Классики и современники

Материал из журнала “Антиквар”, 2013 г., №4


Рынок скульптуры по объемам продаж значительно уступает рынку живописи, однако даже за посмертные отливки с моделей «культовых» авторов коллекционеры готовы платить миллионы…

Пластика на международных аукционах

В списке топ-500 художников, составленном аналитиками компании Artprice по результатам международных аукционных продаж 2011 года, оказалось чуть более 50 «чистых» скульпторов. (Даже если считать вместе с поп-артистами, минималистами и концептуалистами, работавшими и работающими преимущественно с объемами и пространством). В первую сотню попали Александер Колдер (№23, $64,4 млн. за 485 лотов), Альберто Джакометти (№27, $53,6 млн., 252 лота), Джефф Кунс (№53, $36,3 млн., 96 лотов), Генри Мур (№60, $32 млн., 409 лотов), Огюст Роден (№66, $28,5 млн., 148 лотов), Ю Мин (№92, $18,9 млн., 125 лотов) и Марино Марини (№93, $18,2 млн., 292 лота). Ещё ниже в этом перечне расположились такие хрестоматийные имена, как Бранкуси (№137), Ханс Арп (№179), Аристид Майоль (№217), Жан-Батист Карпо (№334), Александр Архипенко (№417) и Жак Липшиц (№471).

Alexander Archipenko. Blue Dancer. 1964

Alexander Archipenko. Blue Dancer. 1964

Общая выручка от работ скульпторов из первой сотни составила в том году $252 млн. или вполовину меньше показателя продаж первого номера списка – китайского живописца Чжан Дацяня ($554,5 млн.). Такой огромный разрыв между рынками живописи и скульптуры объясняется просто: первый имеет дело с произведениями, позиционирующимися как уникальные, второй – с вещами по большей части тиражными. К примеру, за последние лет пять только на аукционах Christie’s можно было видеть более 10 отливок знаменитого роденовского «Поцелуя», изготовленных как при жизни мастера, так и после его смерти. Конечно, стоимость их оказывалась намного ниже, чем у равнозначных работ живописцев – современников Родена (скажем, на июньских торгах 2008 года, когда «Кувшинки» Моне ушли за $80,5 млн., «Танцовщицы» Дега – за $26,5 млн., а «Портрет Лизы» Ренуара – за $4,5 млн., отливка «Поцелуя», выполненная в 1910-х, была продана всего за $830 тыс.).

Впрочем, у рынка скульптуры имеется довольно значительный скрытый резерв – пластика «чистых» живописцев. Таких оказывается не так уж мало – Дега, Гоген, Пикассо, Матисс, Модильяни, Миро, Эрнст, Дали, Де Кунинг, Базелиц и др. – а их скульптурные опыты котируются весьма высоко. Напомним лишь, что в 2010 году за монументальный рельеф Матисса «Обнаженная со спины» уплатили $48,8 млн. (при годовом показателе продаж – $174 млн.), а за «Голову» Модильяни – $52,7 млн. (годовой показатель продаж – $139,9 млн.).

Что касается структуры рынка пластики и маркетинговых подходов, то здесь крупнейшие международные аукционные дома стараются в целом придерживаться сегментации по основным периодам истории искусства или по национальному принципу. Скажем, скульптуру Древнего Востока, Египта, Греции и Рима нужно искать на аукционах «Древности», произведения мастеров XV-XVIII вв. – на торгах скульптуры старых мастеров (Sotheby’s) или декоративного искусства этого периода (Christie’s, Bonhams), пластику 2-й пол. XIX – 1-й пол. ХХ вв. – на торгах «Искусство импрессионизма и модернизма». Соответственно работы американских, британских, латиноамериканских, русских или китайских скульпторов будут более широко представлены на соответствующих тематических аукционах

Впрочем, необходимость рационального ведения бизнеса нередко вынуждает менеджеров и экспертов отступать от четкой историко-культурной сегментации. Поэтому, наверное, немногочисленные памятники средневековой европейской пластики выставляются либо на аукционах «Древности», либо на торгах скульптуры старых мастеров. Если до кризиса Christie’s мог позволить себе позиционировать европейскую скульптуру XIX в. в рамках отдельных лондонских торгов искусства этого периода, то в последние годы все более-менее интересные произведения европейских ваятелей XIV-XIX вв. выставляются на аукционах «500 лет: декоративное искусство Европы». Мейнстримную пластику прошлого века и даже «кабинетные» вещи крупнейших мастеров этого периода (Джакометти, Мур, Чедвик и др.) регулярно выставляют на торгах «Дизайн 20 века» вместе с мебелью, светильниками, вазами и коврами.

Антики и старые мастера

Bonhams, Christie’s и Sotheby’s в общей сложности проводят 10 регулярных аукционов «Древности» в год. До половины лотов на каждом из них составляет пластика. Оценочная стоимость топ-лотов обычно колеблется от нескольких сотен тысяч долларов до миллиона. Однако время от времени и в этом сегменте рынка случаются продажи на уровне нескольких десятков миллионов. В июне 2007 позднеэллинистическая бронза «Артемида с ланью» ушла за $28,8 млн. В декабре того же года за древнешумерскую миниатюрную фигурку львицы (высота 8,3 см.) заплатили $57,2 млн. Спустя три года мраморный бюст Антиноя, датируемый II в. н.э., был продан за $23,8 млн. Все эти ценовые достижения – заслуга экспертов и менеджеров Sotheby’s. Из топ-продаж 2012 года отметим бюст древнеримского императора Германика, принадлежавший знаменитому «похитителю» греческих мраморов лорду Элгину (Sotheby’s, $8,1 млн.), и древнеегипетскую «Изиду» (Christie’s, $5,9 млн.). Напомним, что уже много десятилетий новые археологические находки в Греции, Италии, Египте и Месопотамии автоматически становятся собственностью государства, а их продажа и экспорт считаются незаконными. Вследствие этого стоимость произведений скульпторов древности, имеющих надежный провенанс, очевидно, будет только повышаться.

Антиной. 2 в. н.э. Мрамор

Антиной. 2 в. н.э. Мрамор

Предложение на рынке скульптуры европейских мастеров XIV-XVIII вв. выглядит довольно бедно в сравнении с рынком живописи и графики этого же периода. Если в июле прошлого года в рамках лондонской «недели искусства старых мастеров» на аукционе живописи Christie’s были выставлены работы Лоренцетти, Брейгеля (Младшего), Рембрандта, Сурбарана, Рейсдаля, то на торгах «500 лет: декоративное искусство Европы» можно было видеть несколько бронзовых и мраморных копий с антиков, выполненных итальянскими и французскими скульпторами XVI-XVIII вв., пару образцов испанской деревянной пластики и десяток кабинетных бронз второстепенных авторов XVIII-XIX вв. Стоимость их не превышала $50 тыс.

Более «весомой» тогда оказалась коллекция пластики старых мастеров, подготовленная Sotheby’s. Здесь была представлена и готическая «Богоматерь с младенцем», вырезанная из кости ($623 тыс.), и майоликовый «Спаситель» Андреа делла Роббиа ($105 тыс.), и барочный бюст баварского курфюрста Максимилиана II Эммануила работы Вильгельма де Грофа ($284 тыс.).

Однако произведения выдающихся скульпторов XV – XVIII вв. на рынке появляются крайне редко, почти всегда вызывая ажиотаж среди коллекционеров. В 2002 году терракотовая фигура мавра работы Лоренцо Бернини, являющаяся одним из вариантов модели для центральной скульптуры фонтана Дель Моро в Риме, ушла с десятикратным превышением верхнего эстимейта за $3,2 млн. (Sotheby’s, Лондон). В 2006 и 2008 терракотовые рельефы Донателло, изображающие Мадонну с младенцем, были проданы за $4,4 млн. и $5,6 млн. соответственно (Sotheby’s, Нью-Йорк). 2008 год был отмечен ещё двумя высокими ценовыми показателями: за деревянную статую Св. Екатерины мастера поздней готики Тильмана Рименшнайдера заплатили $6,3 млн., а за бронзовую отливку XVIII в. с не сохранившейся серебряной модели флорентийского маньериста Джамболоньи «Геракл, борющийся с кентавром» – $4,7 млн.

Тильман Рименшнайдер. Св. Екатерина.Кон. 15 - нач. 16 вв. Дерево.

Тильман Рименшнайдер. Св. Екатерина.Кон. 15 – нач. 16 вв. Дерево.

Оригинальным же произведениям скульпторов XVIII века пока далеко до такого уровня цен. В далеком 1993 году мраморный бюст графа де Гибера работы Жана-Антуана Гудона был продан за $825 тыс. (Christie’s, Нью-Йорк). Спустя двадцать лет работа выплыла на торгах живописи и скульптуры старых мастеров Sotheby’s, и хотя эксперты поставили ей нижний эстимейт $800 тыс., никто из покупателей на это, казалось бы, деликатное ценовое предложение не отреагировал. Парадоксально, но за живописный автопортрет современника Гудона Жана-Батиста Грёза на этом же аукционе заплатили в пять раз больше эстимейта – $350,5 тыс. Кстати, в 2006-08 гг. за бронзовые, гипсовые и мраморные бюсты Гудона охотно отдавали от $200 тыс. до $400 тыс.

Куда более активно ведут себя покупатели на рынке пластики XIX века. В упоминавшемся выше списке топ-500, помимо Родена, расположились ещё два французских скульптора этого периода – Жан-Батист Карпо и Антуан-Луи Барье. Не последнюю роль в продвижении их репутаций сыграл аукцион-распродажа собрания известных парижских антикваров братьев Фабиус, состоявшийся в октябре 2011 (Sotheby’s, Париж). К примеру, парные мраморы Карпо – «Девочка с раковиной» и «Мальчик-рыбак с раковиной» – тогда ушли за $1,3 млн. (Более ранний вариант «Девочки с раковиной» ещё в сер. XIX в. был приобретен императрицей Евгенией для Тюильрийского дворца.) Кроме того, еще десяток работ мастера были проданы от $100 тыс. до $500 тыс. В частности, за гипсовый эскиз «Танца» для здания парижской оперы заплатили $220 тыс.

Ж.-Б. Карпо. Танец. Эскиз. Ок. 1865. Гипс.

Ж.-Б. Карпо. Танец. Эскиз. Ок. 1865. Гипс.

Не меньшим успехом пользовались и чрезвычайно живые анималистические композиции Барье. К примеру, бронзовый «Слон», отлитый в 1832 г. в мастерской «Гонон и сыновья», был продан за $1,1 млн. Остальные два десятка бронз, изображающих разнообразных представителей животного мира (от крокодилов до бассетов), ушли по ценам от $10 тыс до $250 тыс. Из других скульпторов XIX века, чьи произведения последние два-три года продавались за значительные суммы, назовем Жана-Леона Жерома, Шарля-Анри Кордье, Эме-Жюля Далу.

Жером, более известный как живописец-академист, в своих скульптурах нередко экспериментировал с цветом, фактурами, использовал полудрагоценные камни. Не удивительно, что на фоне салонных ваятелей его работы выглядят удивительно свежо, возбуждая аппетит у коллекционеров. К примеру, аллегорическая женская фигура, посвященная недавно открытым терракотам Танагры, два года назад «улетела» за $295 тыс. (Sotheby’s, Лондон).

Кабинетная бронза XIX века всегда присутствует на русских торгах Sotheby’s, Christie’s и Bonhams. Нередко её можно видеть и на аукционах декоративного искусства. Старые отливки по моделям Е.Лансере, В.Грачева, Л.Позена, Н.Либериха, Е.Напса обычно оцениваются в пределах от $10 тыс. до $50 тыс., хотя за многофигурные композиции с оригинальным сюжетом коллекционеры готовы платить и больше. На последнем аукционе «Русское прикладное искусство» (Christie’s, Нью-Йорк) “Атакующий медведь” Евгения Напса, отлитый на петербургской фабрике Верфеля в 1882 году, ушел за $105 тыс. Интересно, что шестью годами ранее другой экземпляр из этого же тиража был продан всего за $30 тыс. (Sotheby’s, Нью-Йорк).

Е.Напс. Атакующий медведь. Бронза. Фрагмент

Е.Напс. Атакующий медведь. Бронза. Фрагмент

Импрессионизм и модернизм

Сегмент искусства импрессионизма и модернизма (до 1945 года) идет вторым по степени инвестиционной привлекательности, однако, как нетрудно догадаться, скульптура здесь далеко не самый главный фактор успеха. На вечерних торгах Christie’s и Sotheby’s, где выставляются наиболее важные (и дорогие) произведения, на скульптуру приходится в среднем 5-10 лотов (10-15% от общего количества). На дневных торгах количество скульптурных лотов может достигать полусотни, но все равно это в несколько раз меньше, чем живописных работ.

Например, в феврале текущего года на дневной сессии аукциона «Импрессионизм и модернизм» Christie’s доля скульптуры составила менее 20 лотов (из 109 проданных), на вечерней – 4 (из 33-х проданных). Самой дорогой работой вечерних торгов оказалась «Поляна» Альберто Джакометти – бронза, отлитая в мастерской Э.Сюсса уже после смерти автора в 1982 году ($4,4 млн.). За $2,2 млн. была продана отливка с «Ночи» Аристида Майоля, выполненная, как указано в каталоге, «в более поздний период». На дневных торгах скульптура была представлена именами Родена, Майоля, Пикассо, Мура, Арпа, Георга Кольбе, Вильгельма Лембрука, Джакомо Манцу, Ханны Орлофф и Балтазара Лобо. Разброс цен – от $12 тыс. до $800 тыс.

Скажем, «Экклезиаст» Родена (отливка 1999 года, тираж 12 экз.) был продан за $39 тыс., а «Девушка, закрывающая глаза рукой» Майоля (отлита при жизни автора, тираж 6 экз.) – за $114 тыс. Мраморный «Кардинал» Манцу ушел за 95 тыс., а «рубенсовская» бронзовая версия «Матери с ребенком» Мура (прижизненная, тираж 9 экз.) – за $114 тыс.

 Wilhelm Lehmbruck. Bust of a Woman. 1910-1922

Wilhelm Lehmbruck. Bust of a Woman. 1910-1922

В это же время Sotheby’s предложил своим вечерним клиентам три вещи Мура (от $640 тыс до $1,7 млн.), скульптоживопись Архипенко ($1,4 млн.), мрамор Барбары Хепуорт ($663 тыс.) и бронзу Миро ($436 тыс.). Стоимость топ-лотов на дневной сессии была практически та же: «Голова ребенка» Бранкуси ушла за $1 млн., «Женщина с веером» Лоранса – за $600 тыс., «Космическая Венера» Дали – за $490 тыс. В ценовом сегменте до $100 тыс. была представлена мелкая пластика Родена, Боннара (посмертные отливки мастерской Вальзуани), Майоля, Кольбе, Пикассо, де Кирико, Дали, Лобо, Манцу.

В 2012 году скульптурные стринги аукционов импрессионизма и модернизма выглядели посолиднее: «Прометей» (12,7 млн., Sotheby’s, Нью-Йорк) и «Муза» (12,4 млн., Christie’s, Нью-Йорк) Бранкуси, «Нога» Джакометти (11,3 млн., Christie’s, Нью-Йорк), «Лежащая: праздник» Мура ($30,1 млн., Christie’s, Лондон). Годом ранее за стальную нетиражную маску «Человек и свет» Хулио Гонсалеса заплатили $7,4 млн. (Sotheby’s, Лондон), а за посмертную отливку «Вздыбленной лошади» Дега – $2,2 млн.

Как уже отмечалось выше, модернистская пластика позиционируется и на аукционах дизайна ХХ века. Например, на мартовских текущего года торгах Sotheby’s фигурировали работы мастеров ар деко Деметра Чипару и Йоганна Прайсса ($12 тыс. – 50 тыс.). Для предрождественского аукциона 2012 года эксперты Sotheby’s припасли редкую многофигурную композицию Чипару «Девушки из варьете» ($434,5 тыс.) и скульптурную подставку для лампы А.Джакометти ($158,5 тыс.).

На парижских торгах Christie’s “Дизайн и декоративное искусство XX века» (май 2012) были представлены бронзы талантливого анималиста начала ХХ века Рембрандта Бугатти. Причем его «Нубийский лев» из коллекции литейной мастерской Эбрара стал самым дорогим лотом аукциона ($1,4 млн.). Кстати, Бугатти также входит в топ-500 художников с наиболее высокими показателями аукционных продаж. В 2010 году рынок его работ составлял около $10 млн.

Скульптура после 1945 года

В сегменте послевоенной и современной скульптуры сейчас, похоже, безраздельно царит американец Александр Колдер, родившийся в 1898 году. (Его одногодок Генри Мур, как мы уже знаем, почему-то задает тон на рынке искусства импрессионизма и довоенного модернизма.) В мае прошлого года, на том самом аукционе Christie’s, где оранжево-красно-желтый Ротко был продан за рекордные $86,9 млн., четыре композиции Колдера ушли за суммы от $5,8 млн. до $18,6 млн.

Кроме него, на важнейших торгах актуального искусства Sotheby’s, Christie’s и Phillips, обычно выставляется скульптура Луизы Буржуа, Эдуардо Чиллиды, Джеффа Кунса, Дональда Джадда, Аниша Капура, Девида Смита, Роберта Гобера, Энтони Гормли. Нередко там можно увидеть и пластические опыты известных живописцев – Виллема де Кунинга, Георга Базелица, Фернандо Ботеро. Порядок цен: от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов на вечерних сессиях и от пары десятков до миллиона долларов – на дневных.

Если на аукционах старой и даже модернистской скульптуры покупатель в основном имеет дело с изделиями из традициооных материалов (бронза, камень, глина, дерео), то на торгах contemporary art ему могут «подсунуть» и ржавое железо, и набитые ватой тряпки, и хромированный алюминий, и пластик разных сортов. К примеру, монументальный объект Теренса Коха «Наши бессонные десятилетия» (Phillips, ноябрь 2012, $25 тыс.) состоит, если верить каталогу, из старой хрустальной люстры, конфет «лоллипоп», веревок, краски, нефти, лошадиных и человеческих волос, а также «органического материала» самого автора.

C. Камарго. Рельеф №195. 1968. Дерево, белила.

C. Камарго. Рельеф №195. 1968. Дерево, белила.

Важным фактором развития рынка послевоенной и современной скульптуры последнего десятилетия следует считать появление новых влиятельных коллекционеров/инвесторов из Бразилии, Китая, Индии. В отличие от большинства русских и украинских миллиардеров, вкладывающих деньги в «яйца Фаберже», классическую живопись и западное актуальное искусство, они покупают и продвигают художников-соотечественников. Во многом благодаря их усилиям, в топ-500 вошли скульпторы Ю Мин (Тайвань), Чжан Ван (Китай), Хесус Сото (Венесуэла), до нескольких сотен тысяч выросли цены на работы бразильских скульпторов Лидии Кларк и Сержио Камарго. Дождутся ли когда-нибудь таких меценатов украинские скульпторы?