Журнал Антиквар

Как выживают музеи Донецка

Леся Ганжа . Текст из журнала "Антиквар" #89: "Приоритеты культурной политики"

Культурная жизнь в Донецке ключом не бьёт, но сказать, что её нет, было бы неправдой. Работают музеи. Оперный и музыкально-драматический театры. Кинотеатры. Филармония. Устраиваются выставки...


Спектакли идут только по субботам и воскресеньям, и не по вечерам, а в 14:00 — чтобы люди успели разъехаться по домам до темноты. В филармонии проходят концерты с названием «Музыка для мобильных телефонов». В Опере ставят спектакли, декорации которых уцелели после того, как в складские помещения театра попали снаряды. В кинотеатрах показывают «50 оттенков серого». На украинском языке, который в «ДНР» второй государственный.

Зарплату работникам культуры, пусть нерегулярно, но платит «ДНР». Украина ни денег, ни распоряжений не даёт. Музеи фактически оказались без помощи государства, без средств к существованию, без поддержки со стороны ведомств, которые долгие годы «руководили» их деятельностью. На примере объектов культурной сферы очевидно всё бессилие украинской государственной машины, которая не смогла предложить ни единого варианта решения проблем, связанных с чрезвычайной ситуацией. Выживание музеев стало делом самих музейщиков, которые собственными силами спасали коллекции и ходили на работу под обстрелами.

Донецкий областной краеведческий музей

Донецкий областной краеведческий музей

Донецкий областной краеведческий музей

Донецкий областной краеведческий музей

У Донецкого краеведческого музея — того самого, что серьёзно пострадал в августе 2014-го и где разбомблён зал панорам, четыре филиала. Три из них находятся на украинской территории.

Звоню в музей-усадьбу Сергея Прокофьева — в село Красное Красноармейского района. Фактиче- ски это Украина, но за зарплатой коллектив музея ездит в Донецк, где получает её от «ДНР». «Формально нас никто не увольнял, просто в июле Украина перестала нам платить», — рассказывает директор музея Ольга Пузик. Сотрудники не жалуются, понимают: «время такое». Радуются, что их не бомбили. Говорят, что посетителей принимают, как и прежде.

Новые экспонаты Донецкого областного краеведческого музея

Новые экспонаты Донецкого областного краеведческого музея

Новые экспонаты Донецкого областного краеведческого музея


Ситуацию по выплатам подтверждает исполняющая обязанности замдиректора Донецкого областного краеведческого музея Татьяна Койнаш: «Последние деньги от Украины получили в июле, от „ДНР“ было три зарплаты — за сентябрь, октябрь и ноябрь. Что дальше и когда следующая выплата неизвестно».

По словам Татьяны Павловны, вопрос об эвакуации музея даже не стоял. Приезжал замминистра культуры с вопросом «что делать?», однако ни транспорта, на котором можно было бы вывезти коллекцию, ни дельного совета не дал. «У нас в зале природы стоит скелет мамонта — второй по величине на Украине. Как мы его разберём? На что погрузим? Куда повезём? Он у нас под бомбёжками всю зиму и простоял, на своём хребте весь музей держит...»


Жизнь Донецкого краеведческого разделилась на «до» и «после» 14 августа. До этого дня он работал в обычном режиме, принимал посетителей. В августе пережил четыре тяжелейших обстрела. Первое время после обстрелов музейщики занимались только разбором завалов. Экспонаты решили срочно перенести в фондохранилище.

На помощь музею пришли волонтёры — жители города. ежедневно до 60 человек. Вместе с ними сотрудники ремонтировали кровлю, которая была, как решето. Из 400 окон целыми остались 20. «Это был очень страшный период: надвигалась зима, окон нет, только с четвёртого или пятого раза запустили отопительную систему, все скелеты пришлось укутать... Ну, вроде, зиму пережили», — с облегчением вздыхает Татьяна Койнаш.

В городе весна, солнце и перемирие — с неделю не стреляют, взрывы слышны лишь в ра- йоне аэропорта, и то, говорят, будто это работы по разминированию.

Во время обстрелов пострадали хрупкие вещи — фарфор, фаянс. Татьяна Павловна рассказала, что помощь в восстановлении пред- метов предложили Дубненский археолого-краеведческий музей, Москва и российское общество «Наследие», а вот от украинских коллег предложений не поступало. О взаимоотношениях с властью говорит, как и многие люди в Донецке, сдержанно: «Власть она и есть власть... Ставит задачи — мы выполняем. Главная задача у нас никогда не менялась: сохранение музейных ценностей. Меняются разве что условия, в которых мы её выполняем».

В минкульте «ДНР» прорабатывается вопрос о выделении музею другого здания в историческом центре Донецка. Скорее всего, он переедет в дом бывшей Братской школы постройки 1914 года. В самой коллекции появились новые экспонаты, прибывшие из-под Макеевки, Иловайска, Харцызска («Всё, что там собрали на поле боя, мы выставили в музее»), а также плакаты и панно из-под Донецкой ОГа. «Сейчас мы готовим выставку, посвящённую годовщине событий...» — говорит Татьяна Павловна. Каких событий — не уточняет. Здесь никто не уточняет...

Донецкий областной художественный музей

Донецкий областной художественный музей

«Когда рядом с музеем весной взорвалась машина, и мы поняли, что начинается настоящая война, то первым делом спрятали коллекцию. У нас более 15 тысяч экспонатов — и европейское искусство, и украинское, и русское, и античные предметы...» — рассказывает замдиректора по научной работе Марина Третьякова.

Весной в музей приезжали представители Министерства культуры Украины. Вопрос об эвакуации, по словам сотрудников, не поднимался. Министерство советовало им «держаться», и они держались...

Музейщики считают, что Украина официально отказалась от них 1 сентября. Три раза они получили зарплату от «ДНР», однажды обратились с письмом о помощи в Фонд ахметова. единственный раз им привезли гуманитарную помощь. «а ещё наши друзья из Украины присылали посылки, — добавляет Татьяна Третьякова. — Там и моющие средства были, и даже пакетики с изюмом». Посетители в музей ходят. Несмотря на то, что постоянной экспозиции там нет. В залах проводятся выставки, и каждый день — видеолекторий, рассказывающий о музейной коллекции.

В этом году Донецкому областному художественному музею исполнилось 75 лет. Юбилей. Думали отметить... Но пока готовят выставку из запасников к 70-летию Победы. Благо, произведений на военную тематику там достаточно. В основном соцреалистических. Есть и новые поступления — в это тревожное время музею много дарят. Например, на последней фондовой комиссии музей принял коллекцию петербургского графика Владимира Шистко, мастера офорта. его родственники передали в дар ранние произведения художника.

«Некоторые фирмы и художники, уезжающие из города, просили „приютить“ их коллекции. Мы вынуждены были отказать — и свои фонды едва разместили, — рассказывает Марина Третьякова. Вспоминает, как и рабочие, и реставраторы, и искусствоведы, и бабушки-смотрительницы занимались укрытием экспонатов. — Постоянный гул и рёв, а люди ехали на работу, добираясь подчас из очень опасных районов. Но музей никто не бросил...»

— У нас очень хороший музей, — будто уговаривает меня Марина Владиславовна. — Главное напишите, что он сохранён, работает. И коллектив наш сохранён...

После паузы продолжает: «Вой снарядов — это ужасно. Можно было, теоретически, уехать в Киев. Я даже думаю, что смогла бы устроиться в какой-то музей — всё-таки меня знают, столько лет проработала... Но музейной зарплаты вряд ли хватило бы даже на жильё...»

Художественно-выставочный центр «Арт-Донбасс»

Вход в Художественно-выставочный центр «Арт-Донбасс»

Вход в Художественно-выставочный центр «Арт-Донбасс»

В марте, когда я была в Донецке, в «арт-Донбассе» проходила выставка «Музыка в красках». В целом, с октября по март там состоялось девять крупных выставок. На одной из них, посвящённой 90-летию Краеведческого музея, было представлено 900 (!) экспонатов.

Григорий Тышкевич, народный художник Украины один из участников «музыкальной» выставки. В экспозиции — три его работы. «Я отношусь к категории „детей войны“, а сейчас мы стали „дедами войны“», — рассуждает Григорий Антонович. Он сравнивает искусство с травой, способной пробиться сквозь асфальт. И говорит, что неправда, будто музы молчат, когда говорят пушки. Он молчать не может. Правда, из-за того, что краски подорожали и холст заканчивается, сейчас меньше пишет картины, а больше — стихи: «Только как рассказать внукам — кто воюет, зачем и за что...»

— А вы слыхали, как ляшко говорил, что нас надо в крови утопить? а «Правый сектор» заявляет: «Нет, мы не фашисты, мы хуже фашистов». Вы такого не слыхали? Кто отдаёт такие приказы — стрелять в свой народ? Мы же на Киев не наступаем, а тут колошматят целенаправленно...

— Это не забывается. ломается психика, всё ломается... Когда тебя просто ни за что уничтожают, — говорит Екатерина Калиниченко, директор «арт-Донбасса».

С «начала событий», как принято выражаться в Донецке, Центр не работал только один месяц — август, когда в городе невозможно было находиться из-за обстрелов.

Зарплату в «арт-Донбассе» получали, как и в других музеях: до июля — от Украины, за сентябрь, октябрь, ноябрь — от «ДНР». Суммы более чем скромные — 1500 гривен, а вот денег на содержание Центра вовсе нет. По словам директора, не на что купить даже лампы: «В декабре одна лампа стоила 35 гривен, сегодня — не меньше 85. а их нам нужно 273!»

Однако Центр продолжает работать, и 9 апреля здесь открылась новая выставка — «Пасхальная радость», подготовленная совместно с Донецким краеведческим музеем.

Народный художник Украины Григорий Тышкевич

Народный художник Украины Григорий Тышкевич