Панно на стене «Комнаты сказок» в Национальной библиотеке Украины для детей. 1979. Фото Д. Краснова

Монументально-декоративная керамика Ольги Рапай

Материал из журнала “Антиквар” №93: Новый взгляд на керамику


Ольга Рапай — одна из наиболее известных керамисток Украины второй половины ХХ века. Её творчество удивительно цельно, самобытно и узнаваемо. В каких бы разновидностях керамики она ни работала — в станковой, малой или монументально-декоративной пластике — везде проявляла себя в одинаковой степени талантливо, как крепкий профессионал и смелый экспериментатор.

Ольга Рапай. 1960-е гг. Фото из архива О. Рапай

Ольга Рапай. 1960-е гг. Фото из архива О. Рапай

Родилась О. Рапай в 1929 г. в Харькове. В 1947‑м поступила в Киевский государственный художественный институт, однако учёба была прервана ссылкой в Сибирь, куда Ольгу отправили как дочь репрессированного еврейского поэта Переца Маркиша. После смерти Сталина и последовавшей реабилитации она вернулась к учёбе и в 1956 г. защитила диплом по специальности «скульптура». По окончании института Ольга Перецевна получила распределение на Киевский экспериментальный керамико-художественный завод, где на протяжении 11 лет создавала фарфоровые статуэтки, портретные бюсты, детские наборы, сувениры, декоративные плакетки 1. Проявить себя в жёстких рамках производства ей, как и любому другому художнику, было очень непросто: строгий заводской график, работа по плану, необходимость приспосабливать готовые модели к массовому тиражированию — всё это сковывало индивидуальную и творческую свободу.

Принцесса и свинопас. Фрагмент панно на стене «Комнаты сказок» в Национальной библиотеке Украины для детей. Фото Д. Краснова

Принцесса и свинопас.
Фрагмент панно на стене «Комнаты сказок» в Национальной библиотеке Украины для детей.
Фото Д. Краснова

По воспоминаниям самой Рапай, найти своё призвание и путь в искусстве помог случай. Однажды, проходя мимо книжного магазина в Москве, она обратила внимание на размещённый в витрине альбом с керамикой Пабло Пикассо. Опубликованные там вещи поразили её новизной и необычностью художественного языка. Она поняла, что до сих пор занималась не своим делом, а то, чему действительно стоит посвятить жизнь — керамика, возможности которой поистине безграничны. В 1967 г. Ольга Рапай увольняется с завода. По словам её подруги, художницы Павловской, не каждый в те времена решался уйти с производства, дающего определённый статус и постоянный заработок, на работу творческую, сопряжённую с поиском заказов и материальными трудностями. Для этого требовалось большое мужество…

Собственно с глиной Рапай начала работать ещё в заводской период — в начале 1960‑х, когда директор Киевского цирка попросил Ольгу Перецевну оформить их новое здание. Художница вылепила тогда много фигур циркачей, заполнив ими всю мастерскую. Однако композиция так и не была установлена на месте, поскольку у организации не нашлось средств для её выкупа. Но Рапай не оставила тему цирка: образы артистов она превосходно воплотила в фарфоре («Бип», «Олег Попов», клоуны, наездницы, акробатки), а странствующих комедиантов, музыкантов и циркачей сделала в последующем едва ли не главными героями своих керамических произведений. Красноречивы слова самой художницы по этому поводу: «Клоуны, шуты, скоморохи, акробаты, фокусники — любимые мои персонажи. Весёлые, беззаботные, они пренебрегают комфортом и спокойствием. Они смелые, не боятся говорить правду в глаза властям. Они всю жизнь в дороге. Приезд бродячих циркачей в какой‑нибудь город всегда праздник для детей и взрослых» 2.

Создание больших декоративных скульптур стало для художницы бесценным опытом, позволившим почувствовать потенциал керамики, увидеть, насколько она способна преображать среду обитания человека. Поэтому после ухода с завода вопрос с выбором дальнейшего направления творчества решился сам собой; помогли в этом и первые заказы по оформлению архитектурных объектов.

Фрагмент панно на сказочную тему (вероятно, находилось в торговом центре на пр-те Победы). 1970-е гг. Фото из архива О. Рапай

Фрагмент панно на сказочную тему (вероятно, находилось в торговом центре на пр-те Победы). 1970-е гг. Фото из архива О. Рапай

Согласно архивным данным 3, Ольга Рапай реализовала в архитектуре 15 керамических проектов. В 1968 г. она начала работу по оформлению торгового центра на Брест-Литовском проспекте (ныне — пр-т Победы, № 5–27), где создала барельефы на сказочную тему. В 1969‑м исполнила совместно с Иваном Марчуком и В. Мельниковым мозаичное панно «Любіть книгу — джерело знань» на торце школы № 82 по улице Н. Шпака (в те годы оно хорошо просматривалось со стороны проспекта Победы). Среди мозаик на фасадах киевских школ эта выделяется тщательностью исполнения, красивой графикой кладки, плоскостной трактовкой фигур. Декоративные качества панно отмечали многие исследователи: Алла Ревенко, например, назвала его одним из лучших произведений 1960‑х гг. 4

«Любіть книгу — джерело знань». Мозаичное панно на торце СШ № 82. 1969. Фото Д. Краснова

«Любіть книгу — джерело знань». Мозаичное панно на торце СШ № 82. 1969. Фото Д. Краснова

В начале 1970‑х были созданы декоративные рельефы в ресторанах «Славутич» (панно «Киев молодой» и «Киев Древний») и «Краков». Отдельные фрагменты композиций на сказочные темы в интерьере «Кракова», запечатлённые на архивных фото, удалось идентифицировать благодаря публикации в журнале «Химия и жизнь» за 1979 г. 5. Друг и коллега Ольги Рапай, скульптор Борис Довгань, который вместе с ней оформлял гостиницу «Славутич», вспоминал о серьёзном подходе художницы к разработке сюжетной программы рельефа о древнем городе: «Она хорошо знала мифологию и включила в композицию легендарных персонажей из истории Киева. Восемнадцать квадратных метров керамического рельефа она расписала сама. Увы, эти панно уничтожены». Во всех монументально-архитектурных композициях О. Рапай проявляла знание традиций мирового и народного искусства, безупречный вкус и изобретательность.

Фрагмент керамического рельефа на воздухозаборной шахте в Пуще-Водице. 1973. Фото из архива О. Рапай

Фрагмент керамического рельефа на воздухозаборной шахте в Пуще-Водице. 1973. Фото из архива О. Рапай

В гостинице «Братислава» Ольгой Перецевной были оформлены два ресторанных зала на первом и втором этажах. «Славянский зал» украшали небольшие керамические вставки с гербами городов-побратимов Киева и располагавшиеся фризом рельефные изображения женских фигур, олицетворявших славянские народы. На одном из них украинка, русская и белоруска вместе несли гирлянду роз. В зале также стояло множество керамических ваз (в том числе больших напольных). Ресторан на втором этаже был оформлен в духе киевской старины, на которую настраивали скульптурные изображения древнерусских князей Кия, Щека и Хорива, другие элементы декора. Если в ресторанах «Краков», «Славутич» и «Братислава» керамические панно исполняли роль станковых картин, то в помещениях, где им отводилась вся поверхность стены, они выступали на равных с архитектурой в организации пространства.

Фрагмент панно в ресторане «Краков». 1974. Фото из архива О. Рапай

Фрагмент панно в ресторане «Краков». 1974.
Фото из архива О. Рапай

Многие исследователи называют керамику О. Рапай «особым миром». Возможно, потому, что в своих скульптурах и рельефах она не просто воплощала определённый сказочный или литературный сюжет, а соединяла всем знакомых персонажей с фантастическими существами, живущими и действующими только в сочинённых ею «мирах». Особенно это ощутимо в оформлении интерьеров Национальной библиотеки Украины для детей, являющих собой великолепный пример единства архитектуры и монументально-декоративного искусства. (Заметим, что в 1970‑е гг. вопросам синтеза искусств уделялось огромное внимание, они активно обсуждались на страницах специализированных изданий, становились предметом творческих дискуссий.) В со­здании художественного образа этого уникального объекта киевского архитектурного постмодернизма 1970‑х гг. приняли участие Ольга Рапай (керамические рельефы, вазы), Борис Довгань (скульптура, рельефы из бронзы), Александр Миловзоров (ковка, витраж), С. и Е. Кравченко (гобелен).

Одна из крупнейших детских библиотек уже тогда была оснащена по последнему слову техники. Люди, проводившие там в 70–80‑е свой досуг, вспоминают, что здание покидать не хотелось — в нём хотелось жить. И это неудивительно, ведь оформлявшие его художники сделали всё, чтобы открыть ребёнку дивный мир книги, пробудить его фантазию, интерес к знаниям и творчеству.

Произведения Ольги Рапай в интерьерах библиотеки представляют почти все жанры декоративной керамики: малую пластику, настенные панно, вазы, маски, рельефы… Уже в вестибюле поблёскивающие перламутром фантастические вазы-цветы и кашпо для комнатных растений создают особую, чуть таинственную и праздничную атмосферу. В зале на втором этаже панно «Первопечатники» рассказывает об истории письменности древних вавилонян, египтян и ацтеков, о летописцах Древней Руси, книгопечатании в Средневековой Европе и в наше время.

Панно «Первопечатники» на втором этаже Национальной библиотеки Украины для детей. 1979. Фото Д. Краснова

Панно «Первопечатники» на втором этаже
Национальной библиотеки Украины для детей. 1979. Фото Д. Краснова

А большое керамическое панно в центре читального зала для самых маленьких посетителей можно рассматривать часами: кажется, что любимые герои прямо на наших глазах разыгрывают всё новые и новые истории. Панно опоясывает круглую стену расположенной внутри комнаты сказок. Заходя в неё, будто попадаешь в большой калейдоскоп с красочными стёклами витража-зодиака наверху. В этой комнате прежде показывали диафильмы, теперь — мульт­фильмы и видеофильмы.

Комната сказок внутри читального зала. Фото Д. Краснова

Комната сказок внутри читального зала. Фото Д. Краснова

Композиция «Музыкальное дерево» в зале отдела искусств Национальной библиотеки Украины для детей. 1979. Фото Д. Краснова

Композиция «Музыкальное дерево»
в зале отдела искусств
Национальной библиотеки Украины
для детей. 1979. Фото Д. Краснова

Доминантой зала отдела искусств (раньше — зала нотно-музыкальной литературы) является объёмно-пространственная композиция «Музыкальное дерево», которая помимо декоративной выполняет ещё и функциональную роль — маскирует конструкцию опоры. Небольшие керамические ниши заполняют «музыкальные номера» — сюжетные сценки «с участием» великих композиторов прошлого (Паганини, Моцарта), античных, балаганных, джазовых, народных музыкантов. Прообразы некоторых персонажей (бандуристок, арфистки, саксофониста) без труда узнаются в фарфоровых статуэтках художницы 1960‑х гг. Завершает керамический цикл населённое лесными мавками, зверями и птицами таинственное дерево-подсвечник, установленное по центру стола зала заседаний.

Фрагмент пространственной композиции «Музыкальное дерево»

Фрагмент пространственной композиции «Музыкальное дерево»

Тема диковинной керамической флоры была продолжена Ольгой Рапай в интерьерах институтов физиологии растений и ботаники. В Институте физиологии растительные формы приняли вазы и светильники в баре, а в Институте ботаники — пространственная композиция в вестибюле.

Керамические люстры в баре Института физиологии им. А. Богомольца НАН Украины. 1980. Фото из архива О. Рапай

Керамические люстры в баре Института физиологии им. А. Богомольца
НАН Украины. 1980. Фото из архива О. Рапай

Композиция «Растение» в вестибюле Института ботаники им. Н. Г. Холодного. 1982. Фото из архива О. Рапай

Композиция «Растение» в вестибюле Института ботаники им. Н. Г. Холодного. 1982. Фото из архива О. Рапай

Последним аккордом монументальной керамической сюиты Ольги Рапай стали живописные панно на фасаде Дома национальных творческих коллективов Украины. Три коврово-орнаментальные композиции из цветов и райских птиц размещены на уровне пятого и шестого этажей. А первый этаж здания опоясывает яркая фризовая композиция, поражающая удивительно нарядной и праздничной, будто исполненной на одном дыхании живописью керамическими красками. Её, кстати, очень интересно рассматривать вблизи, ведь при обжиге краски глазури сплавляются, образуя неописуемо красивые оттенки. Сказочно прекрасные поляны и рощи, где так вольготно живётся зверям, райским птицам и лебедям, стали фоном для изображения торжественной сцены украинского свадебного обряда. В этом панно проявились искренняя любовь Ольги Рапай к народной культуре и её традициям, её восторженное восприятие красоты окружающего мира, оно воспринимается как гимн народному творчеству.

Работа художника-монументалиста всегда сопряжена с огромной ответственностью, но вместе с тем она предоставляет автору уникальную возможность демонстрировать своё искусство широкому зрителю. Ведь станковые произведения уходят из мастерской, оседая в музейных фондах и частных коллекциях, а архитектурная керамика могла бы всегда оставаться с нами. Если бы не невежество тех, кто позволяет её уничтожать…

Примечания

1 Подробнее о начальном периоде творчества О. Рапай см. в кн.: Кар­пин­ская-Романюк Л., Корусь Е. Фарфор Ольги Рапай. — Х., 2015.
2 Зайченко О. Творчість Ольги Рапай. Дипломна работа. — К.: НАОМА, 2003 (машинопис, на правах рукопису). — С. 60.
3 Архив О. П. Рапай, хранящийся в Центре исследований истории и культуры восточноевропейского еврейства; личное дело О. П. Рапай, хранящееся в Национальном союзе художников Украины.
4 Ревенко А. Шляхи вирішення синтезу і втілення життєвої правди в українському мо­ну­мен­тально-декоративному мистецтві // Мистецтво і життя. Проблеми сучасного українського образотворчого мистецтва (зб. ст.). — К.: Мистецтво, 1978. — С. 84.
5 Осокина Д. Как украшают дома // Химия и жизнь. — 1979. — № 4. — С. 49–52.