Журнал Антиквар

Десоветизация должна начинаться с Минкульта


О приоритетах национальной культурной политики, пересмотре функций Министерства культуры и важности государственной поддержки базовых культурных учреждений рассказывает кандидат философских наук парижского Университета им. Дени Дидро, стипендиат французского правительства по программе Министерства культуры и коммуникаций Франции «Культурные политики. Менеджмент международных культурных акций» Оксана Мельничук.  Поскольку всё это напрямую задевает интересы творческого сообщества, не самого большого, но способного к активным ответным действиям, не удивлюсь, если именно проблемы культуры, а не социальные или экономические, станут ахиллесовой пятой нынешнего правительства.


кандидат философских наук парижского Университета им. Дени Дидро, стипендиат французского правительства по программе Министерства культуры и коммуникаций Франции «Культурные политики. Менеджмент международных культурных акций» Оксана Мельничук


— Как бы вы охарактеризовали то, что сейчас происходит в системе управления культурой, культурной политике страны в целом?

— Прежде всего, хочу указать на несоответствие стиля руководства отраслью уровню развития общества, которое ушло далеко вперёд и ожидает от власти прозрачности и публичности. Вот и нынешний кризис вызван тем, что управленческий аппарат не реформируется. Самый яркий тому пример — Министерство культуры с абсолютно кулуарным принятием решений, отсутствием консультаций с экспертной средой, назначением на должности своих людей, кумовством и коррупцией.

— Давайте попробуем отойти от вопроса формы, то есть механизмов управления, и обратиться к проблеме содержания культурной политики. На что, по вашему мнению, нужно обратить особое внимание правительству и гуманитарному вице-премьеру, какие первоочередные меры должны быть предприняты в нынешней ситуации?

— Тут важно уяснить, что мы подразумеваем под культурной политикой, какой смысл вкладываем в это словосочетание? Культурная политика — это система регуляции отношений в социокультурном пространстве Украины. А чтобы она соответствовала ожиданиям общества, ей не­ б­ о­ имо учитывать о х д выдвигаемые самим обществом проблемы и запросы. То есть содержание культурной политики неразрывно связано с формой, теми же механизмами прозрачности и публичности.

Сегодня важнейшей задачей страны является консолидация украинского общества. Министерство культуры, со своей стороны, должно было бы предложить ряд национальных проектов. Такими проектами могли бы стать театральный фестиваль, конкурс киносценариев на темы из украинской истории. Причём отбор проектов целесообразно проводить на конкурсной основе. Любому министру культуры стоило бы инициировать диалог по поводу переоценки советского периода истории Украины. Дип­ ломатическое решение предусматривает дискуссии, поэтому сейчас особенно важно говорить. Когда у поляков спрашивают, как им удалось побороть постсоветские последствия в культуре, те отвечают, что очень много и долго говорили об этом. К слову, так же долго и много они обсуждали проблемные вопросы общей польско-украинской истории.

Вспомните сериал «Рим» и представьте, что в Украине запускают нечто похожее, охватывающее период от князя Игоря до Владимира Мономаха. Вот что нужно делать, чтобы мягко, красиво, убедительно передавать те месседжи, которые никакими лозунгами не донести…

— То есть культуре и искусству в современном обществе доверяют серьёзные терапевтичес­кие функции?

— В Западной Европе популярно такое высказывание: «Чем больше денег вы тратите на культуру, тем меньше тратите на полицию». Культура — это своего рода регулятор общественного спокойствия. Я уже говорила, что интеллигенция очень остро чувствует проблемы страны. Она первой реагирует на социальную несправедливость и начинает подавать «сигнальные знаки», проявляющиеся в творчестве. И если у руля находятся люди грамотные, то рефлексии креативного класса становятся для них индикатором процессов, на которые надо адекватно реагировать.

— Есть ли среди украинских чиновников от культуры такие люди?

— Министерство культуры — единственное министерство, которое вообще не менялось за 25 лет существования независимой Украи­ны. Там есть кадры, работавшие ещё при царе Горохе. Поэтому правильнее всего было бы просто закрыть его на ремонт и всё начать с белого листа. В том виде, в котором Минкульт существует сейчас, он не подлежит реформированию. Там нужно произвести полный перенабор кадров подобно тому, как поступают с департаментом ГАИ. Когда анализируют перспективы любого реформаторского решения, сразу же возникает воп­ рос: «Кто будет против реформы?». В данном случае против будут работники Министерства, потому что единственное, чем они занимались за последние 20 лет, — самосохранением. Никакого раз­ ития в за это время не происходило — у них даже бюджета на развитие не было. Это главная тормозящая сила реформы в культуре.

С другой стороны, нужно понимать, что управлять культурой невозможно: это объективная реальность, которая существует независимо от того, есть министерство или нет, ведётся культурная политика или не ведётся. Мы все живём в культурном поле, и можно только регулировать правила его возделывания, чтобы всем в нём жилось комфорт­но. Это и есть главная задача министерства.


Балет «Перекрёсток» на музыку Мирослава Скорика на сцене Национальной оперы Украины в исполнении «КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТА». Постановка Раду Поклитару;  сценография Александра Друганова; продюсер Оксана Мельничук. Фото А. Друганова Балет «Перекрёсток» на музыку Мирослава Скорика на сцене Национальной оперы Украины в исполнении «КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТА». Постановка Раду Поклитару;  сценография Александра Друганова; продюсер Оксана Мельничук. Фото А. Друганова

— Министр Кириленко время от времени декларирует свои намерения относительно новых правил поведения в культурном пространстве. Как вы их оцениваете?

— Достаточно критично. Совершенно безответственно звучит его заявление о том, что всё в культуре должно быть самоокупаемо. Это действительно королевская привилегия — финансировать театры и музеи, однако те страны, которые это понимают и тратят деньги на храмы искусств, на учреждения, которые не могут жить по рыночным законам, но которые должны определять стандарты вкуса, имеют высокоразвитую культуру.

— Это значит, что каждая страна, считающая себе культурной, обязана поддерживать ряд институций, являющихся как бы хранителями базовых эстетических и мировоззренческих ценностей?

— Именно так. И если эти хранители будут идти на поводу у рынка, мы превратимся в Бродвей. Давайте будем строить рыночную экономику, а не рыночное общество. Нужно прос­ то посмотреть и сравнить, где в культуре базар, а где она является частью государственных приоритетов. Это же и есть то, что формирует нашу идентичность, что важно для существования страны.

А когда министр культуры говорит, что памятники культурного наследия должны зарабатывать на своё содержание, это означает, что он ничего не смыслит в культурной политике и требует немедленной замены на такую личность, которая в первую очередь пользуется неоспоримым авторитетом в профессиональной среде, является пульсом этой среды и этой же средой предложена, а не назначена сверху в силу непонятных и непрозрачных коалиционных договорённостей.

Беседовала Анна Шерман