Журнал Антиквар

Интервью с Сергеем Тарутой: «Собственность коллекционера — это тоже богатство страны»



О законодательных инициативах в сфере сохранения национального историко-культурного наследия и создании Музея частных коллекций мы беседуем с известным политиком, меценатом, сооснователем музея «Платар» и Благотворительного фонда «Платар. Памяти Сергея Платонова», членом Комитета Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности Сергеем Тарутой.

Журнал \"Антиквар\", Сергей Тарута

Беседовала Анна Шерман


— Сергей Алексеевич, мы не раз писали о трипольских, скифских, византийских, древнерусских предметах из вашей коллекции, о выставках, на которых они экспонировались. Казалось, что вы сосредоточены исключительно на памятниках старины… Но вот теперь при вашей поддержке проходит масштабная выставка Ивана Марчука в «Мистецькому Арсеналі»? Почему вы решили стать партнёром этого проекта?

— Иван Марчук — великий художник и великий гражданин. Жить в одно время с этим человеком, общаться с ним, следить за его творчеством — огромная честь для всех украинцев и каждого из нас. Марчук — единственный наш соотечественник, включённый в список «Сто ныне живущих гениев»*. На Западе он был бы невероятно популярен и невероятно богат, но у нас этого, увы, не произошло. Почему? Потому что в Украине не работает механизм капитализации национального богатства. В конце 1980‑х годов Иван Степанович уехал в Австралию, жил в США и Канаде, получил там широчайшее признание, однако через 12 лет вернулся на родину, потому что был уверен, что нужен своей стране. Но спросите у молодёжи, знают ли они, кто такой Иван Марчук, и я думаю, что 99 % ответят: «Нет»… Причины их невежества — не только в них самих. Прежде всего, это результат отсутствия правильной культурной политики. Ведь и молодому поколению, и их родителям никто так и не рассказал о Марчуке как о знаковой личности и гениальном живописце. Им рассказывают совсем о других «звёздах»…

Картины Ивана Марчука на выставке, организованной при поддержке Сергея Таруты. Январь 2016 г.
Фото предоставлено Отделом информации Национального культурно-художественного и музейного комплекса «Мистецький Арсенал»

Картины Ивана Марчука на выставке, организованной при поддержке Сергея Таруты. Январь 2016 г. Фото предоставлено Отделом информации Национального культурно-художественного и музейного комплекса «Мистецький Арсенал»


— Это то, о чём постоянно говорю я: для большинства украинцев явление существует только тогда, когда оно существует в телевизоре. Обсуждалась ли эта проблема в Верховной Раде и в частности в возглавляемом вами подкомитете по вопросам охраны историко-культурного наследия?

— Безусловно. Каждый, кто хоть немного разбирается в законах развития общества, понимает, что культура — это основа государственности, опора, без которой не может быть построена сильная процветающая страна. Однако в последние десятилетия у нас эту опору скорее разрушали, чем укрепляли, в том числе путём «отлучения» культуры от информационного пространства. Исправить эту ситуацию очень непросто, но сидеть и сокрушаться тоже нельзя — нужно работать! В нашем комитете всего семь человек, и он является одним из самых маленьких по количественному составу. Но все его члены — люди неравнодушные и вдохновенные, хорошо знающие весь спектр проблем, существующих в данной области… Сегодняшнюю ситуацию в украинской культуре я бы описал так: это мир, в котором творческие люди — художники, скульпторы, актёры, писатели, композиторы — живут на одном континенте, а Министерство культуры — на другом. Контактировать друг с другом они не могут, поскольку говорят на разных языках. Несовершенное законодательство, которое можно трактовать и так и этак, ещё больше затрудняет общение. Выбрав работу в комитете, я и мои коллеги по сути взяли на себя роль переводчиков, хотя одни и те же слова для чиновника и художника зачастую означают разные вещи… Для нас очень важно, чтобы законодательство, регулирующее отношения в сфере культуры, было понятно людям, которые эту культуру создают, чтобы оно не связывало по рукам и ногам чиновников Минкульта, а стимулировало их двигаться быстрее и мыслить современными категориями.

— Какие проекты законов уже можно внести в ваш актив?

— В течение года мы были сосредоточены на вопросах менеджмента, ведь успех любого дела зависит не только от финансирования, но и от умения управлять — в данном случае учреждениями культуры. Попыткой сдвинуть эту проблему с места стала разработка законопроекта о конкурсе и контракте. Предложенная нами процедура конкурсного отбора — публичного и максимально прозрачного — позволяет проводить именно сравнение концепций и идей, а не сравнение людей. Ну и, конечно, контракт — необходимая современная форма отношений между работодателем (государством) и руководителем учреждения.


Кроме того, мы работали над поиском форм и источников финансирования отдельных направлений культурной отрасли — в частности, кинематографа. Стоит ли объяснять, что кино и теперь остаётся одним из самых действенных способов донесения до сознания масс общечеловеческих ценностей, что оно способно воспитывать, учить, информировать… Проект Закона «О государственной поддержке кинематографии в Украине» уже ждёт голосования в первом чтении. Важно, что к его разработке были подключены специалисты в области кино и киноиндустрии, что были проведены общественные слушания, которые позволили подготовить сбалансированный документ, в равной степени учитывающий интересы государства и «киношников».

Есть и другие проекты, возможно, не такие масштабные, но тоже очень важные. Например, проект закона о доступе к культурным ценностям и культурным благам внутренне перемещённых лиц и ветеранов войны. Он призван устранить досадное несовершенство Закона Украины «О культуре», в котором переселенцы и ветераны АТО не включены в перечень льготных категорий граждан, имеющих право посещать заведения культуры бесплатно. Хотя культура — один из немногих инструментов, который мы можем и должны использовать для социальной адаптации и реабилитации. Надеюсь, что в начале 2016 года Верховная Рада Украины примет этот закон.

Сегодняшнюю ситуацию в украинской культуре я бы описал так: это мир, в котором творческие люди — художники, скульпторы, актёры, писатели, композиторы — живут на одном континенте, а Министерство культуры — на другом


— Какие ещё вопросы будут вынесены комитетом на повестку дня?

— Начнётся год с работы над проектом Закона Украины «Об охране и сохранении недвижимого культурного наследия», опубликованном на сайте Минкульта. Проект сложный, наверняка будет много обсуждений. Но я считаю, что параллельно с ним нужно готовить проект закона о нематериальном культурном наследии.


К сожалению, мы теряем время для реформ во всех отраслях. Поэтому приоритетным является принятие решений, позволяющих начать движение вперёд. Есть планы развития и реформирования культурной сферы, есть несколько разработанных стратегий, есть понимание необходимости реформ. Но чтобы осуществить всё это, нужна политическая воля. Актуальным вопросом является сам базовый Закон Украины «О культуре». Его необходимо осовременить, превратить из «повести о прошлом» в роман о будущем, сделать так, чтобы он не тормозил и не замораживал ситуацию, а открывал новые пути. Страна слишком часто пренебрегала возможностями для осуществления качественных изменений. Теперь это может стать фатальным. Что толку топтаться на месте, не зная, какую стратегию выбрать? Печальные, а лучше сказать, преступные плоды этой «нерешительности» у всех на глазах: обезображенные новостройками исторические центры городов, погибающие природные заповедники, разрушающиеся памятники культуры. Стирается сама память о прошлом, теряется то, что является гордостью страны и могло бы стать средством её капитализации. Ведь туда, где заботятся о сохранении культурного наследия, приезжают миллионы туристов, а значит, развивается туристическая отрасль — самая прибыльная и экологически чистая в системе бизнеса. Нужно это стране? Нужно! Но у нас, к сожалению, собственная выгода зачастую ставится куда выше, чем интересы государства… Новый закон должен воспрепятствовать подобным вещам.

Золотая диадема IV–III вв. но н. э. из коллекции «Платар» на выставке «Слава Украины. Золотые сокровища
исчезнувших цивилизаций». Художественный музей Джослин, Омаха (США)

Золотая диадема IV–III вв. до н. э. из коллекции «Платар» на выставке «Слава Украины. Золотые сокровища исчезнувших цивилизаций». Художественный музей Джослин, Омаха (США)


— Сергей Алексеевич, вы имеете богатый опыт общения с отечественными и зарубежными музеями, знакомы со многими коллекционерами и знаете проблемы, с которыми они сталкиваются. Поможет ли решению этих проблем создание общественного музея частных коллекций, соединяющего в себе функции выставочного зала, депозитария и собственно музея?

— Думаю, что время для появления подобного музея уже пришло. Если ещё 20 лет назад частные коллекции были у нас «подпольными», то сегодня они отнюдь не редкость. Общество привыкло к мысли, что такие собрания существуют, и что по своему уровню они порой не уступают государственным, а может и превосходят их. Однако по сей день не понята ещё одна важная вещь: что собственность коллекционера — это тоже богатство страны. Разве не выигрывает Украина, когда частное лицо приобретает произведения искусства и предметы старины, которые в противном случае могли погибнуть или «уплыть» за границу, когда он заботится о них, финансирует их исследование, показывает на выставках? Разве не повышается престиж страны, когда эти предметы экспонируются за рубежом, представляя Украину как державу с богатейшей историей и культурой? Большинство коллекционеров заинтересовано в том, чтобы их собрания каталогизировались и вводились в научный обиход, чтобы принадлежащими им произведениями любовались соотечественники и люди из других стран. Многие из них справедливо считают свои коллекции весомой частью негосударственного музейного фонда страны, но, наверное, только мы с Николаем Платоновым зарегистрировали все хранящиеся у нас предметы в Министерстве юстиции Украины. Причём сделали это 10 лет назад! Жаль только, что украинское законодательство не позволяет нам как собственникам богатой и уникальной коллекции активнее вводить её в мировой культурный контекст. На мой взгляд, механизм временного вывоза предметов для экспонирования за рубежом должен быть упрощён. Разумеется, если речь идёт о легализованных собраниях.

Мы уже проводили выставки в ряде музеев США. Все бесценные предметы благополучно вернулись в Украину, да иначе и быть не могло… В каждом городе мы стремились вникнуть в американский опыт ведения музейного дела, понять, как можно применить его у себя… Государство и частные коллекционеры являются там партнёрами, и никто не боится, что хранящиеся в приватных музеях предметы вдруг куда‑то исчезнут. Потому что все они внесены в открытые реестры и оцифрованы, а перемещение экспонатов строго отслеживается и фиксируется. Возможно разве что похищение, как в детективе…

Что касается идеи создания Музея частных коллекций, то я её, безусловно, поддержу. Не знаю, поможет ли такой музей решению всех проблем, но то, что он позволит чаще экспонировать частные собрания — уже немало. Насчёт формата нужно подумать, поскольку выставочное пространство и музей — совершенно разные вещи. Цель музея — сохранять и изучать, цель выставки — привлечь внимание к определённому периоду, художественному явлению, творчеству того или иного автора. Хотя нередко именно выставки являются толчком к более глубокому исследованию… Необходимо продумать и такие важные вещи, как защита предметов от хищений или повреждений, обеспечение климат-контроля в залах и фондовых помещениях. Владелец, передающий произведения на выставку или долговременное хранение, должен быть полностью уверен в их безопасности, а такие гарантии, на мой взгляд, может дать только государство. И потому его роль в решении этого вопроса очень важна. Без поддержки государства реализовать планы по созданию музея будет непросто.

Трипольская керамика из коллекции «Платар» на выставке «Слава Украины. Золотые сокровища исчезнувших цивилизаций»

Трипольская керамика из коллекции «Платар» на выставке «Слава Украины. Золотые сокровища исчезнувших цивилизаций»


— Каких ресурсов требует музей личных коллекций в современных украинских реалиях?

— Пожалуй, основной ресурс — это стремление коллекционера сохранить историческое и культурное наследие страны, сделать его достоянием нации. Мы знаем немало примеров, когда частные собрания становились основой крупнейших государственных музеев, в том числе и в Украине. Знаем о меценатской деятельности, благодаря которой создавались шедевры архитектуры, живописи, музыки, появлялись общедоступные музеи, и первыми экспонатами в них были предметы из частных коллекций! На мой взгляд, только консолидированные действия меценатов, коллекционеров и государства помогут в осуществлении планов по созданию нового музея.