Круглый стол «Где брать дополнительные средства на производство украинских фильмов?», проведённый 4 марта 2015 г. в Доме кино по инициативе «Телекритики»

Наталья Лигачёва: «Нужно обучать медийщиков освещать культурную тематику»

Наталья Лигачёва, журналист, основатель интернет-издания «Детектор медиа», экс-шеф-редактор портала «Телекритика»

— Недавно я перечитала свои тексты 2002 года для «Телекритики». Речь шла о ситуации на канале «Культура», о том, что создаваемый ими продукт анахроничен и по сути неприемлем. За 13 лет ничего не изменилось. Современный высокотехнологичный культурный медиаконтент так и не появился, архаичный продолжает своё жалкое существование. Что делать?

— Кое-какие подвижки всё‑таки есть, но их можно заметить не столько в традиционных, сколько в электронных СМИ. Что касается телевидения, то изменения там произойдут лишь в том случае, если кто‑то будет в этом заинтересован. В первую очередь — государство, у которого, впрочем, на всё одна отговорка: «Денег нет, платить нечем». На самом деле мы прекрасно понимаем, что деньги есть, и если бы при власти находились люди, которых судьба культуры волнует чуть больше, чем судьба собственного кошелька, то средства бы нашлись.

— Проблема в том, что на правительственном уровне никто не осознаёт роли культуры как фундамента государства, того, что, не имея этой опоры, невозможно поднять страну.

— Я думаю, что сейчас, в условиях войны, именно культура во многом определяет настроение общества, его реакцию на то, что происходит. И если раньше нас убеждали, что она зиждется на экономическом базисе, то теперь нужно хорошо подумать, «что на чём стоит». Вопрос в том, что это мало кого заботит. Смена элит на Майдане никак не повлияла на ситуацию в культурной сфере, а людей, которые пытаются что‑то делать, система всё равно выталкивает.

И всё‑таки, я верю в позитивные изменения. Хотя бы потому, что Украина определилась с выбором и не пытается, как прежде, «проскочить между капельками». Мы окончательно развернулись в сторону Запада, отключили российские телеканалы и отказались от российских сериалов, а, значит, будем думать о том, чем заполнить эту брешь.

— А помните, сколько мы писали в той же «Телекритике» о необходимости производства собственного контента?!

— Да, потому что задумывались над тем, кто и что вкладывает в умы наших сограждан, кто влияет на их мировоззрение. Теперь уже поздно говорить об упущенном, но олигархи, которые будут отстраивать Донбасс, должны понимать, что им придётся тратить деньги не только на восстановление заводов, но и на изменение сознания живущих там людей. А для этого, прежде всего, нужна правильная культурная политика. Что касается денег на реализацию проектов, в том числе телевизионных, то здесь можно рассчитывать и на донорскую поддержку, и на специальные государственные программы, и на помощь меценатов. Но чтобы всё это принесло результат, нужна системность действий, а её в Украине хронически не хватает…

— Сегодняшний телевизионный топ-ме­недж­мент зациклен на каких‑то скороговорках про рейтинги, рентабельность и таком прочем. Даже 10–15 лет назад было понятно, что всё это в общем‑то фикция. Сейчас очевидно и другое: что контент, который этими рейтингами стимулируется, имеет деморализующий эффект, ведёт, а вернее уже привёл к гуманитарной катастрофе. Неужели собственники телеканалов не в состоянии понять, что они пилят сук, на котором сами же и сидят?

— Быть может, и понимают, но им всегда было важнее другое… Мы, например, недавно узнали, что тот контент, который производит СТБ, и который мы считаем ужасным и невозможным, очень популярен в России. Там эти передачи не просто смотрят, а разбирают на цитаты! Ну кто же, скажите мне, «слезет» с сука, который приносит прибыль? До тех пор, пока владельцы телеканалов не перестанут жить сегодняшним днём и не подумают о дне завтрашнем, мы так и будем слышать все эти мантры о рейтингах…

— Возможно, необходимо на государственном уровне ввести какие‑то регламентирующие нормы, которые позволят «вытащить» культуру с задворок информационного пространства?

— Во всём цивилизованном мире именно так и происходит. В Германии, к примеру, мы встречались с представителями организации — аналога нашей Нацради з питань телебачення і радіомовлення. Они рассказывали, что выдают лицензию лишь тогда, когда точно знают, что в определённом регионе ощущается нехватка передач той или иной направленности — скажем, для детей. То есть лицензия выдаётся именно на это вещание и её выполнение строго контролируется. Что касается детского контента, то его у нас худо-бедно отслеживают, а вот культурным вообще никто не озабочен. Сейчас, конечно, идут разговоры о необходимости его создания, но на деле ничего не происходит — гораздо проще заниматься составлением «чёрных списков», против которых уже и телеканалы взбунтовались… Разве не абсурд, что едва ли не половина фильмов Эльдара Рязанова попала под запрет, потому что в них снялась Валентина Талызина? И это вовсе не распоряжение СБУ, потому что их «чёрные списки» касаются только въезда. Похоже, что это инициатива министра Кириленко! Зачем? Чтобы отрапортовать! Обычный голый популизм вместо системной грамотной работы…

Команда «Телекритики» с гостями вечеринки по поводу своего двухлетия. 2003

Команда «Телекритики» с гостями вечеринки по поводу своего двухлетия. 2003

Тут можно понять и телеканалы, которые, разуверившись в мудрости решений государственных органов, способны проигнорировать любую прогрессивную инициативу. Именно так произошло с текстом новой редакции закона «Об аудиовизуальных услугах», которая, кстати, разрабатывалась с участием европейских экспертов. Поначалу телеканалы вообще никак на это не реагировали — считали делом далёкого будущего. А теперь, когда новый закон нужно принять и применить, поскольку это наше обязательство перед ЕС, все проснулись и начали рассказывать, как он плох… Потому что телеканалы хотят большей либерализации и не заинтересованы в усилении регулирующей роли государственных органов, той же Нацрады. Да, нужно обсуждать частности, нужно отсечь саму возможность любых злоупотреблений, но без законодательного регулирования деятельности медиасферы всё равно не обойтись.

— Давайте вернёмся к культурному контенту. Понятно, что он важен для развития страны, для её национальной безопасности, но ведь это же ещё и очень интересно! То, чем мы располагаем как страна с историей, традициями, искусством, — настоящий «клондайк» для телевизионщиков, и всё это потенциально продаваемый контент, как, например, продукция Discovery или National Geo­graphic.

— Согласна, однако как редактор сайта я точно знаю, что содержательные, увлекательные, познавательные тексты или интервью наберут намного меньше заходов, чем какая‑нибудь ерунда с броским заголовком или какой‑то скандал. И концерт Вакарчука, показанный на «1+1», не перешибёт по рейтингам очередное шоу с российскими «звёздами». То есть мы опять возвращаемся к тому, с чего начали — к недальновидности медиасобственников, к их желанию идти самым лёгким путём и не ломать голову над тем, как создать что‑то по‑настоя­ще­му новое, актуальное, способное привлечь и широкую зрительскую аудиторию, и рекламодателей… Тут нужны большие системные сдвиги, но и они мало что дадут, если не изменится позиция самих собственников…

На недавнем нашем круглом столе бывшие члены Нацрады говорили, что ещё полгода назад «Плюсы» предлагали убрать из эфира наиболее одиозные российские сериалы и закупать что‑то другое. Все каналы отказались. Теперь им говорят: «Если бы вы приняли какие‑то решения, то профильный комитет Верховной Рады, медийные общественные организации не были бы сейчас настроены так жёстко в плане ограничений». Но они не способны думать на два шага вперёд…

— Все вроде бы знают, что самый прибыльный бизнес — торговля людьми, оружием и наркотиками. Но это нелегальный бизнес. А вот продажа телевизионного продукта — столь же вредоносного по своей сути — является, тем не менее, бизнесом легальным.

— Потому я и говорю, что государство должно усилить свои регулятивные функции, поставить «красные флажки» там, где они должны стоять. С другой стороны, должна работать система преференций. Объединение этих двух составляющих может дать желаемый результат. Если медийщики почувствуют заинтересованность в производстве культурного контента, увидят, что он поддерживается и поощряется, то, уверяю вас, появятся и соответствующие проекты, и передачи.

— Есть ещё один момент — дикое невежество самих медийщиков, их неспособность сделать грамотный материал о том или ином культурном событии. Недавно был случай, когда на наше парт­нёрское мероприятие — научно-историческую конференцию — прибыло 13 телекамер, а в новостях вышел только один сюжет. Всё остальное было «зарублено» на редакторском уровне.

— Здесь действительно многое зависит от руководства ньюсрума — они решают, какой сюжет монтируется и какой пойдёт в эфир. Если им самим это неинтересно или в тот же день происходило что‑то, по их мнению, более важное, о вашей конференции будут знать только её участники. Хотя на самом деле она, вероятно, важна и для музейщиков, и для сотрудников академических институтов, и для студентов-историков, и для культурологов… Мне кажется, что нужно обучать медийщиков освещать культурную тематику — на специальных семинарах, курсах, в журналистских школах. В советские времена — как бы к ним сейчас ни относились — в каждой газете существовал отдел культуры, и брали туда не кого попало, а профессионалов высокого уровня, в том числе искусствоведов и историков… Потому что власть хорошо понимала и роль культуры в сохранении тоталитарного государства, и роль идеологии в системе культуры. Их взаимо­связь существует и теперь, но нужно иметь достаточно ума, чтобы уяснить, казалось бы, очевидную вещь: не поддерживая культуру, не рассказывая ежедневно и ежечасно о новых спектаклях, выставках, книгах, фильмах, не развивая общество интеллектуально и духовно, мы не построим новую страну. Безусловно, всё это требует денег… На сегодняшний день я вижу выход в работе с донорами. Так, например, наши передачи «Донбасс: честно», показанные Киевской государственной региональной телерадиокомпанией, были созданы благодаря польско-канадской программе поддержки демократии при содействии МИД этих стран. Подобные точечные инициативы способны изменить нынешний медиаконтент. Пока что, правда, это больше похоже на «затыкание дыр», но всё равно необходимо прилагать усилия для продвижения качественно новых проектов — пусть даже на маленьких каналах или в Интернете. Важно начать…

Беседовала Анна Шерман

Круглый стол «Где брать дополнительные средства на производство украинских фильмов?», проведённый 4 марта 2015 г. в Доме кино по инициативе «Телекритики»

Круглый стол «Где брать дополнительные средства на производство украинских фильмов?»,
проведённый 4 марта 2015 г. в Доме кино по инициативе «Телекритики»