Журнал Антиквар

Украинским музеям продают некачественное страхование

Кто покупает услуги арт-страхования в нашей стране? Сколько это стоит? Какие риски готовы покрывать страховщики? На эти и другие вопросы отвечает Антон Ильченко, директор по продажам СК «Альфа Гарант», владелец компании — страхового посредника «Финанс-сервис».

— Представим такую ситуацию: художник, дилер, частный коллекционер вывозит принадлежащие ему картины на зарубежную выставку, арт-ярмарку или аукцион. Обязательно ли их страховать?

— Чтобы вывезти из страны культурные ценности необходимо получить соответствующее разрешение в Министерстве культуры Украины. Среди прочих документов, которые подаются вместе с заявкой в министерство, должен быть и договор страхования. Процедура оформления заявки одинакова для всех — и для частных коллекционеров, и для государственных и коммунальных музеев.

Соответственно каждый из владельцев или балансодержателей предмета искусства должен позаботиться о том, чтобы заключить договор страхования. Если речь идёт о предмете, который не отнесён в установленном порядке к культурным ценностям, то решение о его страховании при перемещении через границу владелец или его представитель принимает по-своему усмотрению. Что касается страхового покрытия, то необходимо обеспечить страховую защиту как во время транспортировки культурной ценности, так и во время её экспонирования.

Очень важным моментом является то, что в соответствии с украинским законодательством мы говорим о двух совершенно разных видах страхования — страховании предмета искусства как груза в момент его перемещения и страховании его как движимого имущества в момент экспонирования. Если упустить один из этих моментов, то страховая защита будет неполной и не обеспечит покрытия всего комплекса рисков, связанных с вывозом предмета искусства для экспонирования либо продажи. Таким образом, страховая компания должна заключать два договора: договор страхования груза и договор страхования движимого имущества. На заключение этих договоров требуются отдельные лицензии и применение разных правил страхования, утверждённых Национальной комиссией по регулированию рынков финансовых услуг Украины. Возможно также заключение одного комплексного договора, однако в украинской практике такие договоры практически не используются. В то же время на западноевропейском страховом рынке и рынке страхования США профильные компании предлагают один комплексный продукт, обеспечивающий страховое покрытие «Wall to wall» с учётом всех рисков, связанных с перемещением и экспонированием предмета искусства.

— Что вы можете сказать о качестве украинского арт-страхования?

— Сегодня ни одна компания не занимается страхованием предметов искусства профессионально. Как правило, клиенту предлагается классический договор страхования имущества, а он, к сожалению, не всегда способен обеспечить необходимую страховую защиту. И, соответственно, не всегда подходит клиенту. Стандартные риски, которые предусмотрены в договоре страхования имущества, не характерны для страхования предмета искусства. Например, ни в одном договоре страхования имущества не говорится о покрытии утери товарной стоимости предмета искусства. Это значит, что, если картина будет повреждена при перевозке либо в момент экспонирования, стоимость её на рынке (даже при удачной реставрации) снизится, однако владелец не получит соответствующей компенсации. Аналогичная ситуация возникает и со страхованием парных предметов искусства.

Сегодня в Украине достаточно сложно найти страховое покрытие, предусматривающее компенсацию полной стоимости нескольких парных вещей (статуэток, ваз, предметов сервиза и пр.) в составе единого произведения или экспозиции в случае уничтожения одного из них. Проблем действительно много, при этом ситуация осложняется ещё и тем, что многие серьёзные страховщики, в том числе дочерние структуры транснациональных страховых групп, попросту отказываются работать в арт-сегменте страхового рынка из-за непонимания его особенностей. Это создаёт условия для деятельности не вполне добросовестных страховщиков, а иногда и просто аферистов. Пользуясь неосведомлённостью участников арт-рынка в вопросах страхования, они идут на что угодно, дабы получить страховой платёж. Это может быть обман относительно набора страховых рисков, исключений из страхования, условий страхования, удержание крупных рисков из-за нежелания нести затраты на их перестрахование и пр.

В той же мере всё это касается страхования временно вывозимых для показа на зарубежных выставках культурных ценностей, находящихся в коммунальной и государственной собственности. Обычно руководители наших музеев не вникают в суть вопроса, полагая, что если вверенный им музей заключил договор страхования, то он должен покрыть все риски, связанные с перевозкой предмета искусства. По сути же, в большинстве случаев они получают бесполезный набор бумаг формата А4 по цене в несколько тысяч гривен.

— Каков порядок цен на услуги страхования произведений искусства и предметов антиквариата?

— Всё зависит от того, что и как мы будем страховать. Самым дешёвым окажется страхование картин или антиквариата, находящихся в торговых залах, галереях, салонах, клубах и т. д. Дело в том, что в Киеве наибольшее количество галерей расположено в старых зданиях с изношенными коммуникациями. Из-за этого возникает риск повреждения предметов в результате залития водой, пожара и пр. Обоснованный порядок цен на такое страхование — 0,3–0,7 % в год от стоимости произведения.

Второй вид страхования, на который сейчас существует спрос, — страхование предметов искусства при вывозе за рубеж для продажи либо экспонирования. Здесь на цену будет влиять множество факторов: провенанс произведения, история его продаж, в какой упаковке, каким транспортом и какой компанией оно перевозится… Далее учитывается система безопасности залов, в которых эти работы собираются экспонировать. Западные страховые компании разделяют выставочные залы на несколько категорий в зависимости от наличия систем видеонаблюдения, сигнализации, режима предварительной регистрации, входа по пропускам и т. п. Чем выше категория зала, тем ниже тариф. Суммарная стоимость комплексного страхования, включающего перевозку и экспонирование, составляет 0,7–3%. Многое зависит и от того, оставит ли компания риск на себе или будет его перестраховывать. Российское перестрахование, например, существенно ниже в цене, чем западное. Поэтому здесь к вопросу можно подходить очень гибко, исходя из пожеланий клиента, особенностей предмета искусства, условий его перевозки и экспонирования.

— Как страховые компании определяют стоимость самого произведения?

— Для этого существует несколько научно обоснованных методик. Однако расчёты, произведённые в соответствии с положениями ряда таких методик, не в полной мере отражают реальную рыночную стоимость предметов искусства. Поэтому проблема рыночной оценки стоит очень остро.

Если предполагается достаточно высокая оценочная стоимость произведения, то художник, галерист или руководитель музея должны заранее согласовать со страховой компанией кандидатуру оценщика, которому будут доверять обе стороны. Кроме того, желательно оговорить ещё один важный пункт, не позволяющий страховой компании в течение всего действия договора производить перерасчёт рыночной стоимости застрахованного предмета искусства. Если компания не согласится с указанной оговоркой, то при повреждении или уничтожении предмета искусства она может отказаться выплачивать страховое возмещение в полном объёме.

В соответствии с действующим законодательством страховщик не имеет права возмещать убыток в размере, превышающем рыночную стоимость повреждённого или уничтоженного имущества. В то же время он имеет право уменьшить выплату страхового возмещения, если страхование было произведено не на полную рыночную стоимость. В данном случае стоимость возмещения уменьшится пропорционально соотношению рыночной цены объекта страхования и страховой суммы (стоимости) по договору страхования. Учитывая колебания цен на арт-рынке, мы советуем всегда обращать внимание на этот момент. При урегулировании страхового события это позволит избежать возможных потерь и судебных разбирательств.

— Кто страхует музейные экспонаты для международных проектов?

— Если их вывозит украинский музей, то страховать будет украинский страховщик. Как правило, к выбору кандидатуры руководство подходит довольно легкомысленно. Директор поручает сделать это бухгалтеру, секретарю или другому сотруднику, которые чаще всего выходят на страховых агентов через своих знакомых. Агенты же в большинстве не в состоянии продавать ничего, кроме автострахования. И помочь им в страховой компании тоже никто не сможет, поскольку там отсутствуют необходимые специалисты. Вот и начинают вспоминать, кто и когда делал нечто подобное. При этом совершенно не очевидно, что это в своё время было сделано правильно. Понятно, что при составлении договора не учитываются ни специфические риски, ни требования к перевозке, упаковке и пр. В результате музей получит достаточно жёсткий договор (в силу того, что его оформят на шаблоне, предназначенном для страхования обычного движимого имущества, страховщик попытается отсечь все нехарактерные для такого имущества риски — локальные повреждения, бой, разрывы и пр.), и условиями страхования будут исключены практически все случаи повреждения предметов искусства.

Поэтому главным образом покупаются абсолютно некачественные договоры, из-за которых, в случае уничтожения или повреждения экспонатов, у руководства музея и чиновников Министерства культуры Украины могут возникнуть серьёзные проблемы.

— А когда в Украину ввозят экспонаты из зарубежных коллекций?

— Там действует аналогичный порядок. Чтобы получить разрешение на вывоз, музей или частное лицо должны застраховать предмет искусства в компании-резиденте. Но я сталкивался с тем, что кураторы международных проектов искали страховщиков в Украине. К сожалению, схема отбора страховщиков и определения условий договора остаётся непрозрачной. И, опять же, очень часто те договоры, которые предлагаются страховщиками, не перестраховываются либо перестраховываются фиктивно. Как ни парадоксально, но все надеются на авось, так как на территории Украины никаких серьёзных страховых событий с предметами искусства не происходило.

— Российские музеи, вывозя экспонаты за рубеж, требуют от принимающей стороны предоставления гарантий судебного иммунитета. Подобные риски могут страховаться?

— Никогда с этим не сталкивался. Знаю, что в Западной Европе и Америке участились случаи, когда частные лица отсуживают картины, которые ранее принадлежали их родственникам, были реквизированы нацистами и в результате серой перепродажи попали в музеи. Но страхование титула собственности предмета искусства в условиях сегодняшней Украины — просто нонсенс. Ни один страховщик не возьмётся за это.

— Насколько нам известно, украинские музеи, обмениваясь экспонатами в пределах страны, практикуют что-то вроде эрзацстрахования, в частности предусматривают в договорах пункты о компенсации возможного ущерба, исходя из ими же установленной стоимости предметов.

— Легальной практики страхования музейных предметов при перемещении их по территории Украины пока не существует. Тут никто ничего не страхует вообще.

Что же касается оценок, то пересмотр стоимости, предложенной музеем, — вопрос компетентности страховщика. Потому что взять на страхование объект и получить деньги не проблема. Проблема в том, чтобы выполнить возложенные на себя обязательства. Страховщик, который ответственно подходит к делу, всегда задумается: сможет ли он выполнить все пункты договора, считает ли он оценку адекватной. И абсолютно нормально в какой-то ситуации отказаться от страхования. Если же страховая компания не считает цифру обоснованной и всё равно идёт на страхование, чтобы получить платёж, это, как минимум, недобросовестно с её стороны.

— Есть ли в Украине сертифицированные оценщики, имеющие опыт работы с произведениями искусства, антиквариатом?

— Оценщиков достаточно. Но большие сомнения вызывает качество их работы. По сути рынка страхования искусства у нас ещё нет, а фамилии оценщиков, с которыми уже никто не хочет работать, увы, есть.

— Ваша компания имеет опыт страхования частных коллекций?

— Опыт украинских страховщиков связан в основном с государственными учреждениями и теми международными проектами, которые реализуются на территории Украины. Владельцы частных коллекций по ряду причин уходят от страхования. Во-первых, это глобальное недоверие к страховым компаниям, во-вторых, нежелание открывать свои коллекции посторонним.

Кроме того, в Украине в частных руках находится немало работ, стоимость которых порой превосходит финансовые возможности страховых компаний. Возникает необходимость перестрахования. В этом плане украинские компании выглядят не так внушительно, как дочерние компании транснациональных страховых групп. При этом среди иностранных страховщиков всего три-четыре фирмы, которые имеют блок арт-страхования в своих облигаторных программах и могут оперативно принять решение о заключении договора страхования имущества. Но, как я уже говорил, особенного желания работать в арт-сегменте у них нет.

Поэтому для размещения крупных рисков мы вынуждены пользоваться фронтингом. Мои специалисты в компании-посреднике подбирают профильного иностранного перестраховщика, согласовывают с ним приемлемые цены и условия страхования. После того мы заключаем через украинскую компанию договор страхования, и весь риск в полном объёме передаём иностранному перестраховщику. Украинская компания получает небольшую плату за фронтирование и обслуживание клиента на территории Украины, а выполнение её обязательств перед клиентом обеспечивается рейтинговым перестраховщиком. В случаях, когда мы работаем по фронтингу, наш клиент в Украине понимает, где и на каких условиях мы разместили его риск, получает подтверждающие документы.

Следует отметить, что западные перестраховщики достаточно щепетильно относятся к сделкам по перестрахованию рисков, связанных с украинскими арт-проектами либо крупным коллекциям. Если мы говорим о перестраховании, скажем, в Лондоне, то цена страхования частных коллекций может достигать здесь 3%, что, конечно же, очень дорого.

Основываясь на собственном опыте, могу сказать, что в последнее время к арт-страхованию начали проявлять интерес отечественные галеристы, владельцы антикварных салонов, у которых существует проблема с сетями водо- и теплоснабжения, электропроводкой. Это понятные, прозрачные риски, не вызывающие сложностей с возмещением.

— А риски кражи?

— Вы, наверное, удивитесь, но сейчас риски кражи практически никого из владельцев галерей не интересуют. Системы безопасности, которые они установили, позволяют полностью рассчитывать на свои силы, а переплачивать люди не хотят. Есть случаи, когда владельцы галерей за свои деньги полностью либо частично меняли в домах коммуникации, чтобы защитить свои помещения от потопов.

Ещё галеристы начали интересоваться страхованием работ, отправляемых ими на зарубежные аукционы. Если застраховать эти вещи как обычное имущество, и они будут повреждены во время транспортировки, то получение страхового возмещения достаточно сомнительно. Услуги компании, занимающейся транспортировкой предметов искусства, не каждому по карману, поэтому дилеры и владельцы галерей вынуждены обращаться в курьерские службы, осуществляющие отправку за рубеж. Однако объёмы ответственности курьерской службы достаточно ограничены. Все факторы риска должны быть отражены в договоре страхования — это дороже, но надёжнее.

— То есть, когда дилер или художник пересылает работы курьерской почтой, они их не страхуют?

— Практически ни один страховщик не хочет браться за картину стоимостью 40–50 тысяч гривен. Правда, компании курьерской доставки предлагают услугу псевдострахования: от заявленной стоимости они берут определённый процент и гарантируют возмещение стоимости в случае, если вещь придёт в негодность в результате перевозки. Но когда дело касается искусства, эти гарантии сомнительны. Снова встанет вопрос определения цены, соответствия заявленной стоимости и рыночной цены объекта в момент, когда он был повреждён, стоимости реставрационных работ и т. д. Я часто сталкиваюсь со страхованием грузов курьерскими компаниями и могу сказать, что условия транспортировки картин таким способом недостаточно хороши, ведь картину будут перегружать со всеми остальными вещами. Галеристы говорят, что полотна получают повреждения даже при перевозке известными службами доставки.

— Когда, по вашему мнению, ситуация с арт-страхованием может нормализоваться?

— Это не зависит от наших макроэкономических показателей или политической ситуации в стране. Мы должны пройти обычный эволюционный путь. На данном этапе очень сложно найти перестраховочные программы, которые перекрывали бы большинство рисков, связанных с перемещением и экспонированием произведений искусства, с размещением их в наших галереях. Я работаю в страховании более 10 лет, но мне понадобилось полгода, чтобы подобрать качественное покрытие, убедить людей, давших это покрытие, отобразить в договорах условия перевозки, хранения и прочее. С увеличением спроса на данные услуги будет расти и рынок. Конечно, иногда могут допускаться какие-то ошибки, но на этих ошибках можно будет учиться и совершенствовать данный сегмент страхового рынка.

Беседовала Мария Руденко