Журнал Антиквар

Государственный музей игрушки. Интервью с Татьяной Пржигоцкой

Далеко не все киевляне знают, что в нашем городе есть Государственный музей игрушки. Конечно, он не такой большой и эффектный, как в Базеле или Нюрнберге, но его экспонаты способны заинтересовать, удивить, а главное, взволновать не меньше. О том, как формировалась эта уникальная коллекция, рассказывает главный хранитель музейных фондов Татьяна Пржигоцкая.

Музей игрушки

Татьяна Александровна, когда и как возник музей?

— Музей существует всего шесть лет, но его предыстория очень длинная. Мы создали его, чтобы не пропала коллекция, которая к 2005 г., то есть к моменту открытия, уже насчитывала более 10 тысяч образцов. Собиралась она с середины 1930-х гг., когда в СССР стало налаживаться промышленное производство игрушек. До этого в стране работали только небольшие кустарные артели, но после принятия правительственного постановления о необходимости создания промышленной базы для производства игрушек, был открыт Научно-экспериментальный институт игрушки в Загорске (Сергиевом Посаде), при котором существовало маленькое предприятие по выпуску оснастки, а в республиках — Украине, Узбекистане, Грузии — созданы постоянно действующие выставки игрушек.

Поскольку игрушка — предмет, соединяющий эстетические и воспитательные функции, каждая проходила обязательную сертификацию. При выставке действовала специальная комиссия, которая помогала отбирать новые образцы для внедрения в производство. Поначалу это были импортные игрушки, но постепенно стали привлекать наших художников и технологов. Таким образом, собрался большой авторский коллектив, который придумывал настольные игры, конструкторы и другие самые разнообразные игрушки. С этого времени стали появляться отечественные игрушечные предприятия. Например, артель инвалидов в Киеве сразу после войны была преобразована в фабрику «Победа», которая просуществовала до 1995 г., выпуская большой ассортимент продукции. До середины 1990-х гг. на территории Украины действовало около 450 игрушечных предприятий, хотя больших специализированных было только 12: Донецкая фабрика игрушек, Киевский механический завод игрушек им. Н. Ватутина, харьковская фабрика «Салют», Днепропетровский комбинат и другие. Они выпускали исключительно игрушки и относились к Министерству лёгкой промышленности. Все остальные имели более широкий производственный профиль и наряду с игрушками изготавливали и другие товары народного потребления. В общей сложности игрушечный ассортимент составлял около 5 тысяч наименований.

О создании в Киеве музея игрушек задумывались ещё до войны, но она нарушила все планы. В те годы много игрушек погибло, однако уже в 1943 г. деятельность комиссии была восстановлена. После утверждения промышленного образца один экземпляр оставался здесь как эталонный, и именно такие контрольные образцы составляют основную часть нашей коллекции. Таким образом, в фондах музея есть всё, что производилось в Украине.

Мы долгое время боролись за сохранение этой коллекции, поскольку бухгалтерский учёт предполагает хранение в течение пяти лет и дальнейшее списание. Но если для кого-то маленькая игрушка — это просто карточка в картотеке, то для нас — ценный экземпляр. Мы несколько лет собирали документы, чтобы открыть этот музей. Огромную роль в его создании сыграл тогдашний министр образования Василий Кремень, который фактически его отстоял.

Музей игрушки

За счёт чего пополняется коллекция музея сегодня?

— В основном, за счёт подарков. Не так давно семья пенсионеров принесла нам железную дорогу. Они не знали цены этой игрушки — на аукционе только один вагончик из неё может стоить до $ 500, а вся дорога — минимум $ 3 000. А они её просто подарили. Это «Пионерская железная дорога» на полкомнаты, выпускавшаяся в 1950-х годах в Ленинграде. У нас была такая же, но старенькая и поломанная, а эта абсолютно новая. Другая семья подарила уникальные картонажные ёлочные игрушки 1860-х гг., так называемые дрезденки, — таких игрушек уже не найти. В 1970-х семья академика Богомольца отдала нам старинную фарфоровую куклу. Правда, парик пришлось поменять, поэтому она теперь у нас блондинка, но оригинальная одежда и все остальные детали сохранились.

Комиссия по утверждению образцов существует и сегодня? Какими качествами должна обладать игрушка, чтобы разрешили её производство?

— Ещё до недавнего времени мы работали как Межведомственный совет по игрушке, одно из отделений сертификации. Вначале любой образец должен пройти психолого-педагогическую экспертизу: оцениваются функциональность игрушки, её соответствие указанному возрасту. Игрушка должна быть интересна ребёнку, она не может вызывать отрицательных эмоций, агрессии или быть излишне сексуальной. В этом смысле советские игрушки были лучше, чем те, которые мы получаем сейчас. Понятно, что время другое, но эмоциональная обострённость в игрушках совершенно не нужна маленьким детям с ещё неокрепшей психикой.

Этот психолого-педагогический контроль работает до сих пор. Мы проверяем абсолютно всё: правильно ли написаны и понятны ли детям тексты в настольных играх, удобен ли для глаз шрифт, нет ли на фоне ряби, которая может затруднить чтение… Часто сталкиваемся со смешными и грустными моментами, когда исправляем неграмотные формулировки, а то и грамматические ошибки. Конечно же, мы оцениваем и художественные достоинства игрушки. К сожалению, в 1990-х гг. из-за невостребованности с предприятий ушло много профессиональных художников. Появились частные фирмы, которые не хотят тратить время и деньги на художественное оформление продукции. Раньше, когда художник создавал настольную игру, он думал о композиционном решении поля, красивом исполнении коробки, а сейчас люди без соответствующего образования «лепят» первые попавшиеся изображения, и получаются невероятно сложные для восприятия рисунки.

Например, в кубиках, из которых нужно сложить картинку, такая пестрота, что если их перемешать, то потом уже не собрать. Когда нет ничего, за что ребёнок смог бы «зацепиться», ему становится неинтересно, и он бросает игру. То есть существует ряд законов, которые необходимо соблюдать, чтобы игрушки соответствовали возрасту, были занимательны и, конечно же, несли в себе какое-то знание. Ведь на игрушке учить гораздо легче и проще, чем по книгам; даже некоторые законы физики — тот же закон равновесия — можно наглядно и понятно продемонстрировать с её помощью.

Музей игрушки

Пополняете ли вы фонды современными образцами, чтобы соблюсти исторический принцип формирования коллекции?

— Да, но делать это сейчас очень трудно. Поскольку мы вступаем в общий рынок, то должны признать мировые сертификаты соответствия. По этим законам любое предприятие может заявить, что само несёт ответственность за свою продукцию, и не идти к нам на утверждение. На Западе это работает, потому что из-за большой конкуренции каждая фирма дорожит своей репутацией. Если ребёнок, скажем, прищемил игрушкой палец, то родители подают в суд, и предприятие просто закрывают. У нас пока что никакой ответственности нет, поэтому выпускают что угодно. Это стихийный процесс, и так будет продолжаться некоторое время. Конечно, есть фирмы, которые продолжают проходить у нас сертификацию, но их становится всё меньше и меньше. Однако художественная и педагогическая цензура совершенно необходима, особенно в игрушке. Мы ведь не просто принимаем или не принимаем образец, говорим «да» или «нет». Когда к нам приносят игрушку, не соответствующую стандартам, мы достаём образцы и показываем, что и как нужно переделать, а художники прямо здесь рисуют для предприятий.

То есть, игрушка уже воспитывает не только детей, но и взрослых…

— Да, нужно воспитывать и взрослых, чтобы они становились специалистами в своём деле.

Понятно, что больше всего вас интересуют отечественные игрушки. А есть ли в коллекции зарубежные экспонаты?

— Зарубежные игрушки представлены, но они попадали сюда не систематически: что-то мы закупали, что-то нам привозили в качестве образцов для внедрения в производство. А по отечественной коллекции мы можем проследить всю историю игрушечного производства. В советский период для изготовления игрушек не хватало материалов, оснастки, красителей, фурнитуры. В этом смысле Запад был, конечно, впереди. Допустим, в Германии выпускалось три модели куклы, но у них, в отличие от наших, были разные парики, цвет глаз, одежда. Но идей, да и художников, у нас было больше. Наши модели кукол были сделаны очень грамотно. Их создавали профессиональные скульпторы —Мохрицкая, Смирнова, Светлицкая, которые знали, как сформировать куклу, чтобы она стояла и красиво сидела, чтобы руки поднимались правильно и т. д. И наши куклы отличались не цветом волос, а разными лицами, фигурами, шарнировкой. Было много прекрасных мягконабивных игрушек, но существовало только три типа меха, которые годились для этого. А наши умельцы умудрялись сделать из них 400 образцов игрушек на одной фабрике, и все они были приятные, красивые, функциональные.

Что в вашей коллекции представляет особый интерес, какие есть уникальные экземпляры?

Музей игрушки

— В экспозиции демонстрируются маленькие фарфоровые куколки конца XIX в. из коллекции одной дамы, в своё время купившей их в Харькове у графини Шаховской. Очень интересны мягконабивные игрушки 1930-х гг. Был у нас уникальный набитый опилками медведь, который прошёл всю северную экспедицию на теплоходе «Красин», но, к сожалению, когда случился прорыв отопления в музейном подвале, мишка просто лопнул. Есть расписные куклы художницы Киселёвой, которая одной из первых начала создавать авторские работы. Некоторые из них мы у неё закупали, поэтому имеем порядка 20 её кукол.

А современная авторская кукла вас тоже интересует?

— Современной авторской куклой мы не занимаемся, потому что это не совсем игрушка. Когда у нас проходила специальная кукольная выставка, мы привлекли к ней и создателей интерьерных кукол. Правда, это скорее скульптура для взрослых: она украшает дом, радует глаз… Но мы всё же ориентируемся на детскую игрушку.

А реставрацией игрушек музей занимается? Ведь экспонаты попадают к вам не всегда в хорошем состоянии.

— Да, но совсем немного. Художница Ядвига Шевчук (Василевская), сама создающая авторских кукол, на чистом энтузиазме реставрировала нам игрушки, в основном куклы. А вот чинить и реставрировать технические игрушки у нас некому, хотя моторы и механизмы выходят из строя.

Имея такой обширный фонд, вы наверняка проводите разнообразные выставки?

— Да, разумеется. Была у нас выставка «Кукла знакомит с миром», на которой мы представили кукол в национальных костюмах 38 стран. Открывал выставку посол Бельгии, который лично подарил нам куклу в бельгийском наряде. Три выставки были посвящены ёлочным игрушкам: «Мастерская Деда Мороза», где мы показывали самые разнообразные игрушки-самоделки, выставка старинных новогодних игрушек и очень интересная экспозиция, где демонстрировались разные стили украшения ёлок — народными игрушками, самоделками, оригами, винтажными игрушками и т. д.; были показаны ёлки 1940-х и 1960-х гг., электрогирлянды, первая советская искусственная ёлка 1959 г. и многое другое. Проходила выставка игрушек Киевского механического завода им. Н. Ватутина — у нас сохранилась вся коллекция образцов этого завода. Дети были в восторге от заводных и двигающихся игрушек, а взрослые с радостью узнавали предметы из своего детства. Делали мы и театральную выставку, на которой экспонировались картонажные, теневые, тростевые куклы, марионетки, би-ба-бо, настольные театры и всё, что связано с разными видами театрального искусства.

Есть ли у вас опыт участия в зарубежных выставках?

— Пока нет. Мы привозили небольшие выставки в Крым, Запорожье, Сумы, а для того, чтобы вывезти экспонаты за рубеж, нужно иметь музейный статус, которого до недавнего времени у нас не было. Некоторое время назад здесь была американская миссия, проводившая курсы работников музеев. В США очень интересуются Украиной, в частности советским периодом, и нас просят вывезти около 50 экспонатов для организации там передвижной выставки. Взамен обещают деньги на оборудование, что было бы очень кстати, так как существующему уже более 40 лет. Возможно, это и будет наш первый зарубежный опыт.

Музей игрушки

Что представлено в постоянной экспозиции музея?

— В залах выставлена только отечественная игрушка, и мы стараемся соблюдать исторический принцип построения экспозиции. Игрушка ярко отражает время, в которое была создана. Мы можем увидеть это на примере кукол. В голодное время куклу делали полненькую, сытую, это был идеал ребёнка вплоть до 1960-х гг. А потом типаж изменился, появились «Гимнастка» и «Синеглазка» — стройные куколки с тоненькими ручками и ножками. В хрущёвское время, когда всеми способами пропагандировалась кукуруза, дети стали играть кукурузой-неваляшкой, кукурузой с руками и ногами, на новогодних ёлках повисла стеклянная кукуруза. Таким образом, по игрушке можно рассказать историю страны, производства, культуры, моды, быта.

Один зал целиком отведён под народную игрушку. Попадая сюда, дети приходят в восторг, ведь они и представить себе не могли, что можно играть с такими вещами. Тут есть игрушки тканевые, соломенные, сырные, керамические, деревянные, из кукурузных листьев и т. д. К слову, существует большая путаница относительно народной игрушки. Например, узловую куклу называют «мотанка», а ведь она не моталась, а вязалась узлами. С нами в музее работает специалист, профессор Института этнографии, и мы проводили конференцию, посвящённую народной игрушке, материалы которой были изданы.

А в коридоре устроен «зал сменных экспозиций», который мы постоянно обновляем, делая там тематические выставки. Из-за нехватки помещений в экспозиции нет настольных игр, очень мало музыкальных и спортивно-моторных игрушек, конструкторы только сейчас выставили на время. Чтобы нормально существовать, требуется как минимум 1 000 м 2, а у нас всего 290. Чтобы хранить 15 тысяч образцов, необходимы условия, а у нас коллекция находится в сырых подвальных помещениях фондов.

Хотелось бы организовать музей таким образом, чтобы удовлетворить постоянно меняющиеся интересы детей, — ведь сегодня их привлекает одно, а завтра другое. Поток посетителей у нас постоянно растёт, экскурсии расписаны на два месяца вперёд. Дети часто восклицают: «Да, классные игрушки были у наших предков!» Очень интересно почитать книгу отзывов, хотя она просто лежит на столе, и мы её никому специально не предлагаем. Ученик второго класса написал: «У меня никогда в жизни не было таких впечатлений». И мы счастливы, что наш труд доставляет столько радости и детям, и взрослым.

Беседовала Анастасия Васильева

Опубликовано в журнале "Антиквар", май 2011 г.

Музей игрушки