Инвестиции в искусство

“У нас услуга арт-банкинга только на стадии зарождения, да и вся банковская система страны достаточно молода, как и её арт-рынок,” – Алексей Александров, помощник председателя правления, начальник департамента персональных банковских услуг УкрСиббанка BNP Paribas Group.

Алексей Александров, помощник председателя правления, начальник департамента персональных банковских услуг УкрСиббанка BNP Paribas Group

 

Желание состоятельных людей, в том числе и наших клиентов, диверсифицировать свой капитал, заставляет их искать ниши для нового инвестирования. В последние годы в этом качестве всё чаще выступает изобразительное искусство. Иногда клиенты способны сами разобраться в том, куда стоит вкладывать деньги, но, как правило, им нужен совет: какому художнику отдать предпочтение и почему, по каким ценам продаются его работы на мировых аукционах, нужно ли проводить экспертизу или реставрацию работы и кто может её сделать, как обеспечить сохранность своего приобретения и т. д. Всё это и есть арт-банкинг, то есть финансово-консультационное сопровождение инвестиций в искусство.

В Украине деньги вкладывают главным образом в отечественную и русскую классику, работы мастеров рубежа XIX–XX вв., картины современных, но уже получивших признание, художников. Некоторые приобретают работы ещё не оценённых по достоинству авторов, однако это сопряжено с бóльшим риском. Следуя всем этим веяниям, мы с коллегами стали читать специальную литературу. Среди прочих книг была и «Как продать за 12 миллионов чучело акулы» Томпсона. Честно говоря, мы были поражены, с каким блеском, порой из ничего, делаются колоссальные деньги. Правда, насколько такое возможно в Украине, не знаю.

У нас услуга арт-банкинга только на стадии зарождения, да и вся банковская система страны достаточно молода, как и её арт-рынок. Поэтому по сравнению с Западом, где уже давно существуют паевые инвестиционные фонды, задача которых — инвестирование в предметы искусства и проведение операций по их купле-продаже, где столетиями работают аукционные дома и вся информация о продажах доступна, где не существует особых сложностей с ввозом и вывозом предметов искусства, нам приходится очень трудно. Во-первых, в большинстве случаев невозможно проследить провенанс вещи. Крайне редко известна история трёх-четырёх продаж, и поэтому понять, насколько хорош данный предмет как инвестиционное вложение, довольно сложно. Во-вторых, абсолютно непрозрачно то, что на фондовом рынке называется листингом1. Отсутствует некий официальный показатель, доходность по которому служит ориентиром для сравнения результативности инвестиций. Совокупность этих факторов обусловливает, в свою очередь, сложности со страхованием: соответствующие компании не могут предложить, например, покрытие риска от подделок, потому что не могут его рассчитать.

Много проблем возникает и в том случае, когда избранный для инвестирования объект находится на западном рынке: сначала нужно решить непростой вопрос о выводе денег, а затем о ввозе и возможности (при необходимости) последующего вывоза произведения искусства. В отличие от России, где эти проблемы уже решены, наше законодательство очень ограничивает клиентов.

И последнее. Хотя официально везде говорится, что мы как банк можем выдавать кредиты на покупку произведений искусства, на самом деле механизм подобного кредитования отсутствует. Хотя, повторюсь, клиенты, интересующиеся арт-банкингом, уже есть, и благодаря им мы начали работать как с партнёрами с рядом галерей и антикваров. Направление это признаётся очень перспективным, но только после законодательного урегулирования всех вопросов оно заработает в полную силу.

Залишити відповідь