию, а затем заключил с правительством России договор об  учреждении двух акционерных обществ: «Новороссийского общества каменно­ угольного, железного и рельсового производства» и «Общества железнодорожной ветки от ХарьковскоАзовской линии». По условиям договора обеспечение уставного капитала взял на себя Джон Юз. Он отправился в Лондон, где всего за месяц сумел собрать 300 тыс. фунтов — тогдашний эквивалент 3 млн. рублей (!). Состоявшееся в  столице Англии собрание акционеров «Новороссийского общества…» (имевшего, несмотря на название, стопроцентно британский капитал) назначило 55‑летнего Юза директоромраспорядителем будущего завода. Летом того же 1869 года Джон Юз поселился на берегу Кальмиуса. Рядом с площадкой, отведённой под сооружение завода, для рабочих строились землянки и деревянные бараки, а для английских инженеров и мастеров — коттеджи. Так возник посёлок, названный по имени директора-распорядителя Юзовкой. А летом следующего года из Южного Уэльса на Украину было отправлено необходимое оборудование и инструменты. Восемь кораблей прибыли в  порт Таганрога, откуда груз волами тащили по  степи в район Юзовки. Тогда же прибыли и британские специалисты — около сотни металлургов и горняков.

Юз и его команда построили первую в регионе доменную печь. Она была запущена 24 января 1872‑го. В том же году началось движение по  железнодорожной линии Константиновка — Ясиноватая — Юзовка — Еленовка, доведённой в дальнейшем до Мариуполя. Она соединила завод и рудники с уже действующей железнодорожной магистралью, что способствовало увеличению добычи угля. В сентяб­ ре 1873‑го Юзовский завод стал работать по законченному циклу и  вскоре вышел на  первое место в Российской империи по выпуску металла. Но главная новация Юза заключалась в том, что впервые в  отечественной металлургии он использовал минеральное топливо — кокс. Юз не  только совершенст­ во­ ал технологию производства, в но и занимался развитием социальной сферы. В 1870 году, когда Юзовка ещё строилась, «Новороссийское общество…» за свои средства открыло здесь больницу, две школы — русскую и английскую, благоустроенные бани, чайные, организовало пожарную команду, полицию.

Большая каменная Земская больница

Большая каменная Земская больница


Центральная часть Юзовки, рынок

Центральная часть Юзовки, рынок

 

Доменный цех, 1906 г.

Доменный цех, 1906 г.

Коксовый цех, 1910 г.

Коксовый цех, 1910 г.

 

Юзовка, вид на завод с юго-запада, 1914 г.

Юзовка, вид на завод с юго-запада, 1914 г.

    
При заводе Юза работало Народное училище, все рабочие были грамотными

При заводе Юза работало Народное училище, все рабочие были грамотными

 

Завод «Новороссийского общества…», основанного Джоном Юзом

Завод «Новороссийского общества…», основанного Джоном Юзом

 

Вокруг Чулковского рудника образовался один из старейших посёлков в Донецке

Вокруг Чулковского рудника образовался один из старейших посёлков в Донецке

Мост через пруд в ЦПКиО им. А. С. Щербакова. Донецк, 1978. Фото Л. Азриеля

Мост через пруд в ЦПКиО им. А. С. Щербакова. Донецк, 1978. Фото Л. Азриеля

Памятник Джону Юзу в Донецке. Установлен 8 сентября 2001 г. Скульптор А. Скорых

Памятник Джону Юзу в Донецке. Установлен 8 сентября 2001 г. Скульптор А. Скорых

Продовольствие в  магазины посёлка поставлялось из  заводских подсобных хозяйств и ферм, а  доброкачественность товара контролировал врач. Даже пиво и то выпускалось на собственном пивоваренном заводе. Для заводчан была открыта бесплатная больница на  сто коек, располагавшаяся в  четырёх корпусах. Кроме того, каждый работник предприятия мог получить начальное образование — плата за обучение составляла пять рублей в год, а дети вдов и сироты от неё освобождались. В  Юзовке был разбит общественный парк с  искусственным прудом, в котором жители могли удить рыбу, кататься на  лодках или купаться в специально организованных купальнях. Летом в парке играл заводской любительский оркестр; в посёлке имелись книжный склад и библиотека. Деньги на социальное обеспечение Юз изыскивал из  разных источников. Основной — госзаказы, за счёт которых и процветало предприятие.

Но существовали и другие пути. Например, директор завода выпускал облигационные займы под залог недвижимости и размещал их на денежном рынке в Англии. А если требовалось, брал ссуды у государства. Но  главное, конечно, материальная заинтересованность людей. В  этом британец тоже знал толк. Достаточно сравнить: 60 рублей крестьянин Курской губернии зарабатывал за год, а у Юза — всего за 5 месяцев (причём «чистыми», без  учёта расходов на  еду). Если текстильным рабочим на  севере России платили 25 рублей в  год, то  на  заводе «Новороссийского общества…» — 150. Летом 1889  года Джон Юз отправился в  Петербург для  заключения очередных контрактов с  правительством, но  простудился и  скончался 17 июня… Посёлок носил имя своего основателя до 1924 года. В 2001‑м в Донецке (бывшей Юзовке, а в период 1924– 1961 — Сталино) открыли памятник основателю города — бизнесмену Джону Юзу.

Самуил Поляков: «родитель» трети Донбасса

Своим быстрым развитием во  второй половине XIX века Донбасс обязан не только создателям промышленных предприятий, но  и  «железнодорожному королю» Самуилу Полякову (1837–1888). Ведь проложенная им в 1869 году железная дорога Курск — Харьков — Азов сыграла исключительную роль в жизни региона: не менее трети городов, посёлков и железнодорожных станций Донбасса возникло благодаря этой магистрали. Поляков не просто построил «железку» — вначале он организовал целую медиакампанию, чтобы убедить правительство в необходимости её сооружения. В частности, ежемесячно платил редактору влиятельной газеты «Московские ведомости» за публикацию ярких статей в пользу прокладки железной дороги Курск — Харьков — Азов. Настойчивость энергичного предпринимателя привела к тому, что власти не только решились строить магистраль, но и отдали концессию Самуилу Полякову, а также предоставили ему государственный кредит в размере 9 млн. рублей. «Железнодорожный король» не подвёл и на сей раз: грандиозный проект — 763 версты (813 км) пути! — реализовал всего за год и десять месяцев.

Впрочем, Полякова заботила не только укладка рельсов на полотно. Немалую часть своего времени он посвящал благотворительности. Так, в Горловке, где предприниматель основал шахту «Кочегарка», снабжавшую углём паровозы на его железных дорогах, он открыл и содержал горное техническое училище. Поляков также поддерживал структуры Красного Креста, сиротские приюты, госпитали. Давал деньги и на дерзкие проекты — например, на строительство субмарины (так что популярный анекдот насчёт «подводной лодки в степях Украины» имеет под собой некоторую почву!). В целом на благотворительность он потратил 3 млн. рублей. Железнодорожный магнат стал яркой фигурой в общественной жизни и даже попал на страницы романа Льва Толстого «Анна Каренина» в образе миллионера Болгаринова (по другой версии, прототипом был Яков Поляков, старший брат Самуила). В апреле 1888 года предприниматель провожал в последний путь своего свата Антона Варшавского, крупного бизнесмена, который разорился и покончил с собой.

Альбом фотографий Курско-Харьковско-Азовской железной дороги 1885-1888 гг.

Альбом фотографий Курско-Харьковско-Азовской железной дороги 1885-1888 гг.


Общая станция железных дорог близ Курска

Общая станция железных дорог близ Курска


Мост через реку Млодать

Мост через реку Млодать


Станция Харьков

Станция Харьков 

Станция Борки. Вблизи неё 29.10.1888 г. потерпел крушение Императорский поезд, направлявшийся из Крыма в Петербург

Станция Борки. Вблизи неё 29.10.1888 г. потерпел крушение Императорский поезд, направлявшийся из Крыма в Петербург


Станция Лозовая

Станция Лозовая


Вид вблизи станции Славянск

Вид вблизи станции Славянск


Станция Донецкая

Станция Донецкая

Поляков так переживал случившееся, что во время траурной церемонии умер от инсульта. Акции принадлежавшей ему железной дороги Курск — Харьков — Азов Самуил Соломонович завещал жене, братьям и зятьям-банкирам. На базе этой «чугунки» в январе 1907 года была создана Южная железная дорога — ныне крупнейшая магистраль в системе Государственной администрации железнодорожного транспорта Украины.

В 1875 году, найдя компаньона — крупного предпринимателя Ивана Иловайского, — Алчевский объединил новые владения своего банка в Алексеевское горнопромышленное общество. Спустя четверть века оно стало третьим в империи по добыче, выдавая нагора почти 45 тыс. пудов «чёрного золота». Алчевский взялся за ещё один совершенно новый для себя проект — строительство металлургического завода. Место возле станции Юрьевка он выбрал с учётом того, что по железной дороге сюда удобно было доставлять марганец из Никополя и железную руду из Кривого Рога. Кокс имелся собственный — его производило Алексеевское горнопромышленное общество, причём печи располагались неподалёку от Юрьевки. В  Донбассе к  тому времени уже работали три металлургических предприятия — в  Юзовке, Енакиево и Дружковке. Однако Алчевский рассудил так: эти заводы «сидят на рельсах» — выполняют только правительственные заказы на поставку проката для строительства железных дорог, а потребности малого и среднего бизнеса никто не удовлетворяет, «сортовой прокат» (уголок, швеллер, балки и  прочее) приобрести негде. Вот эту нишу и решил занять предприниматель.

Алексей Алчевский: так начинался Алчевск Видный банкир, владелец Торгового и Земельного банков Алексей Алчевский (1835–1901) начал вкладывать деньги в Донбасс в 1875 году. Предыстория такова. В Земельном банке были заложены поместья, расположенные близ недавно построенной ветки Луганск — Дебальцево Екатерининской железной дороги. Их владельцы, поддавшись охватившему регион каменноугольному буму, попытались организовать на своих землях горное дело и, не зная технологических тонкостей, быстро разорились. Поместья перешли в собственность банка.


Алексей Алчевский. Фото А. Федецкого, Харьков

Алексей Алчевский. Фото А. Федецкого, Харьков

Летом 1895  года закипела работа. Тысячи местных жителей кайлами и лопатами долбили землю, а тем временем из  Германии и  Бельгии прибывало оборудование, приезжали специалисты. Но прежде чем появились сталеплавильные цеха, доменные и мартеновские печи, у железнодорожной станции Юрьевка вырос промышленный посёлок. Для  рабочих были возведены бараки, для инженеров — кирпичные двухэтажные домики на четыре семьи; школа и больница на 75 мест, разумеется, бесплатные. Новый промышленный гигант получил название ДЮМО — Донецко-Юрьевское металлургическое общество. Первую доменную печь после торжественных речей и  молебна задули 26 мая 1896 года. А  спустя три года здесь уже давали продукцию четыре дом­ы, столько же мартеновских печей, три конвертора и девять прокатных станов.

Экономический кризис, охвативший Европу, со  временем добрался и до Российской империи. Однако завод ДЮМО продолжал плавить чугун и  сталь, выпускать разносортный прокат. И хотя эта продукция уже не находила сбыта, владелец не увольнял рабочих, стремясь сохранить производственный потенциал. Вскоре поддерживать на плаву убыточное производство стало нечем — оба банка Алексея Алчевского оказались на грани разорения. С п а с т и с и т уа ц и ю м о г только госзаказ. В  конце апреля 1901 года горнозаводчик отправился в Петербург, но министр финансов Сергей Витте в  контрактах отказал. В отчаянии Алчевский пошёл на вокзал и бросился под колёса пригородного поезда. Ирония судьбы: предприниматель погиб на рельсах, изготовленных на его заводе ДЮМО… В  1907‑м правительство увековечило имя знаменитого промышленника и  банкира, переименовав Юрьевку в  Алчевское (сейчас — город Алчевск). А  столетие спустя, в 2005‑м, Нацбанк Украины ввёл в обращение юбилейную монету номиналом 2 гривны «Алексей Алчевский», выпущенную к 170‑летию со дня его рождения в серии «Выдающиеся личности Украины».


Христина Алчевская, жена банкира, популяризатор украинского языка. Фото В. Досекина

Христина Алчевская, жена банкира, популяризатор украинского языка. Фото В. Досекина


Сын Алексея Алчевского Иван, известный оперный певец

Сын Алексея Алчевского Иван, известный оперный певец


Памятник Алексею Алчевскому в Харькове. Подарок города Алчевска к 350‑летию Харькова. Установлен 23 августа 2004 г. Автор — самодеятельный скульптор и рабочий Алчевского металлургического комбината В. Стрельников

Памятник Алексею Алчевскому в Харькове. Подарок города Алчевска к 350‑летию Харькова. Установлен 23 августа 2004 г. Автор — самодеятельный скульптор и рабочий Алчевского металлургического комбината В. Стрельников

Андрей Глебов: крупнейший золотодобытчик Донбасса Выпускник престижного Института инженеров путей сообщения Андрей Глебов (1858–1895) прибыл в Донецкий бассейн в начале 1880‑х на строительство Екатерининской железной дороги. Обнаружил, что Донбасс — перспективная территория, богатая полезными ископаемыми. А это значит, что большие деньги лежат буквально под ногами — надо лишь нагнуться и взять их. Глебов познакомился с уже упоминавшимся Иваном Иловайским и вскоре принял предложение стать управляющим его Макеевским угольным рудником.

Поселился в усадьбе Иловайских — слободе Зуевке, расположенной в 25 верстах от копей (ныне Донецкая область). Со временем Глебов стал совладельцем Макеевского рудника. В 1887 году в окрестностях села Нагольное (ныне Антрацитовский район Луганской области) один крестьянин нашёл несколько больших кусков «рогового» серебра с большим содержанием металла. Глебов подключил к делу специалистов. Они сказали, что здешние земли богаты серебром и, возможно, другими драгметаллами. Андрей Николаевич был не из тех, кто упускает свой шанс. В 1889 году он заложил ярославское имение, получив за него 100 тыс. рублей. Это позволило купить 2,7 тыс. десятин земли близ соседнего села Нагольчик, а еще 5 тыс., включавших и окрестнос­ ти села Нагольное, взять в аренду сроком на 30 лет. На этой обширной территории суммарной площадью 7,7 тыс. десятин (8 412 га) Глебов начал разведочные работы по поиску залежей серебряных, свинцовых и цинковых руд. Разведка луганских недр длилась около трёх лет и сопровождалась насмешками со стороны соседейпомещиков. Они считали приезжего выскочку безумцем и не сомневались, что тот вскоре разорится. Однако результаты разведки превзошли ожидания: земля, купленная и взятая Глебовым в аренду, содержала не только серебро, но и золото.

Это открытие стало настоящей сенсацией, ведь речь шла о первом месторождении золота в европейской части Российской империи! Газета «Приазовский край» сообщила, что найденное Глебовым золото «первое и пока единственное в Европе». Образцы глебовской руды отправили на анализ в Париж. Выяснилось, что в каждой тонне не 5 граммов золота, как предполагалось, а 17! Дальнейшие изыскания выявили ещё 12 золотоносных жил. Что же касается серебра, ставшего основным поводом для проведения разведки, то оно тоже преподнесло сюрпризы. Собственно, в местном свинце обнаруживали серебро и раньше, но благодаря поисковым работам его открыли и в амболитах, где содержание этого металла оказалось значительно больше — не менее 2 %.


После смерти Ивана Иловайского Глебов стал единственным владельцем Макеевского угольного рудника. Он организовал «Акционерное общество Глебовских металлургических заводов», которому продал рудник за 2 млн. рублей. Крупнейшим акционером этого общества был сам же Глебов — он как бы выкупил актив у самого себя, присовокупив деньги других акционеров. Полученные средства Глебов вложил в новые сферы деятельности. Например, в Бахмутском уезде Екатерининской губернии арендовал большой участок земли для разработки и добычи камня. На территории современной Луганской области, близ поселка Байрак, нашёл залежи антрацита. Добывать его, впрочем, не стал — продал ещё не вынутый из земли уголь железоделательному заводу, принадлежавшему французам. 21 октября 1895 года предприниматель отправился на охоту в компании крупного промышленника Вячеслава Тенишева и князя Сергея Долгорукого, владевшего землями близ нынешнего города Енакиево. Подавая Глебову ружьё, егерь упал и нечаянно зацепил курок. Прогремел выстрел — весь заряд попал в бок 37‑летнему Глебову. Через два часа крупнейший золотодобытчик Донбасса скончался.

 

Фёдор Енакиев: человек, построивший Енакиево

Основатель города Фёдор Енакиев (1852–1915) не сразу связал свою жизнь с Донбассом. Вначале он окончил Институт инженеров путей сообщения, работал в железнодорожном ведомстве. Судьбу Фёдора Егоровича круто повернула женитьба — родной брат супруги оказался влиятельным в финансовых кругах человеком и председателем Петербургского биржевого комитета. Он убедил свояка оставить государственную службу и заняться бизнесом. Обзаведясь деловыми связями и капиталом, Енакиев решил строить металлургический завод на Донбассе, ведь именно металл являлся причиной промышленного бума, который в те годы переживала страна. Нашёл компаньонов и вместе с ними учредил Русско-бельгийское металлургическое общество. В 1895 году предприниматель оставил Петербург и переехал на Донбасс.

Местом для строительства завода выбрал Софиевку. Лучшего и придумать было нельзя: рядом — залежи коксующихся углей и руды, вода (селение расположено на берегу речки Садки), неподалёку железная дорога — так что проблем с вывозом готовой продукции не будет. Словом, Русско-бельгийское общество приобрело земли у князя Сергея Долгорукого и начало постройку Петровского завода. Спустя два года государственная комиссия приняла предприятие, отметив в акте: «Завод состоит из двух доменных печей с суточной производительностью 18 000 пудов чугуна, с плавкой на криворожских и местных рудах, 120 коксовых батарей, двух конверторов проектной мощностью 36 000 пудов стали, двух угольных шахт, рельсопрокатного отделения, бессемеровского и мартеновского цехов».

Енакиево в начале ХХ в. Фото, переданное А. Алфёровым музею космонавта Г. Берегового

Енакиево в начале ХХ в. Фото, переданное А. Алфёровым музею космонавта Г. Берегового

 В ноябре 1897‑го задули первую доменную печь — новый завод дал первые пуды металла. Уже в следующем году Бахмутское уездное земское собрание предложило назвать местность, где расположился Петровский завод с прилегающими рудниками и рабочими посёлками, именем их создателя и покровителя. И вскоре на карте империи появился посёлок Енакиево. Такое же название получила местная железнодорожная станция. В 1900 году на заводе задули третью домну, заработала 20‑тонная мартеновская печь и несколько каменноугольных рудников — «Нарьевский», «Веровский», «Бунге». В течение следующих пяти лет были запущены ещё две печи, и Енакиевский завод стал одним из крупнейших в регионе производителей рельсов для железных дорог. Разрастался и посёлок.

Если вскоре после запуска завода население Енакиево составляло 2,7 тыс. человек, то в 1916 году там уже было 16 тыс. жителей. В центре посёлка стояли две каменные церкви, кирха, костёл, синагога, четыре двухэтажных дома и два десятка коттеджей для бельгийских специалистов, а также две гостиницы, почта и столовая. Рабочие лечились в  заводской больнице на 185 коек. Досуг проводили в кинотеатре «Иллюзия», художественной самодеятельностью занимались в Народном доме и клубе работников металлургического завода. Книголюбы посещали библиотеку потребительского товарищества. Дети рабочих Русскобельгийского общества учились в четырёх школах: двух четырёхклассных — поселковой и  заводской, трёхклассной церковно-приходской и двухклассной Товарищества помощи бедным евреям. Развитие металлургического бизнеса на Донбассе шло семимильными шагами, но ограниченная пропускная способность железнодорожной ветки тормозила дальнейший рост производства. Енакиев вместе с  двумя компаньонами учредил Общество по  постройке Северо-Донецкой железной дороги, которая должна была «обслуживать каменноугольные залежи северного района Донецкого бассейна», доставляя потребителям 100 млн. пудов каменного угля ежегодно. Проект железной дороги Фёдор Егорович разработал лично.

И хотя некоторые члены Государственной думы резко возразили против его плана, профессиональные знания инженера-путейца помогли Енакиеву разбить доводы оппонентов. В результате от  Штеровки до  Мариуполя проложили железнодорожное полотно, что открыло углю Луганщины дорогу на новые рынки сбыта. В январе 1915 года миллионер отправился на отдых в подмосковный санаторий и там неожиданно скончался в возрасте 63 лет. Родственники исполнили волю покойного — похоронили его в Енакиево… Бронзовый бюст основателю города и металлургического завода открыли в центре Енакиево в 2010 году.


Станция Енакиево в начале ХХ в.

Станция Енакиево в начале ХХ в. 



Памятник Ф. Е. Енакиеву. Установлен в 2010 г. Скульптор П. Антып, совместно с Д. Ильюхиным, архитектор О. Верещагина

Памятник Ф. Е. Енакиеву. Установлен в 2010 г. Скульптор П. Антып, совместно с Д. Ильюхиным, архитектор О. Верещагина

Панорама Енакиево. Фото В. Гикавого

Панорама Енакиево. Фото В. Гикавого